Массажист

 
Сегодня прекрасное утро. Горный хребет, вид на который открывается из моего окна, был затянут утренней дымкой. Небо манило своей бездонной синей глубиной, а лёгкие облака озарялись ярким утренним солнцем.
Завершив зарядку, я обтёрся мокрым полотенцем и уселся в садовое кресло полюбоваться далью. Для усиления  чувства полёта я обычно беру бинокль. Дальние вершины приближаются до вытянутой руки, другие оказываются сбоку и внизу. А над ними проносятся лёгкие облака. Чувство полёта такое натуральное, что хочется петь песни или читать стихи. Для меня это лучший способ настроиться на сложный день.
…Есть существа, которые летят
На солнце прямо, глаз не закрывая…
    Телефон прервал мои мысли. Звонила моя давняя знакомая Майя.
-Привет, Миша!. Как живёшь- можешь?  Как поживают твои чудесные руки?  Надеюсь, они так же творят чудеса?
 Услышав ответный комплимент, она продолжила.
- Я чего звоню… Понимаешь, у меня есть подруга. Она приехала на днях в наш городок  погостить.  Так вот она в полном застое. Вид- хуже некуда, в мозгах сумбур. На глазах превращается в старуху. А ведь ей всего тридцать пять…  Понимаешь, год назад она с семьёй попала в автомобильную аварию.  Погиб её любимый муж и ребёнок. Она чудом выжила. Её подлечили, но рука  плохо работает, а сама она ничего забыть не может.  Чуть- что,- плачет.  Себя забросила. Мысли чёрные…  Ну, в общем, нужно полечить.  Я вспомнила про тебя… Такой узел проблем решить можешь только ты.   Ты возьмёшься?
- Ну, что ты. Я же не профессионал. Я одинокий пенсионер. Потихоньку наслаждаюсь жизнью. Да и планы у меня есть другие. А это работа…
- Знаю, знаю.  Но знаю , также, что ты можешь возвратить жизнь в тело. Только ты можешь не просто помять и наладить кровообращение, а настроить на жизнь. Я ей сказала о тебе. Сначала она ни в какую… Потом успокоилась немного, когда я сказала, что ты пенсионер и человек порядочный.. Мы, конечно, заплатим сколько скажешь, но тут главное не деньги…   Выручай Миша!
   Короче, она меня уговорила. В деньгах я не особенно нуждался, но было в этом кратком рассказе о подруге что-то  такое, что задевало, вызывало сочувствие.   Я представил убитую горем женщину, совсем ещё не старую, но увядшую и поникшую…
 Я давно заметил в себе одну слабость, которая иногда приводила к разочарованиям, а иногда вызывала яркое  наслаждение и гордость. Это было удовольствие не похожее на все другие.  Удовольствие создавать и творить… Это получше, чем секс, обжираловка  и даже музыка.   Майя своим бабьим зрением разглядела во мне эту черту и  надавила на неё…
    Последний раз такое удовольствие я совершенно неожиданно получил месяц назад, когда был в санатории. Там, как обычно, устроили вечер знакомств и танцев. Отдыхающие- в основном старики –пенсионеры, не склонны были сильно танцевать и вяло двигались в центре зала.  Когда начались танцы, я заметил ещё не старую лет сорока казашку, хоть и скромно одетую, но с неплохой фигурой . Она усадила своего больного сынишку в кресло, а сама с заблестевшими глазами покачивалась в такт музыке и следила за танцорами, видимо ища партнёра. Не найдя никого подходящего среди пенсионеров, она остановила на мгновение свой оценивающий взгляд на мне.  Я поймал её взгляд и что-то во мне шевельнулось. Я , как бывший  физрук не мог не ответить…
