Ребро Адама

Победа

Общество, входящее в войну включает в себя весь спектр социальных групп (продавцы, военные, уголовники, работяги, инженеры, руководители, дети, старики и тд). Когда общество побеждает в войне, в нем по-прежнему сохраняются все те же социальные группы, которые являются победителями (уголовники, продавцы, руководители, дети, старики, работяги и тд.). В Истории - СССР победил Германию. Общая победа "советского народа" под общим знаменателем. В частном случае - это частные победы каждого человека той войны - над немцем, коллегой, соседом, соседкой, ребенком... День Победы - общий для всех, но у каждого - это своя личная победа, своя личная память и переживания. День Победы не объединяет, а напоминает. Правильнее было бы  называть его не праздником, а Днем Победы и Поминовения, днем Памяти.

Есть такое явление. Деды повоевали между собой - решили проблемы, договорились, успокоились - это было их время, их проблемы. Ан, нет, вылезают их внуки и правнуки и начинают собственные разборки, по собственным легендам. Возникает резонный вопрос - а вы-то, кто такие? Каким боком? Не трогайте, не примазывайтесь - если скучно, попробуйте прожить хоть тысячную долю того, что прожили ваши предки, сейчас, здесь.
Поглядите вокруг - не на Запад, не на Украину, а на самих себя, вокруг себя - все устраивает? Это позор. Это оскорбление памяти ваших предков-победителей. Либо они не были таковыми и сродни вам. Но были другие. Не вы.

Ребро Адама.

Думаю, что многие мужчины и женщины пересчитывали когда-нибудь свои ребра, проверяя все ли они на месте и задавались вопросом – одного должно не хватать?  Его и не хватает. Бог взял Х-хромосому, оторвал от нее "ребро" и сделал женщину,  а у мужчины вместо целой хромосомы остался огрызок - У-хромосома.

Илья Муромец.

"Зелено вино" - это скорей всего вино в зеленой бутылке, а не от слова "зелье". Значит, сказка была написана в середине 18 века. Заметно отсутствие исторических и иных научных познаний сказителя, используются обрывки информации из "большого мира" – "шелк" – признак богатства, "белые руки" – не крестьянские, не трудовые, четкое деление на село и город. Слог изложения женский из серии "придет серенький волчок". Князь Владимир – это, вероятно, город Владимир, недалеко от Мурома. Соловей и разбойник, возможно, слова синонимы, с какого-нибудь финно-угорского языка. Чтобы запомнить иностранное слово в прошлом, его иногда могли применять в связке с переводом, например, – хаус-дом. Затем, первое слово изменялось на созвучное слово из родного языка и слова в связке становились разными по смыслу. Так появился Соловей, где второстепенное качество соловья чирикать, стало основным его оружием, чтобы сохранить свойства второго слова – разбойник. Возможно и второе слово было заменено, но без потери смысла – вор, разбойник, тать и т.д.

"Соловей" – вероятно, был борцом с "царским режимом" или же конкурентом, которых, традиционно сначала официально объявляли "разбойниками", с объявлением всех их преступлений, а по прошествии времени, они становились народными героями, что выразила последними словами саги предполагаемая "сказительница". Окончательная редакция текста была обработана мужчиной. Что дает еще одну гипотезу - русские былины и сказки изначально сочинялись в основном женщинами для детей, а затем присваивались (плагиатились) и обрабатывались мужчинами.
Почему? Стиль, сюжет, выдумывается по ходу повествования. Обрывки случайных знаний, все в кучу – так обычно сочиняют сказки для детей, без всякой логики. По этому критерию авторства более подходят женщины.

Неоколбасники.

Это обычный закон развития, закон отрицания, благодаря которому человечество развивается. Отрицание в науке, отрицание в искусстве, отрицание в общественно-политической жизни. Это борьба. Независимо от нашего желания. Где-то это происходит "мягко", где-то "жестко", в зависимости от накопленных обществом противоречий. В зависимости от желания решать проблемы или заговаривать их.

Вы излагаете "неоколбасную" позицию. Во времена перестройки те, кто разваливали СССР использовали лозунг "свобода или колбаса?" в качестве основного "аргумента" дискуссии, где "колбаса" олицетворяла зашоренную несознательную жизнь обывателя недостойного быть гражданином своей страны, прозябающего под гнетом тоталитаризма Империи Зла. Прошли годы. "Колбасники" стали "уважаемыми" людьми, с аргументами "тебе, че, ситроена не хватает?". Пять тысяч лет назад вместо "ситроена" они говорили "палки-копалки не хватает?".
Интересно, что не хватало "декабристам", "Парижской Коммуне", Галилею, Пушкину, Лермонтову и многим-многим другим? – Предваряю ответ – бесились с жиру.

Для людей живущих в современном мире не являются убедительными аргументами тезисы о том, как раньше "при Сталине" "было страшно" – так обычно попы запугивают прихожан адом или Страшным судом. Тем более, что нет серьезного анализа и знаний о "сталинском режиме", а "лагеря", "расстрелы" эмоционально рассчитаны скорее на неграмотного обывателя, как клише и штампы типа "безбожники?", "за белых или за красных?" "Ты против партии?" и тд.

