Не поднимай камня!.. - 10

Предыдущая  http://www.proza.ru/2019/05/18/498


Узнав о психическом состоянии бывшего мужа, Екатерина, не сдерживая обиды, злорадно воскликнула:
– Так ему и надо, паразиту-мучителю! Получил по заслугам!
Дочь опешила:
– Да что ты такое говоришь, мам? Ему-то что? Это нам всем проблемы! На наши головы! Это нам так надо? За что?
В наступившей неловкой тишине каждая думала о том, что, действительно, больше всего пострадала старшая дочь.

А в семье старшей дочери и вправду обстановка была неблагоприятная. Поняв, что дедушка помнит только что было давным-давно, а в последних годах своей жизни не ориентируется, его поначалу начали жалеть, но безрезультатно объяснив раз десять одно и тоже, появилась досада и раздражение.

Одно утешало: его состояние было не агрессивное. Теперь уже перестали прятать на ночь ножи, вилки и переноски. Мало ли что? Его же во время службы в Армии, когда он служил в ВВС, бросали в разные страны на подавление восстаний, сам рассказывал. А сила у него была. Глядя на стройное, подтянутое тело, не верилось, что дедушке восемьдесят два с половиной. Но больше всех он сам не верил этому. Продолжал считать, что его приютила какая-то женщина.
– Сколько тебе лет? – поначалу спрашивала дочь.
– С твоих слов – восемьдесят два.
– А ты как думаешь?
Он подходил, всматривался в её лицо и вкрадчиво тянул:
– Ну... чуть старше тебя. На полгода где-то.
– Пап, мне пятьдесят семь. Как ты можешь быть на полгода старше меня, когда ты мой отец? Зачем мне тебя обманывать?

Вот так и жили. Каждый день надо было показать где туалет, где кухня, где дверь, ведущая на улицу. И каждый день он просил купить ему домик. Маленький. Старенький. Сколько там ему осталось?... Так, тысяч за пять.
– Я за квартиру каждый месяц плачу в среднем пять тысяч, а ты хочешь, чтобы тебе домик купили за эту сумму? Уже таких цен нет!
Но всё-равно, просьбы были каждый день, аж покуда дочь, не выдержав напора, высказалась:
– А ты мне купил домик, когда выпустил голой и босой в свет? Ты мне купил? Нет! Так почему же я должна тебе покупать?

Вот так вот: нет-нет памяти, а эти слова запомнил, перестал просить купить домик.
Но тем не менее, каждый день, дождавшись её с работы, заводил разговор:
– Давай решать мою судьбу!
– Давай, пап, – терпеливо соглашалась дочь. И всё начиналось сначала: Нина продала дом, а его выгнала, Раечка умерла, в Киселёвке дом сгорел, никого из родственников уже в живых нет, младшая дочь живёт с бывшей твоей женой Катей – туда дорога тебе заказана; осталась одна я, больше тебе жить негде!
Он хватался за голову и, раскачиваясь, говорил "Угу... значит, выхода нет, надо жить у тебя!".

– Как же всё это надоело выслушивать каждый день! – не выдержал младший сын.
– Надоело слушать – не слушай! – последовал ответ дедушки.
– Да напиши ты ему на бумаге всё то, что рассказываешь два месяца изо дня в день! Пусть сам читает! – встрял в разговор разозлённый муж.
– А давайте запишем на диктофон вопросы-ответы – пусть слушает, и никто не будет нервничать, – предложила дочь.

Не записали... Всё повторялось каждый день.
– Судьбу решать надо было в молодости! – не выдерживает уже внучка. – О чём ты  тогда думал?
Молчит... А спустя минуту:
– Мне бы бабку найти.
– Э, пап! Была бы у тебя квартира, я бы тебе троих нашла, на выбор. Но ты же гол, как сокол. Кому ты такой в городе нужен?

Старость страшная сама по себе. Недаром вкладывают в детей свою любовь, заботу, даже материальные ценности: машину, квартиру, дачу... А здесь же... Совершенно чужой человек для своих внуков, ни разу их не видевший, чего же ожидать?
В семье нарастала раздражительность. Дедушка жил своей, обособленной, жизнью, ни на кого не обращая внимания. За два месяца он так и не смог запомнить имён ни зятя, ни внуков. Выспавшись за день, ночью ни свет ни заря, при ночной лампе резко вскакивал с постели и начинал, шаркая, бегать по квартире. Сон молниеносно пропадал. От недосыпания часто болела голова.

– За сорок лет привык на рассвете вставать хлопотать по хозяйству, вот по инерции и сейчас поднимается и бежит животных кормить, – предположила сестра.
А может, туалет ищет? Надо подняться, показать. А то лужу вытирать неприятно...
– Пап, вот туалет! Я свет включила!

Теперь надо глаз да глаз! Отец надевал сорочку, брюки и, заглядывая во все углы, начинал искать туфли.
– А куда это ты собрался?
Ответ следовал разнообразный: гулять, в церковь, в Киселёвку и т.д.
Главное, не выпустить с квартиры! Выйдет – домой ни за что не попадёт – заблудится: не может запомнить даже в каком городе он сейчас живёт.
– Мам, да что ты стоишь на дверях? Пусть идёт! Пусть идёт, куда хочет!
– Как это: пусть идёт? Жалко же человека! Помрёт с голоду или замёрзнет зимой.

Ей становилось страшно: а что, если и правда, не встерегут, выйдет на улицу и заблудится? Таблетки памяти не возвращали, а только "тормозили" развитие неизлечимой болезни Альцгеймера.


Продолжение  http://www.proza.ru/2019/07/13/504


Рецензии
Больно за всех. Вызывает сопереживание рассказ, спасибо, Валечка!

Надя Сорокина   19.07.2019 23:44     Заявить о нарушении
Как вы правильно сказали: больно за всех!
Спасибо, Надюша!
Хорошего дня!

Валентина Лысич   20.07.2019 08:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.