Кто может сегодня называться настоящим писателем?

                Владимир Владыкин
                Кто может называться настоящим писателем?
          Классическое определение о том, кто может называться писателем, а кто нет, гласит, прежде всего прочего, как духовный наставник и поводырь в сложном сегодняшнем мире, поделённом на сословия и классы. История социального неравенства повторяется в новом веке. Получается, наступаем на те же самые «революционные грабли», которые могут привести к социальному взрыву. Разве в этом не слышится опасение новорожденной буржуазии о недопущении к общественной деятельности «боеспособных писателей», которые будоражат спящее сознание народных масс. А издательства, созданные на деньги первого врага русского народа Д.Сороса, направлены на недопущение к изданию книг этих писателей... 
           В результате либеральной вольницы сегодня появилось много писателей самых разных направлений, которых насчитывается десятки, а то и сотни.  Но не боевитых, лишённых патриотического настроя, а просто сочинителей всякой развлекухи от детективов до фэнтези и всяких там ужастиков, любовных романов, ничего не имеющих общего с реальной  жизнью. И такие «писатели» в почёте у власти. Они не затрагивают её интересов. Хотя сейчас приобретает популярность так называемый нон-фикшн, то есть литература документального жанра..  Они создали свои группы, объединения, союзы. На что направлена их деятельность? Всех перечислять не будем, так как это займёт много времени и к тому же навлечёт на автора этих высказываний большое неудовольствие или даже гнев либерального писательского сообщества. А ведь сегодня оно окопалось наверху разного сословия в национальном, нравственном и моральном отношении, увы, не просвещает, а только насаждает развлекательную литературу и ею формирует усиленно обывательское сознание.
Но если волков бояться и в лес не ходить, то, что получается, должен же кто-то будить сознание людей для того, чтобы окончательно не поставили на поток уничтожения русскую нацию.
            Поэтому ограничимся простым определением, кого можно называть настоящим писателем, а кто до этого понятия не дотягивает или вообще не обладает такими качествами, кого определяют как истинного писателя, а кого просто человека, который занимает чужое место, но считается писателем. Но сначала оговорюсь, обо мне ходят слухи, которые расходятся с тем моим истинным назначением на Земле, которое дано Небом.  Эти слухи до примитивизма нелепы, предвзяты, надуманны, а то и просто сфальсифицированы. Никто не знает мою душу лучше, кроме меня самого так, как она была задумана Богом не только для вразумления других, но и следовать нравственным законам. Меня же недруги из другого стана поносят, пытаются оклеветать, оговорить и причислить к той нации, к которой я не принадлежу. Быть их кровей, это позор принадлежать к тем, кто растаскивает и грабит Россию. Но для них это вовсе не позор, а доблесть, наглых, тихо злобных, которые ненавидят русский народ. И под видом якобы благих мероприятий, протаскивают свою "линию поведения"... 
           Начнём с определения цели деятельности писателя не как получателя дармовых премий, а существенной духовной мощи в гармоническом развитии и очищении нравственности от пошлости, себялюбия, то есть эгоизма и от всех других разлагающих пороков.
            В чём опасность всякой групповщины в писательском сообществе, которую продолжает демонстрировать Сорочкин со своими адептами по размежеванию литературного пространства? Групповщина работает исключительно на себя, тогда как все остальные члены писательской организации стоят вне её течения и работают самостоятельно, не участвуя в общем литературном процессе. Хотя как такового сегодня нет в любом писательском сообществе. Он существует индивидуально, всякого литератора никто не толкает в спину и не поручает писать очерки, рассказы, повести, романы о тех или иных общественных как положительных, так и отрицательных явлениях. Это только "именитые центральные издательства" создают «моду» на ту или иную литературу и формируют литературный процесс вне политики и жизни народа. Самостоятельно провинциальные  писатели, и частично также даже и столичные никакие явления не замечают, и не нацеливаются на них. Они пишут о том, что им ближе и понятней всего. Дальше своего носа не видят социальных процессов и явлений. Поэты и прозаики сегодня в выборе тем свободны. Над ними не стоит суровый советский цензор. Роль писательской организации сегодня эфемерна и неопределённа и непрозрачна. Вот пример…
           На сайте Брянской писательской организации появилась информация о том что, «15 июня в Новодеревеньковском районе Орловской области прошло выездное заседание секретариата Союза писателей России. В нём приняли участие губернатор Орловской области Андрей Клычков, председатель Орловского областного Совета народных депутатов Леонид Музалевский, глава Новодеревеньковского района Сергей Медведев, генеральный директор компании «ЮАССтрой» и президент благотворительного фонда «Любовша» Сергей Бутусов.
