Александр Вайсберг

Глава из неопубликованной книги Игоря Гарина "Ангелы библиотек. Моя жизнь в науке и литературе", 660 с.
 
Выдающийся физик Александр Семенович Вайсберг в 1920 году поступил в Венский университет, одновременно учился в Высшей технической школе. В 1926 году получил диплом инженера в области физической техники. Тогда же переехал в Берлин, где преподавал физику в Берлинской высшей технической школе и занимался научной работой под руководством Вильгельма Вестфаля. В 1927 году вступил в Коммунистическую партию Австрии, а затем и коммунистическую партию Германии. Известный писатель, автор "Слепящей тьмы" Артур Кёстлер, который дружил с А.Вайсбергом, описав его как хорошо подготовленного марксиста, непримиримого в философских дискуссиях.

В марте 1931 года А.Вайсберг стал одним из первых иностранцев, приглашенных на работу в харьковский УФТИ его основателем и первым директором Иваном Обреимовым. Здесь он возглавил строительство опытной станции глубокого охлаждения для экспериментов по физике низких температур. Вайсберг прекрасно знал западных физиков, и ему было поручено привлечь в Харьков других выдающихся коллег. По инициативе Вайсберга в институт позже приехали Мартин и Барбара Руэманны. Обреимов, Лейпунский и Вайсберг сколотили в УФТИ поистине золотую группу иностранцев, насчитывавшую 11 человек. В эту группу входили Фридрих Хоутерманс и его жене Шарлотта, Мартин Руэман и его жена Барбара, аспирант Ландау венгр Ласло Тисса, Фриц Ланге, Конрад Вайсельберг, Юрген Петерс, ассистент Ланге, и другие.

Создание станции требовало не только огромной инициативы, но и частых поездок в Москву, где Вайсберг завел знакомства в Народном комиссариате тяжелой промышленности СССР и других учреждениях власти, в частности с Григорием Орджоникидзе, Георгием Пятаковым, Николаем Бухариным. Благодаря связям с партийно-хозяйственной верхушкой СССР Вайсбергу удавалось быстро получать заказанные детали и аппаратуру для станции. Кроме того, Вайсберг организовал издание в УФТИ Физического журнала на немецком языке, который в то время играл роль научной латыни. Успех в этом предприятии также был обеспечен поддержкой Бухарина.

После назначения нового директора УФТИ партийного выдвиженца С.А.Давидовича (1934 г.) Вайсберг вместе с Львом Ландау выступил против милитаризации и бюрократизации института, из-за чего Давидович несколько раз писал доносы в НКВД, но тогда они  не привели к аресту Вайсберга. Ситуация коренным образом изменилась в январе 1937 года, когда Вайсберга начали вызывать на допросы в НКВД. Следователь требовал от него признаться в создании подпольной контрреволюционной организации. Чувствуя, что темные тучи над его головой сгущаются, Вайсберг отказался от руководства строительства исследовательской станции и готовился покинуть СССР, поехав добровольцем на гражданскую войну в Испании. Однако 1 марта 1937 года он был арестован по «делу УФТИ» (http://www.proza.ru/2019/03/15/484).

Вайсберг провел в тюрьмах СССР почти 4 года — сначала в следственном изоляторе Харьковского управления НКВД, а затем в харьковской тюрьме, пребывание в которых  позже подробно описал в книге «Ведьмин шабаш. Россия в горниле чисток» (эта книга известна под другими названиями, в Украине переведена моим другом Юрием Ранюком под названием «Холодная гора»). Позже Вайсберга перевели в Лукьяновскую тюрьму в Киеве, а затем в московские Бутырки, как и многих других, обвинив в «участии в антисоветской контрреволюционной организации». В течение трех месяцев ученый отрицал за собой какую-либо вину, но под пытками признал себя виновным. Так возникло дело о двух «контрреволюционных группах» в УФТИ, в одну из которых входили иностранные специалисты и их жены: А.С.Вайсберг, Ф. и Ш.Хоутермансы, М. и В.Руэманны, Вайсельберг. Вторая была группой Л.Д.Ландау.