 Короче, мы с ней оторвались,  получив аплодисменты дедов и приз устроителей.  Я эту нагрузку спокойно выдержал, поскольку нагружаю себя каждое утро, но главное было не во мне. Надо было видеть, как сверкали её глаза, как из аульной незаметной женщины в скромной серой одежде вырвалась  классная, азартная, изящная танцовщица.  Она в вихре танца то и дело посматривала на меня, проверяя, не бросил ли я её, не ушёл ли к другой партнерше и , видя , что я только с ней, творила чудеса…
 Когда  музыка кончилась, она незаметно прижалась ко мне в знак благодарности, за то, что дал её возможность сверкнуть, почувствовать внутреннюю свободу и полёт.  Я тоже был счастлив и горд, что сумел дать ей эту радость. Я шутливо поклонился её и поцеловал руку.
 Следующих танцев мы не дождались. На неделе они с маленьким больным сыном съехали, и мы больше не виделись.
Как это ни странно, но санаторий запомнился только этим.
       После обеда раздался звонок в  ворота. Я открываю калитку, и на  шею мне бросается моложавая брюнетка в красивом платье. Не смущаясь, что я чувствую её упругие груди, она целует меня в щёки со словами:
- Привет, Миша! Да у тебя совсем седая борода. Первый раз её вижу, хотя выглядишь ты моложаво, да и тело у тебя чувствую, не старое... Встречай гостей!
Она отступила в сторону, показывая свою спутницу. Передо мной  стояла невысокая женщина с хмурым выражением лица.  Она ещё больше  нахмурилась , видя, что её рассматривают в упор. Ничего особенного. Каштановые волосы, серые глаза,. Точеная шея. Она была одета в тёмное широкое  платье , скрывающее фигуру.
- Заходите… Вот здесь и будем лечиться.
Я завёл их в  комнату, где стояли два кресла, кушетка, сервант ,большое зеркало. Усадил.
- Ну, Майя, ты как всегда  сверкаешь и озорничаешь. А как вас зовут , красавица?  Меня называйте дядя Миша. Можно просто Миша.
- Нина. Она вызывающе подняла голову, ожидая иронии.
 Я не стал расточать комплименты и терять время.
- Значит так, Нина! Майя коротко обрисовала мне ситуацию.  Я многого не обещаю, но за десять сеансов постараюсь укрепить ваш иммунитет, наладить кровообращение, разогнать солевые отложения. Это поднимет ваш тонус.. Сразу предупреждаю, что я применяю не только классический массаж, но и элементы иглотерапии, китайского точечного массажа. Поэтому буду не только гладить и мять, но и слегка колоть, трепать ваши чувствительные места. Но не бойтесь , ничего плохого я вам не сделаю.
 - Не жалей её , Миша.-, засмеялась Майя. Смелее трогай её за чувствительные места. Чтоб они у неё заработали.. А то  согнулась вся, как монашка. Да и правая рука у неё как плеть.   Как будет обнимать мужика, когда оклемается?
  Она коротко хохотнула
- Майя, -укоризненно произнесла Нина. Да ты бессовестная подруга. Научишь тоже человека!  Предупреждаю! Будет наглость- я уйду. И никакой массаж мне не нужен… Проживу и так.
- Вот что девочки. Я выйду, а вы, Нина приготовьтесь и располагайтесь на кушетке. Простыня, полотенце вон там. Форма одежды- плавки или трусики. Спина, руки и ноги голые.   А ты, Майя, сидишь и молчишь.  В дальнейшем можно приходить и без Майи. Думаю , управлюсь сам.