В таких случаях, хоть это и оскорбляет мой интеллект, я лично, ничего не пытаюсь доказывать или "завывать", а прямо говорю человеку в реале, что да, надоела Турция, да, не патриот, да, скучаю по "сталинской твердой руке", люблю Америку и дядюшку Сэма, против политики партии, безбожник и далее по списку. Люди сразу успокаиваются.

Логика проста. Либо мы приводим себя в чувство, ищем компромиссы, приходим к гражданскому согласию в обществе, в экономике, в жизни – либо будем продолжать непримиримое противостояние.

В любое время года (историческую эпоху) есть плохие и хорошие, есть честные и бесчестные, их процентный состав меняется незначительно. Уровень экономики и научно-технического прогресса определяет степень "негодования" и "потерь". Для выполнения исторической миссии (строительства, разрушения) в конкретную эпоху на Землю отправляются определенные типы биороботов-строителей, биороботов-воинов и тд., а точнее - включается соответствующая программа. Выполнив задачу они плавно замещаются биороботами со следующим функционалом. Наличие однотипного психо-эмоционального аппарата делает их с виду одинаковыми перед общими ценностями (любовь, вера, страсть, интеллект, горе, радость), но руки и ноги независимо продолжают выполнять заложенную программу по восстановлению или очищению социума, территории и пр.

Отступить не могу, потому что чувствую ответственность за страну, за людей, за будущее. Вы же понимаете, что если никого не трогать - заклюют, сядут на шею, будут говорить от моего имени - потому что свободным от общества быть невозможно. От каждой социальной группы есть свои представители-рупоры, которые как бы выражают мнения и чаяния этой группы. В масштабе страны - это армия, врачи, учителя, строители, политики...

И вот, если я чувствую, что мои чаяния те, кому это положено делать не доносятся, не реализуются, искажаются, заменяются другими - что я должен делать? Сделать так, чтобы истинный "наш голос" был услышан, реализован и убрать все, что этому мешает добровольно или принудительно. Другие "голоса" будут действовать по отношению к "нам" точно также. Результат может быть конструктивным или нет. Смог бы я отступить? – Да, если бы видел, что тот или иной человек лучше меня, умнее, порядочнее. Нет таких, а лев не договаривается с мышами.

Как победить Россию?

Если перевести на язык металлургов все рецепты Даллесов и прочих русофобов всех мастей - это будет похоже на инструкцию, как приготовить дамасскую сталь.

Русский - это уже не национальность. Это другой, уровень развития, наднациональный. Отчасти поэтому сами русские не приемлют в большинстве своем "русскую идею", "русский национализм" - возвращаться на пальму желания не испытывают. И потому мелким народам удобно жить среди русских, иначе бы они давно поубивали друг дружку, но плевать в колодец не перестают.

Горе от ума.

Над нами довлеют шаблоны "комедии", что больше сотни лет прививали, доказывали читателю искушенные литературные эксперты. Но "Горе от ума" совсем не комедия. Там нет ничего смешного, даже улыбаться не хочется. Обычные разговоры, срез эпохи. Если бы артисты не кривлялись на сцене, не выжимали из зрителя гримасами, интонациями, нелепым поведением искусственный смех, то перед нами вырисовывается драма, что-то вроде "Вишневого сада". Не смешно, нет никакого протеста против "царизма", если кого и подкритиковывает Грибоедов, то это Чацкий, ровесник Грибоедова, с трудным детством и провинциальными замашками "на Москву". Название "Горе от ума" скорее ироничное, где ум можно поставить в кавычки. Эту пьесу надо играть по-другому. Как драму.

Как поссорился генерал Иван Иваныч с генералом.....

Причина в другом. "Раньше" люди отделяли (и были отдалены) себя от "плохого" и потому, "борясь за правду", выкладывали всю правду-матку. Также и государство - "в ответку" принимало какие-нибудь меры и была какая-никакая защита рядового "совка" от произвола. Работала схема, в которой СМИ отводилась и, в том числе, роль тревожного сигнала. Нынче же все изменилось. Человек стал частью этой "плохой системы" и, выступая против "несправедливости", фактически выступает против себя же. Не страх, не забитость, а здравый смысл. Бороться за справедливость не с кем. Вся государственная (экономическая, социальная, нравственная) система стала "плохой" - выступать или обращаться не к кому. Разве, что раз в году, показушные, скоморошные  выступления президента, которые только подтверждают сложившиеся реалии.

Вряд ли бы Г... отправили под домашний арест, а затем освободили из-за "общественного мнения". Журналист - это... кто заплатит в ту сторону и гавкает. Профессия нужная, но... не стоит преувеличивать наличие того, что отсутствует по природе. Когда органы проводят подобные операции "проколов" не бывает. Человека либо убивают, либо не оставляют грубых улик. На запугивание тоже не похоже, потому что органы фактически сами себя и подставили, что абсурдно. Значит, это больше  инсценировка, учения, показательные выступления с заранее продуманной утечкой информации, борьбой межведомственных кланов, как бы дать сигнал. Но кому и о чем?

И все вполне может быть куда банальнее - из серии, как поссорился генерал Иван Иванович с генералом Иван Никифоровичем. Развлекаловка от скуки. Типа, мы работаем.


Рецензии