           Среди гостей новодеревеньковской земли были: председатель правления Союза писателей России Николай Иванов, сопредседатель правления Союза писателей России, поэт Константин Скворцов, член правления Союза писателей России, поэт Александр Бобров, секретарь правления Союза писателей России, прозаик, главный редактор журнала «Форум» Владимир Муссалитин, заведующая отделом поэзии журнала «Наш современник» Карина Сейдаметова, член Союза писателей России, литературный критик Яна Софронова, секретарь правления Союза писателей России, прозаик Николай Гребнев. 
            От Брянской областной общественной писательской организации в работе секретариата принял участие её руководитель, секретарь правления Союза писателей России, "поэт" Владимир Сорочкин».
            Из этой информации явствует, что выездное совещание проводил не Союз писателей России, а губернатор Орловской области Андрей Клычков, который и пригласил «высоких гостей» из Москвы и Брянска, то есть так называемых секретарей. Для чего же они собрались в одном из районов Орловщины из сообщения неясно. Неужели только получить памятные медали 200-летия Тургенева, чай попить, почитать стихи и послушать столичную певицу заслуженную артистку России Татьяну Ветрову? Какие же вопросы литературы и организации решало "выездное совещание" в воскресный день? Какие задачи сегодня стоят перед Союзом писателей России? Какая же его роль и ответственность перед читателями?
           Судя по беглому сообщению, никакой роли у него нет. Впрочем, проводятся только мероприятия дешёвого славославия своего сообщества, но вовсе не системная работа по сохранению и поддержанию духовности, что характеризуется как  признак нравственного вырождения и профессиональной беспомощности. Есть ли у неё даже не план, а просто желание встать в ряды борьбы с организованной буржуазными идеологами и скрытыми врагами литературы компании с теми, кто развязал четверть века назад масштабную акцию невежественного поношения книги как ненужного и отжившего реликта. Как он, СП России, собирается возвращать интерес к чтению? Запомнилось лишь то, что «наш пиит», Сорочкин, получил очередную дармовую награду. На этот раз он отхватил из рук орловского губернатора Андрея Клычкова памятную медаль «200-летия И. С. Тургенева».  За какие  заслуги? Да просто за то, что автоматом шагнул на Орловскую землю, погулял по ней и только.
           Что-то не припомню, чтобы Брянская писательская организация отмечала активно юбилеи своих членов. Правда, как-то прошла информация о юбилеях В. Крисановой и В. Деханове. Но это после критики оппонентов, и хорошо, что они живые. Да вот хотя бы юбилей писателя-краеведа Пасина В.С. проигнорировала, впрочем, только якобы поздравила на своём сайте с 90-летием, а творческого вечера не провела. Это что, вот такая своеобразная репрессивная мера против неугодного? И только за того, что В. С. приятельствует с писателями из другого стана. Разве это требование нравственного закона? Нет, это произвол карающей "правой руки" Правления местной группы СП России. Она почему-то вообще не отмечает юбилеи ушедших поэтов и писателей.
