Дефект Дейнерис

Вчера я посмотрел шестую серию восьмого сезона «Игры престолов». Джордж Мартин наконец вывел основную идеологему киносаги. Добрая в дебюте королева Дейнерис из дома Таргариен по ходу пьесы превратилась в злобную фурию, готовую бесконечно проливать кровь живых, даже после того, как повержены все ее враги. Поехавшая крышкой Дейнерис завтра найдет других новых врагов и будет мочить их до полной победы над рабством. Ужасная мысль выплыла на поверхность: для Матери драконов главным стало не благополучие ее подданных, а вечная абстрактная война во имя свободы. Здесь кроется вывод: авторитарный правитель начинает за здравие, а кончает за упокой. Джон Сноу убивает свою любовницу Дейнерис, конвейер смертей в сказочных Семи королевствах остановлен. Дейнерис с образовавшимся в ее темечке моральным дефектом резко отправлена в расход. Намек вполне очевиден. Чем больше демократии в автократии, тем лучше живется народу в оной стране. Немудреный, прямо скажем, месседж.      
 
Существует несколько правдивых историй о приключениях писателей. Зацените еще одну на ту же тему. Однажды в Москве я случайно попал в гости к драматургине. Для конспирации назову ее Глаша. Квартира была двушка оригинальной планировки: кухня парила на подмостках над просторной гостиной. Хромированный раструб вытяжки блистал выше плиты. В смежной спаленке болела после жестокого бодуна подружка Глаши. Мы поужинали пастой в экзотичном итальянском соусе. Пили красное полусухое. Романтичная светская беседа. Намечалась ночь любви. Всё чудесно.
Глаша под шафе растеклась мыслью по древу. Оказалось, что великой, успешной и состоятельной она стала через постель. Ну, что тут удивительного? Это довольно распространенный способ «подняться» из грязи в княгини. Однако мне совершенно расхотелось спать с разудалой Глашей. Утром я ушел от хмельной чаровницы и больше не вернулся. Хотя эта приятная во всех отношениях лямур обещала взлет на сценарный олимп. Я тупо остался тем, кем и был до судьбоносного рандеву, то есть просто своенравным кретином, прощелкавшим очередной шанс выйти в Звезды.
Гораздо позже я понял, что поступил правильно. Если в человеке (организации, компании, отряде) есть моральный дефект, от ярко блестящего объекта надо бежать как можно быстрей и дальше. Токсичность заразна, змея под цветами обязательно ужалит. И вот тогда ты получишь настоящую серьезную пробоину и пойдешь ко дну. Даже булькнуть не успеешь!

Все имеет начало. Про конец я никогда не думаю. Сейчас я начал набрасывать новый роман, верней, какие-то разрозненные куски. Их набирается все больше, а столбовой дороги по-прежнему не видно. Когда я не знаю, как подступиться к работе, а пальцы уже зудят, я читаю классных авторов. Может, мне придет подсказка из опусов Артура Кларка, Братьев Стругацких, Роберта Шекли, Стивена Кинга, Джона Ле Карре, Питера Джеймса, Линкольна Чайлда, Тома Клэнси, Жерара де Вилье, Дэна Брауна. Ну, согласитесь, не портить же свое драгоценное зрение на Дарью Донцову?
Так неожиданно родился забористый триллер. Триль фантастичного покроя! Название «Мертвая мишень». Некоторые граждане после страшной гибели только начинают жить. Знаете, как-то живая обычная жизнь не удалась, прославиться не получилось, состояние не заработалось, зато пошла пруха в туманном состоянии призрака замка Rivarol!

Ахмад сидел на заднем кожаном сидении серой «Ауди». Широкие плечи, бычья шея и большая голова молчаливого водителя вздымались впереди. За рулем директорской машины находился бывший чемпион Дагестана по борьбе. Рашид Керимович Абаев непрестанно заботился о своей охране, подбирал опытных спортсменов, так как считал, что уголовники непредсказуемы, а поэтому опасны. Машина медленно подъезжала по проселку к внушительной по размерам стройплощадке. Рашид Керимович не обращал внимания на покачивания собственного холеного тела, когда немецкий автомобиль плавно преодолевал очередную колдобину.
