Биюшкина

Посвящается Ларисе Фроловой.

Любой человек может быть у ваших ног.
Главное – точно попасть в челюсть.

Приз «Либидофригидодилдо». Учредители: Гузеева, Володина, Сябитова. Иностранный агент НКО «Сперма и суффикс»: Павел Недоступов.


Мужчин Марина Биюшкина не знала лет до сорока. То, что она знала о них, так это - «все мужики козлы».
У Биюшкиной брови были, как у Брежнева. Настоящие, прям такие -  широкие и густые. Не придерживаясь современных стандартов моды и красоты, их не выщипывала. Плевать, когда красота, как она считала, природная. Как и её полнота. Приводила в пример рембрандтовских натурщиц и этим успокаивалась.
Первый муж Марины – невысокий, со следами оспы на лице, лысый штукатур Иван побаивался её.  Битым был не раз, особенно, когда супруга напивалась. Биюшкина считала, что, выпивая пиво по две-три бутылки в день, она не сопьётся, зато для кожи полезно и в постели развязна.
Муж Иван, измученный стройкой, рад был казаться фригидным, да неугомонная Биюшкина так не считала – секс ей нужен был каждую ночь. По выходным она требовала ещё и днём - навёрстывала упущенные годы.
Если муж Иван не соглашался исполнять супружеский долг, она тут же принималась истерить: плеваться, орать на весь дом, дубасить.
Однажды он не выдержал и ушёл навсегда.
Биюшкина какое -то время погоревала и вскоре знакомится с пятидесятилетним Борей. Мужчина покупал в магазине шесть банок пива «Жигули» и малёк.
Боря замешкался на кассе.  Ему не хватало одного рубля. Биюшкина, стоящая позади мужчины, учтиво предложила свою помощь, протягивая кошелёк. Боря не отказался. Из магазина вышли вместе и сразу же направились к ней домой. Выпив всё, что обоюдно купили, Биюшкина захотела секса, стянула с Бори штаны, тот не сопротивлялся. Подхватила обмякшее пьяное тело и понесла его к кровати. Пока несла, дважды ударила мужчину головой об косяк. Боря даже не с интонировал. Боря был в отключке.
Утром, когда он проснулся, обнаружил у себя множественные синяки на теле, затылок гудел. Рядом лежала Биюшкина с невыразительным телом гусеницы, разделённым на несколько частей из складок, угаженное целлюлитом и запахом пота.
Боря скривился и толкнул Биюшкину.
- Опохмелиться есть?
Биюшкина отлипла глаза.
- Вначале секс. – раздражённо произнесла она, выпуская кислый запах со рта.
Боря опустил руку, нащупал у себя вялый член, посмотрел ещё раз на голую Биюшкину и вздохнул:
- Наверное, не сегодня.
Через пятнадцать минут Боря стоял на лестничной площадке без штанов и куртки. В одних застиранных семейных трусах с распоротым швом сзади.  Порвал, когда руками упирался в стену и ногами тормозил.  Как только он не просил Биюшкину передать ему вещи, двери та не открыла.
А через месяц у Биюшкиной появился штамповщик третьего разряда Румянцев Николай. Он был без трёх пальцев на левой руке и слегка прихрамывал. Все свои изъяны получил, работая на заводе «Пролетарец», в тяжёлом цеху.
Через неделю совместного проживания с Биюшкиной у Румянцева прибавилась травма шеи и вторая нога плохо сгибалась в колени. Из-за этого казалось будто он пружинит, когда идёт. После третьего посещения травмпункта, он к Биюшкиной  не вернулся.
У Тани, соседки снизу, скромной, боязливой девушке, только что окончившую швейное ПТУ, засорился унитаз, и она вызвала сантехника. Биюшкину позвала за компанию.
 Женщины разговаривали на кухне, пили «Невское», когда раздался звонок в дверь. Таня в коротком халате и в полосатых носках, больше похожие на гольфы, с бантиками подростка на голове, пошла открывать. На пороге стоял краснощёкий, улыбчивый сантехник Саня Коврижкин. В руках чемодан с инструментами. Подмигнул.
- Хозяйка, какие трубы будем чинить? Внематочные?
Таня оцепенела. Покраснела. Вот нахал.
Хохот сантехника заглушил орущий телевизор на кухне.
Биюшкина про себя отметила, что сантехник наполовину идиот и шутки у него несмешные.