  Короткого взгляда было достаточно, чтобы понять, что тело у неё было неплохое. Бледно-розовая кожа. Достаточно развитые  мышцы, тонкая талия. Присмотревшись можно было увидеть, что мышцы  правой руки были более вялые, а кожа  бледнее, чем на левой. На плече был розовый шрам. По этой руке, очевидно, пришёлся основной удар во время аварии. Был разрыв мышцы и после этого рука начала терять чувствительность и плохо подчинялась.
 Я согрел ладони и  коснулся спины, а затем ногтем провёл вдоль позвоночника. Нина напряглась, как струна.  Нормально! Так реагирует здоровое тело. Здесь оживлять не надо. Но когда царапнул правую руку, реакция была намного слабее.  Не сразу сработал и приказ  сжать и напрячь кисть.
-Извините, но я должен вас ощупать.  Мне надо знать, где застой, где отложения солей, что работает, что нет.
Она повернула ко мне лицо и судорожно прижала к груди полотенце.
- Я предупредила. Не наглеть…
Я решил её немного осадить.
 - Да не бойся ты! Как же мне лечить тебя, если боишься прикосновений.? Мне нужно воздействовать на твои активные точки. Не на интимные, как ты всё время боишься, а на активные. А они вот здесь.. Я  под её испуганным округлившимся взглядом решительно взял  за уши и помял их, запустил пальцы в раскошные каштановые волосы и слегка поднял её голову за волосы над кушеткой. Затем пощекотал подошвы ног и помял пальцы на руках.
 Нина хотела было вначале  вырваться, но потом обмякла и покорилась.
 -Может быть, понадобиться массировать и другие места, но ты не бойся. Тебя я не обижу и не буду приставать, потому что мне уже семьдесят. А потом я много раз видел и груди, и попы и они меня уже не возбуждают. Но если ты сильно против, то я не держу тебя. Не приходи больше . Если хочешь оставаться полукалекой- пожалуйста.
Всё это происходило под смех Майи, которая не находила себе места, прикрывшись журналом
- Так! Укрощение строптивой  состоялось.  А я бы еще разок легла под его руки…
         Главный наш разговор состоялся на следующий день. Перед тем, как уложить на кушетку, я усадил её лицом к себе и заглянул в глаза.
- Давай  сразу договоримся, Нина. Вот у тебя болит и плохо работает рука. Наверняка часто побаливает голова, ты плохо спишь по ночам. Мучат воспоминания. И вообще  жить не хочется.  На лице появились морщины, спина начала сгибаться..  Так?
- Да, так ,-она печально кивнула в ответ.
  -А ты веришь в Бога?
-Верю.
 -Вот и хорошо.  Но пойми. Хотя Бог послал тебе испытание в виде этой ужасной трагедии, но тебя саму оставил в живых, чтобы ты жила и делала добрые дела. Жила , а не чахла и не превращалась в  старуху. Надо вылечиться и жить и я помогу тебе в этом . Ты молода , красива. Тебе жить да жить, рожать новых детей, путешествовать, любоваться красотами мира, а ты хандришь. У меня план такой. Сначала займёмся твоей рукой, а попутно и другими проблемами..Но это всё пойдёт быстрее, если ты мне будешь доверять и делать что я скажу.  Ты согласна?
 Она молча кивнула головой.
 Я снизу вверх  до лёгкой красноты размассировал её правую руку до самой шеи, промял её пальцы и всю кисть и заставил поработать с кистевым эспандером.
-Так будем делать каждый день, а кисть сжимать  и расслаблять будешь ещё и дома. Через неделю-две кисть должна заработать в полную силу. Теперь позвоночник и спина.