«Я всегда могу отговориться, что помогал моджахедам под дулами их оружия, - размышлял предприниматель с бандитским позывным Ахмад, - но это будет слабая отмазка, если на мою фирму выйдет ФСБ. После смерти Ибрагима, конечно, с конспирацией стало получше. Тот полоумный фанатик носился по стране, привлекал внимание федов. Иса – в этом смысле более прагматичный. В принципе с ним работать можно. Но убирать какую-то девку моими людьми – это уже неоправданный риск. Я сейчас поставлю условие, что больше не буду выполнять мокрых поручений. Пусть Иса присылает своих боевиков. У него их больше, чем достаточно. Еще неизвестно, чем закончится эта ликвидация. Хотя Умар и Зелимхан должны сделать всё, как надо. В их послужном списке уже были зачистки куда более сложные… Я сейчас отрабатываю свой денежный долг и беру последний кредит у Исы. Больше я в долг у него брать ничего не буду. Проклятый кризис – во всех бедах виноват только он. Но теперь, когда деньги Исы будут получены, я смогу закончить этот поселок, коттеджи уже почти все раскуплены, на волне успеха уйдут и остальные, прибыль закроет дыры, и с КЭШем в руках я смогу побороться за новый тендер. Приходится вот так рисковать, что ж тут поделаешь?»
Ахмад тяжело вздохнул и вышел из остановившегося автомобиля. Заметил припаркованный рядом замызганный черный «Мерседес» среднего класса. Возле строительной бытовки его встретил прораб Степан Остроумов, пожилой мужчина с выпуклыми рыбьими глазами.
- Есть сообщение от Зелимхана? – тихо спросил Ахмад.
- Пока нет. Вас ждут, Рашид Керимыч, - Степан предупредил и с лакейским поклоном распахнул дверь.
В бытовке у салатной стены сидел на колченогом стуле посланец Исы Арзо. Увидев Абаева, он встал и расправил плечи. Осанистые кавказские мужчины пожали друг другу руки, обозначили легкие объятия.
- Деньги привез, Арзо? - спросил директор компании «Триумфстрой», проходя к начальственному столу.   
- Привез.
- И где они?
- С собой не взял. Подождем результат.
- Ты послал кого-то наблюдать? А если он всё испортит и его закроют?
- Я никого не посылал. Я вообще здесь один. Если не считать Джабраила.
- А-а, вот это правильно. Молодец! – Абаев сердечно поблагодарил и облегченно выдохнул. Он показывал гостю, что здесь он является хозяином положения. – В Москве слишком опасны любые необдуманные вольности. Это вам не Кавказ, где все кругом свои. Когда я получу деньги за девчонку?
Мобильник в нагрудном кармане пиджака Арзо издал негромкий зуммер. Заместитель руководителя боевой организации «Борз» поднес трубку к уху и спокойно выслушал пространное сообщение.
- Ну, что там?
- В Интернете появилась информация о перестрелке на АЗС. Заправка сгорела. Это недалеко от города Мытищи.
- Это они. Зелимхан и Умар. Значит, с девчонкой покончено.
Арзо посмотрел на ручные часы.
- Со времени взрыва прошло два часа. Они могли бы уже и вернуться.
- Ну, мало ли что…
- А почему не отзвонились?
- Мои парни на дело мобилы не берут. На всякий случай. Паспорта тоже липовые.
- Ахмад, по-моему, твои люди провалились. За два часа они вполне могли отзвониться с таксофона.
- Могли.
- Я уезжаю. Ахмад, ты наши правила знаешь. Деньги получишь после похорон девчонки, не раньше.
- Но мне уже сейчас они крайне нужны! Цены на стройматериалы подскочили и дальше будут расти, а мне необходимо закончить поселок к октябрю!
- Это твои проблемы. Уберешь девку – получишь бабки. Аллах Акбар!
Арзо резко вышел, прыгнул в «Мерседес». Сидевший за рулем могучий Джабраил спросил на вайнахском:
- Едем?
- Давно! – зло рыкнул в ответ Арзо. – Они все тут обабились, разжирели. Одну несчастную соплюшку кончить не смогли. А если этих двух горе-джигитов феды взяли живыми? Ахмаду может быть крышка! Хорошо, что он не знает, где мы остановились. В ты в гости к нему хотел – чтобы тебе в постель бабу подложили!
- Я всегда, как ты, Арзо. Да, я хотел в гости, но знаю, что ты умней.
- Вот и не забывай! Дольше проживешь.
