Жили-были пираты. Кораблекрушение

Каждый нормальный пират должен потерпеть кораблекрушение.
- Как это - потерпеть? – спросил Одноглазый Джо.
- Как прививку, - ответил Хромой Дик. – Чуть-чуть потерпишь, и все пройдет.
Надо значит надо. И пираты стали ждать кораблекрушения. Но оно никак не происходило. Даже обидно стало. Но потом пираты поняли: кораблекрушение – это вам не Новый год. Само не наступит.
И тогда они пошли к пирату Владимиру Ивановичу.
Владимир Иванович сидел дома и писал книгу о пиратах. Попугай ему помогал. Он спал. А когда попугай не мешает, это помощь.
- Владимир Иванович, вы терпели кораблекрушение? – спросил Бешеный Джим.
- Сто раз! – ответил Владимир Иванович. – Если точнее, сто четыре с половиной.
- Как это с половиной?
- Это я с велосипеда упал, - сказал Владимир Иванович. – Падение с велосипеда считается половиной кораблекрушения.
- Везет вам. А мы еще ни разу… - вздохнул Бешеный Джим.
- Это плохо, - сказал Владимир Иванович. – Это надо исправлять.
- А как?
Владимир Иванович задумался, а потом произнес такую речь:
- Кораблекрушение – это целая наука. Оно должно идти по заранее намеченному плану. То есть по порядку и по правилам. Во-первых, корабль должен утонуть. Например, его бурей разобьет о скалы. Или во время сражения он получит пробоину, в трюм нальется вода, и судно пойдет на дно. Поэтому слово «судно» заканчивается на «дно». Пока оно идет на дно, матросы бегают по палубе и кричат: «Полундра! Спасайся, кто может!»
Пираты тут же начали репетировать. Они бегали по комнате и кричали: «Полундра! Спасайся, кто может!» Одноглазый Джо даже добавил еще один крик: «Ой, мамочка!» Попугай проснулся, собрал вещи, надел спасательный жилет и вылетел в форточку. Но Владимир Иванович покачал головой:
- Не верю! Кричать надо истошным голосом и воздевать руки к небу. Вот так. Чтобы все акулы сбежались.
Он поднял руки, зарыдал и заревел, как корова: «Полундра!» Сразу было видно, что Владимир Иванович выучил кораблекрушение как правило про «жи-ши».
- Примерно так. Просто я не в голосе сейчас, - сказал он. – Во-вторых, при кораблекрушении должна погибнуть часть команды. Хромой Дик, например.
Хромой Дик закричал:
- Я не согласен!
- Теперь верю, - сказал Владимир Иванович. – Теперь ты выразительно кричишь. Но погибнуть кому-то надо. Вы посчитайтесь, и получится справедливо. Пираты считаются так:
Аты-баты, мы пираты,
Аты-баты, нам кранты,
Аты-баты, кто погибнет?
Аты-баты, это ты!
Но пиратам почему-то считаться не хотелось. И тут Джим вспомнил:
- У нас же крыса есть!
Он разбудил крысу, которая спала у него в рюкзаке, и сообщил ей приятную новость:
- У нас скоро кораблекрушение, и ты должна погибнуть смертью храбрых. В общем, тренируйся пока.
Крыса закричала словами Хромого Дика:
- Я не согласна! Я думала, вы друзья, один за всех и все за одного, а вы – эх!
А потом собрала свои вещи и ушла в щель.
Пираты растерялись. Но на помощь пришел Владимир Иванович.
- Обиделась, - сказал он про крысу. - Ну, ладно. Раз такое дело, за крысу буду я! У меня с Нового года костюм зайчика остался.
И тогда пираты вместе с Владимиром Ивановичем сели на корабль и отправились в опасное плавание по бурному морю.
Но им не удалось утонуть. Морские волны никак не могли перевернуть корабль. Морского сражения тоже не получилось. Все вражеские корабли сразу разбегались от страха, когда видели на палубе Владимира Ивановича в костюме зайчика. И тогда он сказал:
- Осталось последнее, самое верное средство. Лучше всего, когда случайно взорвутся бочки с порохом. Сейчас мы устроим случайный взрыв. И взрывной волной нас выбросит на необитаемый остров! И мы будем жить на нем долгие годы, пока нас не найдут людоеды.
И он случайно зажег факел, случайно спустился в трюм и случайно поджег бочки с порохом.
И все случилось, как он сказал.
Бочки взорвались, и пиратов выбросило на остров. Но он оказался обитаемым.
На нем обитали попугай Владимира Ивановича и крыса Бешеного Джима.
И от радости они позабыли все на свете и бросились навстречу друг другу. Попугай сел на плечо Владимира Ивановича, а крыса забралась Бешеному Джиму за пазуху.
- Классное было кораблекрушение! – сказал Одноглазый Джо.
- Да, - согласился Владимир Иванович. – Нормальное. А лучше всего, когда после крушения находишь друга. Даже на необитаемом острове. Людоеды сами найдутся, а друзей искать надо.


Рецензии