Я не стал смазывать спину вазелином, как это делается по классической схеме. А сделав из своих рук нечто вроде когтистых лап, раз двадцать протянул ими сверху вниз от шеи до ягодиц. Видя, как после моих пальцев заметно покраснела  нежная кожа спины, я перешёл к её шее и голове. Для налаживания хорошего кровообращения в голове я обычно не просто глажу и разминаю кожу, а запустив все десять пальцев в прическу, элементарно таскаю за волосы во все стороны. Грубовато, конечно, но эффективно. Никому от этого хуже не стало. Наоборот. Проверено.
Помассировав виски, брови, я начал массаж Нининых ушек, довольно сильно сжимая их пальцами. Через минуту ушки её горели красным цветом.
 Сделав несколько поглаживающих движений по спине, я накрыл её пледом поверх простыни и приказал поспать.
 - Михаил! А женщины вас никогда не били за такой массаж? Как же вы грубо работаете,- устало протянула она затихая.
- Это очень хорошо, что пока нам плохо…- пропел я ей в ответ песенку доктора Айболита. А теперь ты должна мне что-то рассказать…
 Она устало закрыла глаза и затихая вдруг прошептала.
 «Лист летит на лист
Все осыпались и дождь
Хлещет по дождю.»…
Ого!. Да она не так проста, эта Нина! С каких это пор деревенские женщины начали читать утончённые стихи?  И что это она мне прочла? Три строчки наполненные грустью, тонким чувствованием природы…Любопытно.
 Спала она около часа. Затем смущённо вскочила и принялась одеваться. Ни слова не говоря, махнула рукой в знак прощания, скрылась за калиткой.
 На следующий день всё повторилось. Но с одним дополнением. Я попросил её рассказать о той роковой аварии, лишившей её семьи.
 Она долго молчала, не соглашаясь, но я настоял. Важно было, чтобы она высказалась, выплеснула свою затаённую боль, сбросила груз прошлого.
- По профессии я учительница начальных классов. Приехала в деревню по направлению. Два года жила на квартире.  Замуж вышла я поздно , в двадцать семь лет. В нашей  деревне с женихами не разгонишься. А он из местных. Работал инженером в агрофирме. Познакомились, через год поженились. Прожили три года. Мы жили неплохо с Федей.  Он любил меня, жалел, дарил подарки. Нам многие завидовали. Через год я родила Коленьку. Он был такой  смышлёный мальчик.
Она всхлипнула и надолго замолчала.
- Всё бы было отлично, если бы мы не вздумали в тот злосчастный день поехать в райцентр, чтобы купить продукты и подарки к Фединому дню рождения. И на этом ведь я сама настояла. Вот и поехали на нашем жигулёнке. Федя водитель-то неплохой, а тут не рассчитал что-то. Мы начали обгонять трактор, но заметили встречную.. Федя по тормозам, а на дороге лёдок… Нас понесло. Встречного понесло тоже. Я сидела впереди с Коленькой. Федя погиб сразу от удара, а мы с Колей чуть не вылетели  в переднее окно. Коля ударился об переднюю панель головой и умер по дороге в больницу..  А я вот…
Она судорожно всхлипнула, закрыла лицо руками и спина её затряслась в рыданиях.
--Ну, ну!  Успокойся. Все беды уже позади. Но дальше всё будет хорошо..   От судьбы не уйдёшь... Я очень тебе сочувствую.  Как это там у японцев?...
«И поля и горы
Смерть тихонько всё украла…
Сразу стало пусто!»