В командирском вагончике нахохленный Абаев сидел за прорабским столом, стучал карандашом по калькам с чертежами, что-то лихорадочно обдумывая. Абсолютно спокойный Остроумов сидел на стуле для посетителя у салатной стены, он смотрел в окно на нерадивых рабочих, набранных из местных сельских пропойцев, чтобы временно хоть как-то имитировать строительство коттеджного поселка для конкурентов, создавать видимость того, что у компании «Триумфстрой» с финансированием всё обстоит нормально.
- Надо послать кого-нибудь туда, под Мытищи. Пусть неназойливо поспрашивает, что да как, - тихо сказал расстроенный Рашид Керимович.
- Уже, - ответил Степан. – Сарая я послал в ту степь, как только приехал Арзо.
Остроумов быстро приложил мобильник к уху, прекрасно зная, что в Ахмад в гневе может и пристрелить. Прецеденты уже были.
- Сарай, прокатись мимо бензоколонки на трассе от Мытищ.
- Я как раз проехал. Собирался позвонить. Эвакуатор грузил «БМВ» Зелима с разбитыми стеклами с правой стороны. Кругом полно ментов и пожарных, но заправку уже потушили.
- Ясно. Дуй в Барсуки.
Остроумов отключился.
- Ну, что там? – с некоторой надеждой спросил Абаев.
- Их застрелили. Хорошо, если насмерть. - Степан встал и буднично добавил: - Вы, Рашид Керимыч, добросьте меня до Москвы. Я всё тихо разузнаю по своим каналам. 
- Хорошо. Поехали.
Директор и прораб стремительно вышли, сели в «Ауди». Серая машина помчалась по грунтовке уже на полной скорости, сильно подпрыгивая на ухабах. Облако пыли полетело прямо на потных работяг, забивавших последние гвозди в полностью законченный забор. Осталось вбить два столба и навесить на них приготовленные воротца с блестящим яркими красками щитом. Надпись информировала: «Строительство коттеджного поселка «Барсуки» ведет компания «Триумфстрой».
      
Чапа проснулся в жутком страхе. В кошмарном забытьи его убили раз десять самыми изуверскими способами: от постепенного откусывания плоти свирепым зубастым чудовищем до перемалывания тщедушного костлявого тела в гигантской мясорубке.
Выпивоха-профессионал с помощью двух пальцев разодрал слипшиеся веки, увидел беленый потолок в витиеватых трещинах и паутине… Через  минуту до него дошло, что лежит он дома, в окно бьет косой луч, значит где-то одиннадцать. Ещё Чапа с досадой констатировал, что натурально болен: какая-то вредная мозговая извилина упорно долбила лобную кость над левым глазом да еще вульгарно подташнивало.
Сильно дрожащими руками он поднес ко рту бутыль с водой, жадно побулькал и вспомнил, что перспектив на оздоровление нет никаких: вчера все выпито до капли, денег в карманах – ноль, все книги давно проданы, а мебель на базар не понесешь – тяжелая.
В пудовой голове возникла неотвратимая, как взрыв бомбы с зажженным фитилем, мысль: единственный выход – халява.
Одеваться не надо. Вечером Чапа сообразил, что днем, когда он проснется и скорей всего будет в дистрофичном состоянии, эта процедура растянется на добрые четверть часа, что смерти подобно, и лег одетым – еще сработало неслабо проспиртованное серое вещество!
Итак, бывший мастер спорта и бизнесмен Федор Маслаченко, а теперь просто Чапа прокрутил диспозицию в контуженном мозгу.
«Кабак расположен посреди квартала. Значит, недотепа-барменша (а это, я видел, баба, ибо к мужику соваться опасно – может догнать и не забояться), значит, недотепа-барменша успеет только провизжать мне в спину: «Как вам не стыдно!». А я уже свернул за угол и прибавил. Надо только сначала проверить – нет ли поблизости ментов,  хотя у них с утра до обеда происходят разводы и политзанятия, а на работу они выплескиваются ближе к вечеру».
Чапа приковылял к заведению, огляделся по сторонам – ни души. Лишь примерно в ста метрах девочка прогуливала декоративного пуделя.
«Этот не цапнет. Так, называется «Уют». Да, давненько, наверное, та мадама не чувствовала себя так неуютно, как ей скоро придется».