            Был ли устроен при жизни хоть один юбилейный вечер недавно ушедшего поэта Нины Фёдоровны Афониной? Можно сказать с уверенностью, не припомню. А ведь Сорочкину она была верным товарищем и на собраниях защищала его от якобы очернительской критики. Хотя там никакого наговора не было. И даже проголосовала за снятие поэта Ивакина Н. И. и прозаика Лескова В. Н., не вникнув в истинные намерения Сорочкина, который всех пугал развалом организации "новоявленными критиканами". Это тоже ход интригана и подлеца.  Нина Фёдоровна была не конфликтный человек, потому ей было не под силу разглядеть фигуру одиозного руководителя. Разумеется, относительно «своего кумира» она заблуждалась, он бесстыдно её использовал в своих "играх", и к своему творчеству относилась непростительно прохладно. Её никто даже дружески не поддержал, не вдохнул веру в себя; на каком-то повороте, видимо, она засомневалась в своём поэтическом даре. Если у поэта пропало вдохновение, это уже сигнал, значит, не всё у неё обстояло благополучно. А может, в самой организации? Почему же она, автор только трёх книг стихов, перестала писать? Когда она издала первую книгу «Мои апрели» (1982) Сорочкин ещё уверенно не входил даже в число начинающих. И вот такое со стороны Сорочкина никакое отношение к Нине Афониной…
           А теперь начнём с того: если писатель не умеет вести полемику, не умеет отвечать достойно на критику, а лишь прибегает к суду, тогда он не писатель, а самая что ни на есть «обиженная баба». К этому его повело чувство опасности потерять место и чувство, на его взгляд, несправедливо очернённого. Но на его место никто не покушался. Я уже писал, как он обо мне лгал в суде, потому повторяться не буду…   
            Вот пример странного поведения «писателя-Сорочкина В. Е.». В свою защиту против «очернителей» он не написал ни одной грамотной статьи, не ответил письменно на все критические статьи Ивакина Н. И., Лескова В. Н., Владыкина В. А. Со своей пишущей братией он устраивал на Интернет-ресурсе «Брянск ру» побоище под названием форум, и что очень напоминало так называемый базарный день «злобных склочников».
           Посторонние пользователи даже дивились тому, как бурно проходит «литературная жизнь» на Брянщние, которую, недаром называют «бранным полем», когда заходит речь о происхождении этого наименования. И всю эту прыть продемонстрировало писательское сообщество под названием «Союз писателей России», который на местном уровне возглавляет с 2007 года Сорочкин В. Е., а его центральный аппарат с 2018 года принял к управлению наш земляк Иванов Н. Ф.  Но мы пока не будем касаться этой «выдающейся личности», а продолжим развивать заявленную тему как очень насущную.
           Разве настоящий писатель, коим себя считает Сорочкин, может поступать как раскольник, которым он без всяких нравственных правил считается? Нет, его не назовёшь таковым!  Значит, он не писатель, и, как сказал Лесков В.Н. в статье (причём очень правдивой и отточенной до всех стилистических фигур):  «Стыдно жить поэту на чужбине, страшно на чужбине умирать…» «…У кого-то ему цены нет. Но не у писателей. Потому что сам не писатель. И близко не был».
           А кто его ценит? Только раболепное окружение! Это, прежде всего: Семенищенкова Л.Л., Лодкин Ю.Е., Володин В.В., Шаблакова О.В., Ашеко Л.С. Последняя с большими амбициями, но с мелким талантом «литератора всех жанров», коли довелось бы, сама готова возглавить СП. Но годы уже не те.
