Серый

 Серый, пес моей соседки по дому. Его привезли из Татищевского района   трехмесячным щенком в ноябре месяце 2014 года. Имя дали по окрасу шерсти. Расти Серому выпала доля во дворе частного дома, принадлежащим трем семьям. Его хозяйка, Ольга Николаевна Юдина, проживает во второй квартире с 1978года. Купили ей родители это жилье при рождении дочери Татьяны. Татьяна  выйдя замуж за Алексеея Морозова и родив сына Игоря не захотела покидать любящую маму. Проработав всю жизнь в торговле, выйдя на пенсию, Ольга Николаевна продолжает подрабатывать у частного предпринимателя, торгуя нижним бельем. Летом проводит отпуск в родной деревни, где у нее домик с земельным участком, доставшийся в наследство от родителей. Вот там и подобрала она брошенного щенка. В зиму жалко его было оставлять на произвол судьбы, привезли в Саратов.
 Моя встреча с ним произошла в июне 2016 года, Серый уже был крепышом, не большого роста, с определившимся характером и своими привычками. У нас нашлись общие интересы. Мы любили природу и отдавались свободе с непринужденной легкостью
 Дворняга, философского склада ума, любил гулять со мной по утреннему городу. Когда весь город принадлежал нам и редким прохожим, встречающимся нам на пути. Иногда встречались стаи бродящих собак, полаяв нам вслед, убегали по своим делам, видя что нам с ними не по дороге. С другими сородичами Серого, выглядывающих из-за заборов, мы просто здоровались и они довольные, оставались охранять свои территории. Но чувствовалась у некоторых зависть к нашей свободе и они ворчали нам вслед. А мы продолжали наслаждаться красотой просыпающегося города.
 Казалось, что нам известны все окрестности. Но каждый раз манило что-то новое. То свернем в неизвестный проулок, или на тропинку, ведущую в заросли глухих мест, нашего любимого парка Победы. Ноги сами выбирали пути и дороги, а мы и не сопротивлялись. Только иногда останавливались, глядя как солнышко над Волгой медленно выплывает, поднимаясь все выше и выше. Каждый раз по новому, в зависимости от времени года. То ярко красной, то желтой, то оранжевой окраской озаряло дневное светило места свидания с природой. Слушая как птицы приветствуют начинающийся день, музыкальными переливами подхватывая друг у друга оттенки разноголосий. Звуки порхающих птиц перелетающих с ветки одного дерева на другое, иногда стайками срываясь, взмывая в синь неба, шорохи в травах, шелест листьев на деревьях. И дуновенья ветра, приносящие запахи, прохладу и нежные об'ьятья.
 Серого очень привлекали запахи. Парки, скверы, овраги, набережная, проспекты, улицы, проулки, клумбы-все имело свое отличие. Ароматы цветов и трав, чередовались с запахами прелых листьев и грибов. Свежесть первого снега. Нотки озона после дождя. Утренняя роса на цветущих деревьях, придавала медоносным растениям только им присущие запахи.
 Отходы жизнедеятельности несли свое амбре. Ну, как же без этого. Население пользуется сливными и канализационными услугами, контейнерами для сбора мусора и хлама, а там чего только не выбрасывают. Но это другая история.

 Меня манили изменения в постройках.
Многообразие новых зданий, на местах снесенных хибар. Старинные особняки, театры, музеи, банки,церкви реставрированные и вновь возведенные, многоэтажные новостройки. Но и непривлекательно выглядели убогие жилища в центральных районах города, в которых проживают совсем не толстосумы, которым и ремонт не по силам произвести.
 Радовали,  красочно созданные детские площадки. В изобилии тренажеры на спортплощадках. Придворовые участки, оформленные руками жителей с живописными поделками из самых разных материалов. Фантазия творческих  людей не иссякаема.
 Светящиеся витрины супермаркетов, кафе, остановки общественного транспорта. В любое время года, город живет своими заботами.

 У Серого появилась подружка. В ноябре 2016 года стала к нему в гости заходить молодая немецкая овчарка. Очень умная девочка, красотка с тонким точеным станом. Жила она от нашего двора не далеко. Рядом, в закуточке частного домика, между автомагазином и через забор соседнего дома, прилегающего к нашему двору. Раньше мы ее не видели. Хотя вокруг уже со всеми собачниками и их питомцами перезнакомились. Ее хозяева не уделяли ей должного внимания. она была предоставлена сама себе. Никто ее никогда не искал. Она сутками могла не заявляться домой и спала и ела вместе с Серым. Я даже не знаю как ее звали. Гуляла вместе с нами, в одной компании. Верная-такое имя я ей дала.Мы понимали друг друга без слов. Нашего Серого одолевала ревность и он устраивал нам разные испытания. Мог убежать вперед и спрятаться, нравилось ему, что мы о нем беспокоимся. Как же она его отчитывала за проделки, это надо было видеть. А он как ни в чем не бывало, не виноват - продолжал нас удивлять.
 Гуляя по Набережной в начале мая, он запрыгнул на парапет, но промахнулся и улетел в Волгу. До воды метра два, ничем помочь не можем. А он поплыл вниз по течению. Через метров 200 у Ротонды спуск для "моржей". Вот там мы его и выловили. Выбравшись на Набережную, отряхнулся. Разбрызгивая со своей шерсти холодные капли речной воды, Серый был доволен своим поступком. Чувствовал себя героем, да никто и не спорит. Молодец, не растерялся. Но поволноваться заставил.
 Еще был случай, когда он сиганул с крутого откоса прямо на крыши гаражей. Мы начали искать обходные пути.Верная нашла для себя спуск, а мне там было не пролезть. Я пошла дальше. И какое удивление они прочитали на моем лице, когда я увидела, как Верная трепет за ухо Серого зубами и рычит на него.
 Повстречав на нашем пути сородичей, Серый упрямо дожидался когда они его обнюхают и первыми отойдут в сторону. Иногда приходилось защищать его, но это было очень редко. Чаще наши путешествия заканчивались благополучно.
 Очень много было разных ситуаций. В конце декабря им пришлось ждать меня  два часа ночью, на улице у дома моего брата. Пока его не увезли в морг. Умер мой младший брат от того, что не успел вдохнуть через ингалятор лекарство от астмы, не дожив две недели до своего шестидесятитрехлетия.