Чапа вошел. В небольшом помещении с розовыми стенами негромко пульсировала ритмичная песня американской певицы Бейонсе Ноулз. Здесь тоже было, можно сказать, безлюдно. Уборщица с варикозными ногами подметала пол. Конечно, она была не соперницей на спринтерской дистанции до спасительного угла. И еще румяная толстушка за стойкой тыкала пухлым пальчиком в кнопки калькулятора – подсчитывала вчерашнюю выручку.
«О! Ковалевская, понимаешь!»
- Добрый день! А как у нас с водочкой? – Чапа ослепительно улыбнулся, даже переусердствовал: резкое растяжение лицевых мышц больно отдалось в области темени.
- Сколько вам? – Толстушка подняла глаза на посетителя. Отметила: алкаш с бодуна.
- Двести для начала. И что-нибудь запить.
Хозяйка заведения достала начатую бутылку самопальной водки, которая вчера была оплачена, но не выпита, налила полный стакан и присоединила к нему емкость с желтоватым сладким напитком.
- Гран-мерси!
- С вас тридцать семь рублей.
- Хорошо-хорошо. Я потом еще возьму и сразу за все рассчитаюсь.
- Ну-ну.
Обе руки предательски дрожали – Чапа еле донес стакан до рта. Выхлебав прохладную горькую, он скорчил на лице гримасу больного энурезом в момент «недобежал». Водка пошла косо, и чтобы она не вылетела назад, Чапа придавил ее лимонадом.
- Ну, все. Будем жить…
Чапа расслабился на стуле и с удовлетворением ощутил: голову сначала сжало в висках, затем отпустило, нудная ломота в теле стала проходить.
Толстушка отлучилась по какому-то делу в кухонные недра.
«Так, рванули!»
Чапа стремительно прошагал по залу и понесся чуть не бегом по улице.
- Молодой человек!! Молодой человек!!! Да чтоб ты сдох, зараза! – выскочив за ним из кафе, истошно проорала барменша, но преследовать халявщика не стала: выпил-то он водку уже оплаченную.
Убедившись, что погоня отсутствует, Чапа перешел на прогулочный шаг.
«Нехилое начало для денька», - улыбнулся он от легкой эйфории, приятно согревшей опустошенную за ночь триллеров душу.
Теперь Чапа был физически готов к прочесыванию помоек. Надо было только зайти домой за вместительными полиэтиленовыми пакетами. Весело напевая услышанную в кафе мелодию, Чапа прошелся по своему общему двору с испорченным асфальтом в местах раскопок при ремонте водопровода и ввалился в двухэтажный дом барачного типа с потрескавшейся штукатуркой. Ему окончательно похорошело. Чапа знал, что восстановительного действия алкоголя на больной организм хватит где-то на два-три часа, а потом надо будет снова замочить «бортовой». За это время надо успеть набрать и сдать пустой тары хотя бы на рублей пятьдесят, чтобы хватило и на закусь. Вот в таких жизненно важных размышлениях он толкнул дверь из подъезда в коридор и обомлел от увиденной страшной картины. На сундуке перед его квартирой сидели два громилы-омоновца в черной униформе с автоматами АК-74 на коленях. Чапа мгновенно дал задний ход и столкнулся с еще двумя спецназовцами двухметрового роста. У выпивохи отвисла челюсть, и жаркая волна адреналина опалила небритое лицо.
- Я, ей Богу, верну ей эти несчастные деньги! – заверещал вспотевший от страха Чапа. – Вот только займу у кого-нибудь!
- Вы будете Федор Игнатьевич Маслаченко? – спросил майор Бердыев, легко подталкивая перепуганную жалкую личность дальше по коридору. – Нам указала на вас соседка. Вы проживаете по Яблоневой 5, квартира 4?
- Да, это я. Но я уже сказал, что случайно забыл деньги дома. Там всего-то 37 рублей! Ой, ну выпил на халяву. Но мне плохо было! Я щас их найду и занесу этой бабе в «Уют».
- Открывайте, нам надо поговорить, - жёстко приказал Равиль. – Ваши подвиги по части пьянства нас не интересуют. Мы из другого ведомства, - он махнул перед носом Чапы удостоверением.
- Да? Тогда конечно! – Чапа в миг приободрился, достал ключ из-под грязного коврика, открыл фанерную дверь со следами нескольких взломов. – Проходите, товарищи, располагайтесь.