 «Ночью без тебя
Туман застилает взор
Сочиться печаль»

Она согласно кивнула в ответ
-Да, от судьбы не уйдёшь. Но как больно!...
      Я гладил её по спине и, стараясь отвлечь от воспоминаний, продолжал делать массаж
Постепенно она успокоилась,  хотя  лежала, молча уставившись в одну точку.
С пятого  сеанса, когда стало ясно, что рука оживает, она повеселела. Призналась , что последние две ночи  стала лучше спать, что появился аппетит.
Я включил  ещё два вида массажа. Теперь стал массировать ноги и пальцы на ногах, после окончания сеанса ставил её на несколько минут на аппликатор Кузнецова.  Включил и электрический массажёр для работы со спиной. Она пожаловалась, что мои руки работают лучше и приятнее.
 Всё правильно.
 Теперь атмосфера наших сеансов изменилась. Особенно после того как выяснилось, что оба любим поэзию. Она удивилась моим знаниям японских хокку.  Я не стал ей говорить, что до нашей встречи  не имел о них никакого представления. Но, набрав в интернете  вопрос о поэтических трёхстишьях, я вышел на хокку. Кое –что в них понравилось, кое-что нет и этим я поделился с Ниной. Это сблизило нас ещё больше. Теперь мы разговаривали, рассказывали друг другу разные истории из своей жизни и, даже, анекдоты. Она перестала меня бояться, что и требовалось для лечения. Как оказалось, она неплохой собеседник, умеющий слушать и хороший рассказчик. Её маленьким хобби было наблюдение и коллекционирование  характеров и привычек своих маленьких  учеников, о которых она интересно рассказывала… Я тоже веду дневник под заголовком «Занимательная история», где записываю нравы разных народов, интересных людей, малоизвестные события. Это нас сблизило ещё больше.
Однажды она спросила.
-А вы, я заметила, тоже без семьи? Она у вас была или вы убеждённый холостяк?
- Я в чём-то похож на  тебя. Когда я надумал  жениться   мне  было  уже  под тридцать  .   До этого закончил институт,  работал  по направлению в  небольшом  селе физруком. Дружил с девчонками… Были танцы, шманцы, обниманцы..  Но вот  на  горизонте  появилась она  ,  Лена,  и  сразу  все  пошло  кувырком.  Короче, я женился.
  Семейная  жизнь  пошла  вроде бы  неплохо.  Жили не то что душа- в душу, но  вполне  терпимо.  Ссорились частенько поначалу, однако до развода дело не доходило. Дело было в том, что Лена  принадлежала  к   типу  людей , которым  нужно  командовать и руководить.  Такие не  могут быть  ведомыми.  Им от этого  скучно и даже обидно.  Они от рождения  кормчие и полководцы.   А я тоже привык управлять жизнью сам…
Поначалу  из-за  этого  мы  часто  ссорились,  но  я  однажды  понял, что  её командирство  вовсе не  страшно.    Она  была  заботливой   женой  и  хорошей  хозяйкой, а потом опять же, прижмешь  этого командира покрепче,  поцелуешь  понежнее и  он легко  смиряется  с участью  ведомого…  Хоть на  время.  Зато  когда  она    раззадориться  в поцелуях, то огонь- баба.     Нужно даже  утихомиривать.  Ну в общем, как говорил комик Юрий  Никулин:   « Первую половину  жизни  мы  добиваемся  любви  женщины, а  вторую – от нее  спасаемся».
  Ну  а  так в быту она  командир и начальник.    Покрикивает  когда что не так, врывается в  твою беседу  с друзьями , ломает   все твои  планы на день  и даже  на  базар  норовит  идти  не  под ручку , а впереди, показывая   кто кого ведет.   И в телефонных  разговорах  с подругами  я   краем  уха  слышал, как  она  хвасталась, что сделала  в доме.   То и дело  звучало  « Я»,  « Я», « Я».   Как  будто  меня и не  было  вовсе и это она  выносила  мусор,   цементировала  двор, таскала  воду  и еще  невесть  что .   Я не  раз просил  ее не « якать», она  обещала , но ничего с  собой  поделать не  могла.
Я нарочно рассказываю ей подробно и с юмором, чтобы вызвать доверие и был доволен, видя, что она едва сдерживает смех. Но дальше будет не так весело…
  - Нажили  мы  сына,  вырастили. Дали  образование. Помогли  начать  самостоятельную жизнь. Он стал моряком, командиром подводной лодки и не часто нас навещал.  И можно было бы  уже  подумывать  о тихой  старости, если  бы не  болезнь…  У Лены  обнаружилась   опухоль…
 Две операции, хоть и продлили её жизнь на несколько лет, но кардинально не помогли. Она начала таять на глазах. Я успокаивал  её, как мог,  мы вместе с сыном добывали дорогие лекарства. Однако всё  оказалось тщетно. Если раньше  мы часто отправлялись в малые путешествия на природу, вместе рыбачили, собирали грибы и ягоды, любили фотографироваться в самых красивых местах, то теперь могли себе это позволить лишь изредка.