           Знает ли Сорочкин, свою двуликую сущность? Мы в этом не вполне сомневаемся. Он ослеплён своим неглубоким стихотворчеством с того момента, как в 2016 году занял третье место в номинации конкурса «Народный поэт». В этом ему «удружила» вся Брянская область и другие окраины. Я уже не в одной заметке развенчивал звание «народный поэт», поскольку о бедах, особенно русского народа, у него нет стихов такого плана, как у Некрасова Н. А. и других великих русских классиков. Его потуги казаться таковым у меня вызывают к нему человеческую жалость. Он умеет поступать так называемой тихой сапой, предвидя как бы заранее судебные разбирательства, позаботился о возвеличивании себя всякими наградами, грамотами, дипломами, медалями, премиями, имея в арсенале всего четыре книжки стихов. Поразительно то, как в последние годы скорым порядком шло награждение Сорочкина и особенно после статьей Ивакина и Лескова. За какие заслуги он стал лауреатом премии «Серебряная лира», не говоря о других? А как настойчиво пытался получить звание заслуженный работник культуры! И получил, но не заслуженно. Вот и в прошлом году в Крыму наградили премией имени поэта Николая Гумилёва. Разве все эти звания и награды соответствуют его истинным заслугам перед литературой (считай, обмелителя СП, а также трусливого инициатора по изгнанию из организации русских писателей Ивакина и Лескова, и недопущения в оный других? Разумеется, нет, не соответствуют. Да и какой из него лирик без русской идеи, коли всё его творчество камерное и селективное. И воспевает русскую природу бесчувственно и банально. И при этом позор Семенищенковой состоит в том, что пыталась сравнивать его прилизанные и пресные творения с творчеством Тютчева и Рубцова. А то и ставит выше признанных классиков. Если у них поэзия осязаема и западет в душу и глубоко волнует, от неё веет красотой русской природы, русской жизнью, то от стихов Сорочкина – тягучими как смола сентенциями. У него можно услышать отголоски Северянина, Сельвинского, Волошина и самого Тютчева. Но это всего лишь жалкие попытки приблизиться к классикам. Не буду говорить о его мастерстве, технике стиха, этим он владеет вроде бы умело. На этом всё и заканчивается, так как в стихах явно отсутствует эмоциональность, живая передача чувств и переживаний, чем всегда была сильна русская поэзия. А если этого не происходит, тогда и нет, кроме эрзаца, настоящей поэзии при его витиеватой, как бы нарочитой, манере построения строф при его заоблачных, лишённых живости образах и однообразным архитоническим размером. И при этом бросается в глаза пустота содержания, а также отсутствие в стихах русских национальных черт. Но присутствует лишь, повторяюсь, синтетическая отделка и оформление стихов по какую-нибудь систему стихосложения, да и только.
           Вот его сущность как кредо, как заповедь – не имей большого таланта, но поимей друзей и пойдут эшелоном награды! А в последнее время автоматом, как медаль Тургенева. Но и друзья таких же, или чуть выше, способностей. И вместо качественного творчества второе десятилетие он этим успешно только и занимается. На самом деле его сомнительные сочинения на поэтическом поприще не заслуживают того, чтобы называться выдающимися достижениями. Он не владеет ни одним из прозаических  жанров. Он не прозаик, не критик, не публицист, не очеркист и тем более не драматург, на что покушаются Ашеко, Семенищенкова, Лодкин. Когда ТЮЗ, в качестве главного режиссёра, возглавлял заслуженный деятель искусств и культуры  Мамедов М. Г. эти «драматурги» обивали пороги театра юного зрителя, навязывая ему свои бездарные пьесы. Не из-за них ли именитый режиссёр покинул театр, не выдержав их «выдающегося нахализма»? И кто тогда плёл против него интриги, сегодня видятся невооружённым глазом…
          Настоящие писатели так не поступают, а только мелкие, тайные интриганы. Но мы продолжим. Разве «наш поэт» владеет в совершенстве жанром поэмы? Этого вида у него нет и близко. Все им написанные стихи, несут в себе образцы невысокой лирики, невысокой гражданственности, невысокой поэтической образности, которая бы искренне волновала и наполняла душу истинным светом просветления разума и души. Все его стихи -– это бескрылый, по его выражению, «разговор с самим собой». Читателя же они по-настоящему никак не задевает, а только вызывает недоумение и досаду. А ведь поэзия, как «езда в незнаемое», по высказыванию одного большого поэта, должна нести свет прекрасного и преображения души.