 И мои друзья не оставили меня, Особенно выделить хочу мою любимицу, она до последних своих дней была рядом. Провожала меня до остановок. Пока я не зайду в маршрутку, не отходила от меня. А я просила, требовала, чтобы она шла домой. Но у нее было свое решение. Общались мы мыслями. Слов нам не нужно было. Был у нас с ней год. Всего один год, подарен был судьбой, для родственных душой созданий.
 Мне нужно было уехать к сестре в конце октября, поезд ночью. Днем сходила к хозяевам овчарки, попросила, чтобы внимательны были к ней, чем то вы ее обидели, а она очень умная, берегите такое сокровище. Это был не первый мой визит к ним. Просто у них внук. И у него аллергия. После визита пошла выносить мусор. И вот тут моя Верная бросилась ко мне. Лапы опустила мне на куртку на уровни груди и так посмотрела на меня.
-Ну, что ты милая?
А у нее слезы в глазах.
Я уехала. А через день она погибла под колесами машины, напротив нашего дома.
 
 Мне и сейчас об этом тяжело писать.
А тогда наше горе с Серым было безутешным. Без меня он выл днями и ночами, от еды отказывался. Осунувшийся, с тоской в глазах встретил он меня во дворе. Так Серый переживал потерю верной подруги.
 
 Но жизнь для живых продолжается.
Мы возобновили прогулки. Воспоминания и незримое присутствие всех, кого взяла матушка земля в себя, живы в сердце пока память жива. Все живое, сохраняя свои инстинкты тянется к гармонии и совершенству.
 Вот и Серый, почуяв запах, готовой к продолжению потомства Альфы, породистой овчарки, навострил свой нос по ветру. А ветер принес запах не только ему одному. Набралось пять претендентов. Серый караулил свою избранницу для потомства, лежа у ее калитки уже два дня. Шансов у Серого не было никаких. Хозяева Альфы строго следили за ее родословной. Но Серый был настойчив, если у него была цель. И он ждал случая. А случай не заставил себя ждать долго. Пятеро кобелей, помощнее Серого и взрослее его, такие, что и породу сразу не назовешь. Пришлось драться.
Не приходилось еще Серому отступать. Матерые бродяги покусали нашего Дон Жуана. Домой он еле дополз с перекушенной задней лапой, рваной раной на холке, и мелкими, вместе с шерстью выдернутыми кусочками мяса на боках. Залез в свою будку- конуру и давай зализывать раны, до которых смог дотянуться. Утром он не вылез из будки, ни какие уговоры не действовали. Лишь на следующее утро семья Юдиных-Морозовых вытащила уже умирающего Серого и за пять тысяч вернули к жизни, сделав вовремя операцию, в ветлечебнице СГАУ. На холке уже копошились черви. Были перевязки, уколы. И всю зиму жил в доме, никаких прогулок. Только по нужде, и на поводке. И сразу домой.
 А зима как никогда за все годы, намела снегу по самые крыши. Город не справлялся с очисткой дорог от снега, не говоря о тротуарах. Кровля крыш домов не выдерживали. Но наш двор выстоял. Пришла весна и растопила сугробы, земля впитала снеговую влагу полностью, и ручьи в этом году не везде журчали. Их не было. Серый поправился. Переселился в будку, охранял днем двор. А ночью спал в коридоре. Теперь его одного ни куда не пускали. Только на поводке. Опыт и инстинкты, память вела к мудрым решениям. Ольга Николаевна решила увести его на лето в деревню. Там простор да и под ее присмотром.
 Чувствуя заботу дорогих ему людей, он подыгрывал их желаниям. Слушая как о нем заходит речь, ложился рядом, подставляя поочереди голову, шею, спину, бока и живот, для поглаживания. Принимал различные позы, развлекая нас. Он прекрасно знал, что любящие сердца, улыбка и добрые, ласковые руки, нужны всем живым существам. Кем бы они не рождались.


Рецензии
Очень трогательная история, Ольга Степановна.

С признательностью,

Йозеф Зюс   13.07.2019 10:25     Заявить о нарушении
Спасибо Игорь.
Всех благ и душевного тепла, прими от меня. О.С.

Ольга Степановна Мокрова 2   17.07.2019 02:48   Заявить о нарушении