Как вспоминал сам Вайсберг, худшим для него было признаться в измене идеалам коммунизма и в шпионаже в пользу фашизма, к чему его склоняли следователи НКВД. Он считал это потерей репутации в глазах европейских коммунистов. Поэтому он взял на себя «вину» лишь в участии в «троцкистском заговоре». Сотрудники НКВД пытались подготовить Вайсберга в качестве свидетеля против Бухарина, но он так и не поддался.

После чистки органов НКВД на допросе 28 мая 1939 года и на последующих допросах Вайсберг от данных ранее показаний полностью отказался, заявив: «Мои показания от 1 июня 1937 года также не соответствуют действительности и я их не подтверждаю. Показания мною даны под влиянием камерной обстановки... Я никого из иностранцев в контрреволюционную группу не привлекал и никаких разногласий у меня с мероприятиями совгосударства не было». На допросе 11 июня 1939 года ему было предъявлено новое обвинение и он вновь заявил: «Виновным в предъявленном обвинении мне по ст.ст. 54-6 ч.1 и 54-11 УК УССР себя не признаю».

За освобождение А.Вайсберга и Ф.Хоутерманса ходатайствовали четыре нобелевских лауреата — Альберт Эйнштейн в письме Сталину 16 мая 1938, а также Ж.Перрен, И. и Ф.Жолио-Кюри в письме Генеральному прокурору СССР Вышинскому. Ниже приведен текст письма Альберта Эйнштейна Иосифу Сталину.

Господину Иосифу Сталину,
Москва, СССР
18 мая 1938 г.
Глубокоуважаемый господин Сталин, За последнее время мне стали известны несколько случаев, когда ученые, приглашенные на работу в Россию, обвиняются там в тяжких проступках — речь идет о людях, которые в человеческом плане пользуются полным доверием у своих коллег за границей. Я понимаю, что в кризисные и неспокойные времена случается так, что подозрение может пасть на невинных и достойных людей. Но я убежден в том, что как с общечеловеческой точки зрения, так и в интересах успешного развития строительства новой России чрезвычайно важно, чтобы по отношению к людям редкостных способностей и редкостных же творческих сил обращались с исключительной осторожностью. В этом плане я очень прошу Вас обратить внимание на дело, возбужденное против доктора Александра Вайсберга (Харьков). Господин Вайсберг — австрийский подданный, инженер-физик, работавший в Украинском Физико-техническом институте в Харькове. Очень прошу о том, чтобы в его случае был бы учтен отзыв о деятельности Вайсберга профессора Мартина Руэманна, руководителя лаборатории низких температур, который был передан в Наркомтяжпром весной 1937 г.
С глубоким уважением
Профессор Альберт Эйнштейн

31 декабря 1939 года особое совещание при НКВД СССР приняло по делу следующее решение: «Вайсберга Александра Семеновича как нежелательного иностранца, выдворить из пределов Союза ССР». 5 января 1940 года на мосту через Буг в Брест-Литовске он в числе других европейских коммунистов, антифашистских беженцев и прочих нежелательных иностранцев был передан офицерами НКВД офицерам гестапо. В 1940-1945 он находился в Краковском гетто, а также в концлагерях и тюрьмах на территории Польши, став активным участником польского Сопротивления. Из нацистского лагеря смерти был освобожден в 1945 году. В дальнейшем эмигрировал в Великобританию, где написал книгу, в которой описал репрессии сталинского и нацистского режимов.