          Вот потому не зря создаётся впечатление, что все его эфемерные награды им получены из рук таких же, как и он, слабых литераторов, или просто из приличия ради. В итоговой статье о том, как проходили все судебные заседания необходимо рассказать в заключение гражданского дела №2-1660/2017 о том, как Сорочкин «обрабатывал» своё ближайшее окружение, а то может и всех принятых им членов СП России, ловко настраивая против Ивакина, Лескова и меня лично. Иначе бы они не обходили меня, как прокажённого, десятой дорогой, что порой выглядит комично и гадко. Мне известно то, какие он плёл интриги, когда учился на высших литературных курсах в литинституте им. Горького. Это ещё раз доказывает, что истинный писатель так не поступает, он не заботится о том, чтобы за одни и те же стихи бесстыдно получать незаслуженные награды. Он не духовный наставник молодёжи, он наставник и натравитель против тех, кто стал ему неугоден. Разве настоящий писатель может состоять в таком СП, который на местном уровне создал Сорочкин? Разве настоящий писатель занимает позицию: «моя хата с краю», зная или не разбираясь в том, праведный ли конфликт создал его руководитель или только оградить себя от праведных писателей? Именно такую позицию занял неплохой по творчеству прозаик из Трубчевска Д.Стахорский.
         А всё потому, что даже праведному писателю не так-то просто разобраться в конфликте писателей разных поколений. Причём не так-то просто вывести на чистую воду жалкого интригана, коим и является Сорочкин. А его, так называемые подопечные, то есть члены организации, которых он принял не ради их талантов, а исключительно для защиты своего кресла, будут за него стоять горой, поскольку они его другим не видят, а как только своим благодетелем. Хотя писатели обязаны разбираться во всех типах людей. Но они этого не ведают в силу своего ограниченного взгляда на его приближённых. К примеру, Ашеко настолько себя возомнила «мэтром», что считает своё творчество неподлежащим аналитической критике. Её повести и рассказы я не раз разбирал, но уже надоело приводить примеры её неуклюжих и безграмотных фраз и оборотов. Для неё нет милее отношения к её книгам, не иначе, как с эстетическим восторгом, с каким отзывается в своих недостаточно профессиональных отчётах Семенищенкова Л. Л., которую надо бы лишить кандидатского минимума, как несостоятельного филолога. Видеть или не видеть теоретических недостатков, это и есть непрофессиональный подход к разбору. И как может так писать «кандидат филологических наук», обнажая свою «филологическую недостаточность».Таким же неприкасаемым, смешно сказать, выставляет себя и Сорочкин…
         Однако сам того не желая, он выдаёт себя безнравственным поведением. На этом поприще в своё время он сошёлся с плагиатором Георгием Белым. Ему он определил роль цербера, который должен был охранять его покои от разных там не членов организации – владыкиных и сычёвых, юрченковых и винокуровых. Можно ещё называть из тех, которых, по его мнению, было опасно для него самого принимать в организацию. И та же Ашеко определяла, кого надо принимать, а кого и близко не допускать к сообществу…
        А теперь о том, из-за чего сыр-бор! Почему суд первой инстанции нарочно не сделала запросы в органы власти, в орган, который регистрировал издательство «Брянский писатель»? Ведь Сорочкин утверждал, что оно не было зарегистрировано, тогда как Ивакин считал иначе, то же самое относится и к тому, как Сорочкину дали квартиру. В то время он не работал в городской администрации, как утверждал в суде. На самом деле он работал при комитете по печати областной администрации по протекции тогдашнего губернатора Лодкина Ю. Е. Но суду, в лице судьи Артюховой Э. В. возбранялось провести собственное расследование потому, что была назначена на этот гражданский процесс высочайшим распоряжением. Вот почему она не могла исполнить статьи ГПК РФ.