Однако, когда Саня зашёл на кухню, Биюшкина напряглась.  Кучерявый, широкоплечий, высокий, с голубыми глазами. Классика жанра. Вот только кулаки у сантехника, как у дровосека. «Ну, ничего… справлюсь» - криво усмехнулась Биюшкина.
В этот вечер сантехник Саня Коврижкин так и не устранил засор труб у Тани, а ушёл на верхний этаж с Биюшкиной, устранять её трёхнедельное воздержание и ненасытность.
Учитывая ошибки прошлого, Биюшкина старалась не напиваться и не проявлять инициативу - «сверху всего». Поэтому, когда Саня выглядел уже мёртвым и плюхнулся одетым на кровать, раздевать не полезла. Потерплю, мол, до утра.
Утром сантехник, придвинувшись к Биюшкиной бочком, грубо и недолго, овладел ею. Как ни странно, но женщина впервые не захотела царапаться, кусаться, надрывать глотку. Перед глазами стояли – кулаки дровосека. И хотя, она не испытывала никогда на себе чьи-то удары, почему-то живо представила испуганные гримасы своих «бывших».
Коврижкин ногой подпёр задницу Биюшкиной и со словами «Пошла делать мне кофе», пнул с кровати. Не одевая халата, она побрела на кухню.
Все последующие дни, до самого Нового года, Биюшкина встречала Саню пьяного с работы и получала тумаков. То за не вовремя разогретый ужин, то за «сука жирная, пора худеть», то просто так: без причины. Секс, как Биюшкина и желала когда-то, был если, не каждую ночь, то часто. Впервые, она пыталась быстренько заснуть, ну или притвориться спящей. Однако, Коврижкин, пропахший алкоголем вперемешку с канализацией, с рыком, со слюнявым ртом верблюда, залезал на Биюшкину и овладевал её. Биюшкина чувствовала себя обкраденной в инициативе и несчастной. Она не могла смириться с поворотом судьбы и в её неразработанном мозгу крутилась одно: как избавиться от ситуации, в которую она вляпалась.
Помог случай.
По дороге из магазина домой, она встретила одноклассника Петра Сысоева, отличника, с которым она сидела за одной партой и благодаря которому, она свои контрольные писала на тройки. Сысоев напоминал сушёную рыбу – плоский, покрытый себорейной чешуёй, с выпученными глазами.
Они разболтались. Сысоев, поёживаясь от холода, пригласил Биюшкину в кафе, напротив. Она стала рассказывать ему о своей незадачливой жизни и попросила заказать бокал пива. Слушая её, он тактично кивал, а она жаловалась и жаловалась. Худощавый Сысоев с очками минус три, протянул свою руку к Биюшкиной, нежно погладил по плечу.
- Красивая ты, Маринка! Выходи за меня!
Биюшкина поперхнулась, выпустила пузыри в бокал.
- Сиди здесь! Я скоро! – и с этими словами, опрокидывая стул, ринулась к выходу.
Кафе располагалось недалеко от её дома. Толстая Биюшкина неслась на огромной скорости поезда, расталкивая прохожих и «выпуская пар из носа». Лестницу перескакивала через три ступени.
Войдя в квартиру, услышала музыку.  Коврижкин дома. Тем лучше. Пнула дверь в комнату. Саня лежал на диване без трусов, полностью голый, пьяный. Спал. Схватив сантехника за шею, Биюшкина под впечатлением, что, наконец, в её жизни грядут положительные изменения, скинула его на пол. Коврижкин вскочил на ноги.
- Ах, ты тварь…
Дальше произнести сантехник не смог ни слова. Давно не разминавшие свои кулаки Биюшкина, снесла его с ног.
Она вынесла Коврижкина на лестницу, положила рядом с батареей, чтобы не замёрз, укрыла его же вещами. Рядом оставила записку: «Не смей больше приходить. Убью.»
Сысоев сидел в таком же положении, в котором его оставила Биюшкина.
Марина подошла к нему, села на стул.
- Я согласна.
Сысоев улыбнулся.
 
Прошло полгода.
Каждое утро, изо дня в день, Биюшкина рано встаёт, идёт готовить завтрак Сысоеву.
 С вечера наглаживает мужу чистую рубашку, костюм вычищает от катышек специальным роликом. Прощаясь с ним на пороге, поправляет галстук, целует.
Говорят, эта пара до сих пор вместе…


Рецензии
Повезло человеку!
Интересно рассказали. Читал с удовольствием.
Иван

Иван Цуприков   28.11.2020 03:02     Заявить о нарушении