Однажды, когда у неё был прилив сил, она попросила взять её с собой на наше любимое место, на  остров  на горной реке, где  мы бывали много раз. Там в труднодоступном месте есть зелёный островок, деревья,  красивые скалы, чистейшая река, которая срывается в двадцатиметровый водопад.
 Столько мольбы было в её голосе, что я не смог отказать. Она с трудом спустилась  вниз, тихонько обошла весь остров, словно прощаясь, потом долго сидела не большом камне, глядя на бегущую вниз воду… Я пообещал отметить пребывание на острове  вкуснейшей ухой и отошёл с удочкой в верховье  реки. Увидел, что она раздевается, чтобы искупаться, как это делала всегда при посещении их острова, я крикнул издалека, чтобы она была осторожнее,  и отвлёкся на клев рыбы. С минуту вытаскивал и снимал с крючка рыбу, вновь забрасывал удочку, когда оглянулся , то возле камня Лену не увидел… Меня охватило жаром при мысли, что это беда...
Бросив удочку , я бегом кинулся к большому камню, шаря глазами по реке. Лены нигде не было. Я заорал во всё горло, но ответом было лишь  грохот падающей вниз воды.
Я оглядел место, где она раздевалась, поднял её халат и вдруг обнаружил на прибрежном песке надпись:
«Прощай, Миша!. Прости».
 Ну, в общем ,я всё понял. Она не хотела мучить ни нас, ни мучиться самой…
Её тело мы нашли на следующий день далеко внизу, где река выходила из ущелья. Избитое камнями, тело было неузнаваемым. Идентифицировать удалось по цвету оставшихся волос, родинке под правой лопаткой  и  обручальному кольцу, точной копией того, что было на руке  у меня.
Поскольку все хорошо знали о  нашей дружной семейной жизни, о болезни Лены, уголовное дело возбуждать не стали, сразу отмели всякие подозрения, а квалифицировали  гибель Лены, как несчастный случай. Ту её прощальную надпись я стер.
 На могиле мы с сыном поставили гранитный памятник, сам я он после этого больше не женился.
 Это было 10 лет назад.
- Простите !    В глазах Нины стояли слёзы.
- Ничего. Я должен был это сделать в ответ на твою откровенность.  Давно уже это было…
           Видя, как она оживает, как появляются нормальные реакции на прикосновения и массаж, на события окружающей жизни, я готовился ко второму этапу лечения. Я вдруг почувствовал себя настоящим врачевателем и творцом. В мозгу забилась чрезвычайно приятная мысль, о том, что неплохо было бы не только подлечить эту красивую женщину, но придать её жизни новый смысл и содержание, да так, чтобы она долго помнила меня. Увы!  Сознаюсь в грехе стать творцом и честолюбцем
    От восстановления простых реакций теперь нужно было перейти к развитию чувственности. Скорее всего, эту женщину ещё никто по- настоящему не гладил и не целовал. Она из моралисток,  и, судя по всему, никого не подпускала к себе, дожидаясь  пробуждения в себе настоящей любви. Её Федя, похоже, не был настоящим донжуаном и любовником. Помниться, она сказала «он любил меня», но не сказала о своей любви… По другим, да и по своей жизни с покойной женой я знаю  как непросто складывается чувственная , сексуальная жизнь у многих людей особенно поначалу. Настоящая чувственность, полноценная любовь  проходит ко многим женщинам не сразу,а уже после первых родов. До этого- стыдливость, робость, неумение…
 Я отложил электромассажер и руками осторожно стал массировать ей позвоночник в средней части спины . Пальцы почувствовали как стала изгибаться в такт моим движениям спина, как участилось дыхание. Ей было приятно от моих прикосновений.. Я погладил всю спину, бока и даже слегка коснулся основания грудей. А затем нащупал две точки, расположенные чуть выше ягодиц..  Когда я большими пальцами стал их массировать, она вдруг слегка выгнулась и тихо застонала от удовольствия.
Есть контакт!
-Михаил, Что ты со мною творишь? Это, оказывается, так приятно. Хоть и стыдно.
- Всё правильно.  Это нормальная реакция тела. Стыдиться этих ощущений не стоит. Нужно наслаждаться ими. А я ведь только оживил половину твоего тела. Завтра приступим ко второй половине. Это будет куда приятнее…
  Моя шутка повисла в воздухе. Она нахмурилась и промолчала.
  -Ну ладно, ладно, недотрога!  А хочешь, прочту своего любимого поэта? Только, чур, не краснеть и не кидаться на меня с кулаками.
 Она согласно кивнула и закрыла глаза.