          Чтобы выставить себя порядочным, в суде Сорочкин надел маску "правдиста" и назвал нас "очернителями". На это я ему ответил: «Вас никто не очерняет и не очернял. Это вы такой и есть, это ваш портрет. Вы сами себя очерняете своими недостойными поступками, что не подобает так поступать настоящему поэту. И какова в таком разе цена вашему достоинству? Оно как бы шатается – от одной скверны до другой. А нам остаётся только это подмечать».
          По жизни у него не одна подобная маска, он может быть парнем-рубахой с сахарной улыбкой на колоритной невозмутимой и наглой физиономии, а перед дамами у него в ходу маска дамского угодника и «большого знатока литературы». В одном интервью он развенчивал такие книги как «Доктор Живаго» Бориса Пастернака, «Дети Арбата» Анатолия Рыбакова, голословно назвав их слабыми. Он это делал для того, чтобы дистанцироваться от писателей-евреев. Я же упомянул не ради их защиты, а лишь из-за того факта, как он может манипулировать, выставляя себя в образе патриота. Хотя на самом деле не провёл ни одного патриотического выступления в защиту Донбасса. У него на эту тему нет ни одного стиха. Впрочем, всё его творчество антипатриотично, поскольку маргиналу по убеждениям и образу поведения неприлично быть патриотом.
           Сорочкин вообще любит себя на словах выставлять патриотом. Вот и писателя-патриота Николая Старикова взял в свои друзья. Он утверждает, что: «Его творчество мне ближе». И продолжим его «патриотический» слоган: да, кроме разных там рыбаковых и пастернаков.  Это его такой ловкий ход: мол, «меня пытаются сделать членом пятой колонны, а я читаю Старикова». Но коли на то пошло, специалисты читают книги и своих и чужих авторов для сравнительного анализа. Так что «наш пиит» всегда норовил пускать пыль в глаза  малопросвещённой публике.
           Вывод: честный писатель так не поступает.
           Почему Сорочкин не подавал в суд в 2012 году, когда в («НЛ»№2) вышла статья Ивакина Н.И. «Куда плывём?», ни в 2014 году («НЛ»№4), когда вышла статья Лескова В.Н.: «Стыдно жить поэту на чужбине, страшно на чужбине умирать…».
            Всё объясняется очень просто. Видимо, он почувствовал, что его могут привлечь к уголовной ответственности за растрату и нецелевое использование средств, которые выделялись в 2013 году городской администрацией при мэре Смирнове на ремонт помещений местного СП России по улице Фокина,18 в 1 000 000 рублей. Этих средств не хватило, было ещё выделено 250 000 рублей. На ремонт же истрачено где-то только около 280 000 рублей. Примерно тогда же к юбилею организации областная администрация выделила на издание книг членов СП 1 500 000 рублей. Половина из этой суммы пошла на издание сочинений «великой мэтрии». Куда делась другая половина, никто не знает, но Сорочкину известно. В суде он внятно не пояснил: куда же уплыли «лакомые куски»?  В суде он также показывал, что организация существует на гранты, ежегодно они получают только на услуги ЖКХ 750 000  рублей, не считая гранты, которые разыгрываются департаментом семьи,  социальной и демографической политики.
         Удивительно то, что общественную организацию Сорочкин превратил в статус секретного органа. У него ничего не спроси, и ничего не скажи. А потом упрекает, мол, пишите неправду! Хотя писатель не может писать неправду. Поражает то, что уже через три года названые суммы оказались неподсудными и неподотчётными общественности, так как законом предусмотрено, что по прошествии трёх лет уже невозможно проверить, правильно ли были израсходованы средства на ремонт (1 250 000, а также издание книг 1 500 000 и другие вспоможения).