Радио «Свобода» в апреле 2019 опубликовало материалы «Шабаш ведьм НКВД и гестапо.  Судьба Александра Вайсберга», в которой на примере судьбы выдающегося физика из УФТИ поведало о сотрудничестве НКВД и гестапо после подписания пакта Молотова-Риббентропа. После подписания этого позорного документа СССР и нацистская Германия провели 4 секретных совещания между сотрудниками НКВД и гестапо, посвященных способам подавления польского сопротивления и передаче Германии нескольких сот политзаключенных — преимущественно евреев и коммунистов, которые надеялись спастись от Гитлера в империи Сталина. На границе их уже поджидали сотрудники гестапо. В украинских архивах, открытых после революции 2014 года, были найдены документы, свидетельствующие о том, как в НКВД составлялись депортационные списки. По поводу сходства методов НКВД и гестапо имеется воспоминание Евгении Гинзбург в "Крутом маршруте" о сокамерницах-иностранках в "Бутырках".

Книга Вайсберга о сталинских тюрьмах и лагерях стала первой детальной хроникой ГУЛАГа, упредившей воспоминания А.И.Солженицына и открывшей западному читатели сталинские методы построения светлого будущего. Поэтому позже она была переведена на множество языков мира. Такая же судьба ожидала и изданную в 1956 году в Израиле в соавторстве с Йоэлем Брандом вторую книгу Вайсберга «Отчаянная миссия» (1956 г.), посвященную истории еврейского холокоста.

Профессор Принстонского университета Ирена Грудзинская-Гросс ныне работает над биографией Александра Вайсберга. В интервью Радио Свобода она рассказала о том, как сложилась его дальнейшая судьба. Ее интервью Свободе особенно актуально сейчас, в год, когда исполняется 80 лет со дня подписания пакта Молотова — Риббентропа, а доля положительно оценивающих роль Сталина россиян достигла рекордного уровня — 70%. Почти половина респондентов, согласно опросу, готовы оправдать сталинские репрессии. Это рекордный показатель за все годы соответствующих исследований. Об отрицательной роли Сталина в истории России заявили всего лишь 19% респондентов. По оценке социологов, положительное отношение к Сталину и его роли в истории страны закрепилось на уровне новой социальной нормы.

Ирена Грудзинская-Гросс поведала, что Советский Союз передавал нацистской Германии заключенных и до подписания пакта Молотова–Риббентропа в августе 1939 года. А всего с ноября 1939-го по март 1940 года было передано примерно 350 узников. Советские власти депортировали узников, которые не отказались от немецкого или австрийского гражданства. Тех, кто сменил его на советское, либо расстреливали, либо отправляли в лагеря. В основном, депортированные были коммунистами, прошедшими через советские тюрьмы. Самой известной была Маргарита Бубер-Нойман, написавшая книгу о том, как ее выслали, а в Германии отправили в концлагерь Равенсбрюк.

Узников собрали в Бутырской тюрьме, некоторое время откармливали и приводили в порядок, заставляли написать бумагу о сотрудничестве, затем сажали в поезд и передавали немцам. Некоторые отказывались ехать в Германию. Особо трагичным был случай актрисы Каролы Неер, которая не хотела расставаться с сыном. Она погибла в советском лагере. Заключенных-евреев оставляли в оккупированной немцами Польше, остальных отправляли в Германию: кто-то оказывался в тюрьмах и лагерях, кого-то отпускали. Годы войны Александр Вайсберг провел в оккупированной Польше: в краковском гетто, трудовом лагере Кавенчин возле Варшавы, в нескольких тюрьмах и на нелегальном положении. Находясь в краковском гетто, он узнал о том, что происходит в Освенциме. Вся его семья погибла во время Холокоста, а сам он чудом спасся. Вскоре после окончания войны он перебрался на Запад.

Александр Вайсберг принимал активное участие в деятельности «Конгресса за свободу культуры», антикоммунистической организации, которая поддерживала многих передовых интеллектуалов и писателей. Он был одним из свидетелей на антикоммунистическом процессе в Париже. Скончался Александр Вайсберг в Париже 4 апреля 1964 года.


Рецензии
Очень интересный рассказ о незаурядном человеке.
С дружеским приветом
Владимир

Владимир Врубель   07.06.2019 17:54     Заявить о нарушении