 " Ты спрашивала шёпотом
-А что потом , а что потом?
Кровать была расстелена
 И ты была растеряна…

А утром  вдоль по городу
 Несёшь ты гордо голову
Надменность в рыжей чёлочке
И каблучки- иголочки…
В твоих глазах насмешливость.
В глазах приказ не смешивать
Тебя сейчас с той самою
Растерянной и слабою…

Но это дело зряшное
 Ты для меня вчерашняя
Растерянная, жалкая
 Как в лихорадке жаркая.
 Всё спрашиваешь шёпотом
-А что потом, а что потом?.."

-Фу, какая пошлятина и …жестокость. Не по мужски это- сначала соблазнить девчонку, а потом посмеиваться.
- Ну не скажи! Так было всегда. И сам Пушкин и его герои тоже вначале соблазняли, а потом давали уроки в тишине… И многие, многие другие.  Но что самое весёлое, многим девушкам это тоже нравится, чтобы их соблазняли. И летят , как мотыльки на свет… А мой любимец не жесток вовсе, а пытлив, любознателен и самокритичен. И говорит красиво. Послушай ещё!

 "Я, как поезд, что мечется столько уж лет
Между городом «Да» и городом «Нет».
Мои нервы натянуты как провода
Между городом «Нет» и городом «Да»…"

- Это мне нравиться больше. Так кто же он твой любимец?
-Секрет. Потом сама  разыщешь и узнаешь
  Сеанс мы закончили как обычно «надиранием» ушей, массажем пальцев, стоянием на аппликаторе. Я пожелал ей хорошего дня и спокойной ночи.

 Следующий сеанс начался с неприятного разговора. После разогрева  и обычного массажа, я предложил ей лечь на спину, чтобы помассировать переднюю часть тела. Когда она по привычке прижала полотенцем грудь, собираясь скрыть половину тела, я сказал:
- Слушай Нина! Ты красивая женщина. У тебя красивая грудь, ягодицы, ноги, всё тело. Не надо его так судорожно прятать. Ты его всё равно не спрячешь, а покажешь всем где-то  на пляже, в бане, покажешь доктору или своему мужчине. Считай, что я доктор.
 И я , взяв её за кисти, отнял руки от груди и снял полотенце. Она испуганно зажмурилась и не открывала глаза, пока я массировал ей ключицы, рёбра, живот. А я ,признаюсь, любовался как её высокая красивая грудь плавно колыхалась в такт моим движениям. Едва коснувшись высокого лобка, я перешёл к бёдрам, голени и стопам. Закончил как обычно массажем пальцев ног, ушей и пальцев рук.
 На сегодня хватит. Главное сделано. Она стала чуть больше доверять мне и меньше бояться.
 На следующий день я начал со спины, затем перебрался на высокие упругие ягодицы и дальше вниз к стопам. Она взволнованно дышала, урчала, все легче и легче подставляя требуемые места. Когда я попросил её перевернуться, она сделала это без всякого сопротивления и легко сняла руки с груди, хотя и опасливо зажмурилась. После шеи и ключиц я перешёл к основанию грудей, постепенно поднимаясь к розовым соскам. Они  вдруг потемнели и затрепетали, когда я впервые коснулся их большими пальцами и слегка покрутил..
- Спокойно, спокойно.. Их тоже нужно массировать. Они должны быть чувственными   и нежными.. Хороший мужчина обычно их целует и массирует языком и губами… Тебя целовали в грудь?
 Она возмущённо дёрнулась  и хотела было сбросить мои руки, но я удержал, сжав груди..
 Массируя живот , я положил руку на лобок, сделал несколько движений, а затем перешёл на внутреннюю стороны бёдер, чувствуя как податливо выгибаются они под моими  руками, желая продолжения этой сладкой муки.. В завершение, я решительно положил руку на самый низ живота, где…
Она резко сбросила мою руку и села на кушетке , раскрасневшаяся и разъярённая…
-  Ах ты, извращенец  старый!  Ты что делаешь? Я тебе что, потаскуха  какая, да?
 И , наспех одевшись, она бросилась в дверь.
    Вот они издержки профессии массажиста.! Хорошо массировать  старых и неинтересных! Никаких тебе эмоций! Только вот скучно. Они волнуются, а тебе никакой радости. А тут…
Это ещё ничего.  Майка, помнится, дала мне  пощёчину.  Потом, правда, не раз говорила, что благодарна мне за то, что я её оживил к жизни, что семейная жизнь у неё наладилась и даже , смеясь предлагала  открыть курсы для мужиков, по физическому общению с жёнами…
    Я заварил себе кофе, расположился в кресле на балконе с видом на горы. Они молчаливо сверкали острыми гранями, подсвеченные лучами вечернего солнца.
Эх, Нина, Нина! А ты ведь  неправильно меня поняла. Как там у твоих японцев?..
 « Жаль только во сне
Я тебя ощущаю…
До свиданья!»