Четверка сотрудников СВР вошла в пыльное запущенное жилище с пустыми книжными шкафами, каким-то хламом по углам и пятнистым полом.
- Да-а, - понимающе протянул Бердыев, обратив внимание на два провода, торчащие из потолка вместо люстры, - поносило вас по жизни, господин Маслаченко.
- Но тут не всегда так было, - виновато сказал Чапа, присев на кровать с порванным стеганным одеялом. – Я в свое время был международным мастером по велоспорту и бизнесом занимался… Только меня постигла неудача – дружок обобрал…
- Мы, Федор Игнатьевич, приехали узнать, кому вы отдавали свой паспорт? – Бердыев распахнул военный планшет, бросил на стол пачку листов и авторучку.
- А! Понял! – Чапа ударил ладонью в худую грудь. – Вам же нужен честный ответ?
- Естественно.
- Про паспорт я не помню, - опять повинился Чапа. – То есть он у меня был, вон там в серванте всегда лежал. А потом понадобился, а нету…
- Когда вы хватились?
- Зимой. Я простудился. А участковая врачиха потребовала, чтобы я взял медицинский полис. А для этого нужен паспорт. И я его не нашел. Сейчас уже справки отнес в паспортный стол, скоро новый дадут, слава Богу!..
- А как было на самом деле? – Бердыев просверлил Чапу рентгеновским взглядом. – Это дело государственного значения. Вашим документом воспользовались террористы.
- Да? Какой ужас! В ресторане, наверно, пиджак повесил на стул… Но точно не помню… - Пропащий человек потер виски кончиками пальцев. –  Вы бы мне налили стакан, тогда мне сразу лучше становится… Я бы всё точно вспомнил…
- Петрик, сходи за маленькой. – Равиль протянул подчиненному сотню.
- Мелочь у меня есть, - бросил парень-атлет и вышел.
- А вы, Федор Игнатьевич, пишите в свободной форме, как было дело с документом. – Бердыев легко подвинул круглый стол к кровати.
Маслаченко взял пальцами ручку. Она предательски затряслась.
- Без стакана вряд ли, - с сомнением пробормотал алкаш.
- А почему у вас кличка Чапа? – неожиданно спросил Бердыев.
- Сначала меня все звали Чемпионом, а потом, когда в жизни всё обрушилось, перешли на Чапу…
Чапа сокрушенно покачал головой и вдруг громко всхлипнул. Из глаз сами потекли слезы.
- Извините, - буркнул сорокапятилетний мужчина. Он утерся несвежим полотенцем, взял себя в руки. – Значит, убийцы попользовались… Продал я свой паспорт за тысячу рублей. Я вспомнил. Одному хмырю. Он сказал, нам фирму надо зарегистрировать - однодневку. Брал на месяц. В пивбаре познакомились. Я его харю увижу – сразу узнаю. Так неприметный, русый, мелкий…
В комнату молча вошел посланец, поставил на стол поллитровку.
- Поедете с нами, Федор Игнатьевич, - распорядился майор Бердыев.
- А выпить немного можно? – взмолился Чапа. – Я его, гада, фоторобот составлю! 
- Пейте. Только не переборщите.
- Как можно! – Чапа привычно свернул зубами крышку с бутылки, отпил солидную порцию прямо из горла, занюхал рукавом. – Всё! Я готов.
- Возьмите с собой. И вперед, по коням!
Четверка хмурых усталых бойцов в черной форме и помятый алкоголик с бутылкой в кармане вельветового пиджака прошли через двор с гомонящими между собой соседками. На солнечной булыжной улице они влезли в огромный «Гелендваген». Джип заурчал немецким мотором, выпустил струю дизельного дыма из выхлопной трубы и мощно рванул по мостовой городка Клин к неблизкой столице Москве.

Книги владикавказского писателя Виктора Буйвидаса
Блог Буйвидаса: https://buividas93.livejournal.com/
Итальянское убийство: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/italyanskoe-ubiystvo/
Пробивка: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/probivka/
Пьеса для шпионки: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/pesa-dlya-shpionki/
Тройной капкан: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/troynoy-kapkan/
Угол смерти: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/ugol-smerti/
Формула удачи: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/formula-udachi/
Сумасшедшее рандеву: Книги на всемирном Amazon: https://www.amazon.com/


Рецензии