Космос рядом 8. Зрители и герой 3

Зрители и герой 3

Но по постоянным рассказам друга Василия многое из истории знал. Только эта история представала перед ним во множестве кадров, которые не всегда сводились во что-то единое целое.
- О сожжении речи не шло, ведь хотели перевоспитывать, - успокоил себя Егор.
Вместе со светом исчезли для Егора и внешние звуки, он словно вернулся в свое первоначальное состояние сна. Все уже представлялось какой-то неведомой ему игрой, смысла которой он сразу и не мог осознать. В памяти задрожал образ любимой девушки, которая осталась далеко-далеко, и с которой ему хотелось бы встретиться, в том времени, где ему было хорошо.
- В каком маленьком и замкнутом мире я жил, - вспоминал Егор, но в каком удобном, каком счастливом.
- В работе одной жил, так будет честнее сказать.
В эти минуты не чувствовал Егор колебаний браслета, но чувствовал, что браслет на руке, и он никуда не исчез. И на землю его никто не собирается возвращать.
Свет брызнул так резко, словно темнота пала мгновенно. Глаза никак не могли ничего рассмотреть. Постепенно увидел  два круга жителей планеты, потом посмотрел на свои руки, они были не такими как раньше. Еще стали Егору видны края балахона.
- Вот и я в балахоне, - с огорчением подумал он.
Но это не было смирением. Это было констатацией факта. Грустного, но неизбежного.
Тут же после обретения зрения к Егору вернулся и слух. Долгий томительный звук, как шуршание проник в уши, а потом и в память. Вспомнилось гудение пчел у малины, что густо росла вдоль низкого деревянного забора маленького домика, где он жил с родителями. Но это не был радостный гул пчел нашедших огромное количество пыльцы на маленьких беленьких цветочках. Это был гул толпы, подтверждающий свое согласие со всем, что происходило в эту минуту на этой планете, и казалось, происходящее одного случайного здесь человека, его, Егора. Пчелки из памяти улетели, осталось там закрытая дверка в прошлое радостное время.
- Пришелец направляется в дом Шаны.
Существо, которое первой коснулась Егора, когда он еще лежал на твердой поверхности, оказалась Шаной. И к ней Егору и предстояло направиться.
- Конец короткого ритуала, - подумал Егор.
Ему представлялось, что он смотрит фантастический спектакль. Занавесь закроется. Зрители уйдут. Под ним скрипнет стул, который он с шумом отодвинет. И он уйдет в тихий ночной город, где все еще на своих местах стоит прочно. Пройдет пешком по широкой улице, к фонтану, почувствует влагу струй, наклонится, зачерпнет теплую воду и подбросит горсть воды вверх. Капли воды подсветят лучи фонарей. Потом будет крепкий сон, а утром работа в вычислительном центре, кропотливая работа, но интересная для него.
Зрители действительно расходились,  молча и тихо. А Егор продолжал стоять. Веерница идущих друг за другом жителей планеты уже терялась вдали. Ушли и главные в этом новом для Егора мире, те кто носил ленточки на поясах балахонов.
- Тишина – главный признак благополучия на планете, - решил Егор.
На балахоне Егора никаких ленточек не было. Цвет балахона был серым, но не мрачным, а так с легкими вкраплениями белизны.
На площадке ничем не огороженной и ничем не выделенной остались стоять Егор и Шана.
- Долгое стояние, - подумал Егор.
Но и оно имело свой конец. Шана достала из рукава две  маленькие пластинки, гибкие, желтые. Положила их на землю. Показывая, что Егору нужно встать на одну из пластинок. Шана встала на другую пластинку.  На браслете, который был на ее руке, нажала кнопочку и в тот же миг они оказались не на голом пустом поле, а в тени зеленых высоких деревьев.   


Рецензии