         Знают ли сорок членов организации, как и на что тратятся гранты, если учитывать, что от закрытого, а то и лживого  руководителя правды не добьёшься?
         Так что он был ограждён законом о сроке давности через три года статьёй  78 ч 1. УК РФ. Вот почему у нас  в стране так пышно цветёт воровство денежных средств миллионами и миллиардами во всех уровнях власти. Удрал за бугор, прошло три года и ты свободен от уголовного преследования.
         Отсюда вывод: честный писатель так не поступает. Коли вовремя не подал иск в суд, надо было бы его иск отклонить суду, который, оказывается, не способен установить истину и встаёт на сторону «мутного человека», у которого честь и достоинство запятнаны, умышленно не исполнением Закона…
         У нас никогда не будет правового государства, пока поддерживается почва для злоупотреблений, пока не изживётся практика «позвоночного права», когда судебные процессы проводятся по прямому, но тайному указанию высшей власти, когда власть навязывает судам свои волеизъявления, когда существует «кумовское право», когда бывшие однокурсник или одногруппник – один губернатор, а второй – руководитель общественной писательской организации решают, как должен закончиться судебный процесс.
          Писатель, который наделён Богом даром художника слова, и он же прибегает к решению своей проблемы с помощью коллеги из правоохранительного органа, то он уже не посланник Бога, а махровый нарушитель Закона. Как же на это должен смотреть Бог? Равнодушно или только сокрушённо покачать головой да пораскаяться в том, зачем он наделил имярека даром писателя, то есть своим помощником?
          Разве всевидящий Бог придёт в гнев и отнимет у того дар творца слова?  Нет, конечно, сразу это не делается! Для этого есть время. А пока он ему говорит: «Я увидел в тебе талант художника слова, а ты не ценишь и не дорожишь истиной? Тогда занимайся другим делом, писателем тебе уже не быть, так как ты не выдержал испытания наделённым даром нести в жизнь истину и свет".   
         И стал имярек издавать развлекательные газеты и руководить кучкой поэтов и прозаиков разного дарования, и набралось их его милостью до сорока человек, проверенных, верных, благодарных ему до скончания дней. И власть ему, с которым можно обо всём договориться, последовательно  благоволит, выслушивает, даёт советы, как бороться с оппозиционерами. А то и сама тайно участвует. Сегодня либеральные деятели культуры есть подголосники и помощники пятой колонны.
          Так что вред групповщины, настолько очевиден, что её существование не даёт развиваться местной литературе, её течениям и направлениям, она присвоила себе все блага писательского дела, а себе отдаёт всё, тогда как своим коллегам лишь крохи, но и те выпадают раз по обещанию. Групповщина раскалывает писательское сообщество и наносит ему невосполнимые потери, поглощая избранной  группой все затраты, не отдавая их другим, которые издают книги за свой счёт.
          По своей привычке лгать, Сорочкин пытался принизить значение и роль журнала «Новый Литератор» в представлении тех литературных сил, которые он всячески скрывал, ещё, как и патриотические, которые для него представляли опасность. Но чтобы ослабить их роль он сначала их принижал, а после скрывал, не принимая их на семинарах и тусовках. Мне говорят, как Сорочкин кому-то бахвалялся, что от Владыкина, скоро вслед за Кожевниковой и Федичевой, к нему все побегут, желая получить членские билеты. А кто их держит, никто!  Но есть писатели, которые не желают там быть, пока хозяйничает в стане человек с "сахарной улыбкой".
          Удивляеит то, что его стихотворения печатает журнал "Наш современник". Его идейный уровень стихов относительно истории близок к русофобии...   
          Кстати, в последниее время журнал "НС" значительно снизил свой былой художественный уровень, что больше относится к прозе и поэзии. Где Николай Иванов, там и брянские авторы. Но какого уровня его проза и стихи, рассказы его земляков, может ответить только настоящая критика? А её-то у нас нет.   


Рецензии