Девушке-монголке

Твой азиатский глаз блеснул, как сабля:
в лесу ресниц он, словно самурай!
Я красотой твоей слегка ограблен,
и думаю с восторгом: «Не замай!»
И семь твоих доверчивых косичек
с утра стегают воздух, как коня…
Скажи, куда сквозь ржавчину привычек
несёт он удивлённого меня?

А степь встаёт столбами рыжей пыли
до облаков, и факельным огнём
времён Чингиза освещает были,
в которых мы по-прежнему живём.
Твои векам угодные призывы,               
чтоб я семью сынами в юрту врос,
рождают серебро у листьев ивы
и в сердце – мельтешенье жёлтых ос.

Я оберну стрелу китайской лентой,
пущу – стрела засвищет, вдаль маня!
Поют цикады – верная примета,
что ноша будет лёгкой для коня.
Что скалы не смутят своим оскалом,
и бег коня услышат там и тут…
Вон Шамбала – звенят её цимбалы,
знамёна в небе – облака плывут!


Рецензии