 Майя привела Нину через день. Протянув мне ладонь для приветствия , сказала.
-Миша! Мы просим извинения за недоразумение, за резкие слова и желаем закончить курс массажа.  А то ни то, ни сё… Правда Нина?
 Та молча кивнула , отводя глаза в сторону.
 Теперь сеанс проходил как обычно, но я не касался её самых  интимных мест, опасаясь нового взрыва эмоций. Она же смирно лежала  под моими руками, стараясь не выражать никаких чувств.  Но я по опыту знал, что так долго не продлиться.  Вкусивший сладость чувственных наслаждений рано или поздно к ним  вернётся.. И вправду  на третий день она вкрадчиво, перейдя на «вы» спросила.
-Михаил,  вы стали меня бояться?.  И, помолчав, вздохнула..-Не бойтесь. Я не такая кусучая…
Я её понял. Теперь мои руки получали разрешение почти на всё… После общего массажа, я плавно приступал к массированию грудей, Она закрывала глаза и, закусив губу, постанывала в такт моим движениям. Спустившись по животу вниз, я переходил на лобок. А однажды, запустив руку под плавки, ласково потрепал её за пушок внизу живота, почувствовав, как увлажнилась рука.
 Она выгнулась дугой и тихо застонала..
 Одёрнув руку, я перешёл к бёдрам, лодыжкам и пальцам ног…
 Всё. Курс массажа надо заканчивать Лечение тела и души состоялось. Молодой, здоровый и сильный организм проснулся… Пусть теперь ищет себе пару для сексуального удовлетворения.. А я … слишком стар для чувственных игр. И я дал понять ей это.
      На прощание мы попили с ней чаю. Она пила молча, не поднимая на меня глаз.
Перед расставанием она дольше обычного посмотрела мне в глаза и сказала:
- Спасибо, Михаил! Руки у вас действительно хорошие. Они пробудили во мне новые силы, новые мысли. Не знаю даже, что и делать теперь.
Я пошутил, в последний раз глядя в её красивое одухотворённое лицо.
- Что делать, что делать?  Жить. Работать. Держать себя в форме. Остальное придёт само. Ну, если станет сильно скучно- приезжай ко мне на массаж со стихами. Массаж я делаю только близким и ты мне тоже стала в чём-то близка. Ха.Ха.Ха!
 Мой смех прозвучал как-то фальшиво…
На мою шутку она улыбнулась одними губами.
 Мы простились.

Я снова сижу в своём любимом кресле под старой яблоней и смотрю на вечерние краски горных вершин. В голову почему-то снова приходят японские трёхстишья.. Ах, Нина, Нина!.  А ты ведь зацепила меня! И что мне теперь старому делать?

«Флейты бамбуковый голос
Слышу из дальнего леса
Ветер влюбился, должно быть»

«Когда я пьяна
От любви сумасшедшей,-
Звёзды сияют.»

Неплохо сказано.

Через неделю поздним вечером, когда я совсем уж было собрался спать, раздался звонок в калитку,. Я открываю, и на шею мне бросается Майя.
-Привет, дедушка! Что, спать собрался? А мы вот идём мимо и видим одинокий и печальный свет в окошке. Давай, думаем, зайдём, и немного развеем одиночество нашего друга… Ты нас не прогонишь?
-Да нет, заходите! Чай ком даже ушгощу, поговорим. Я рад вас видеть,- сказал я, глядя на смущённое лицо Нины.
 Я помог снять плащи , усадил Нину в кресло и прикидывал чем буду угощать моих ночных гостей. Майя, между тем, бесцеремонно заглянула на кухню, потом в спальню и, увидев на стене фотографию моей покойной жены Лены, протянула
-Ух, ты! И он  пострадавший!- Она подмигнула Нине
- А в спальне, представь, больше никого нет. Так что сегодня у нас будет тайная вечеря пострадавших. Никто не помешает.
Она принадлежала к числу тех женщин, отказать которым было чрезвычайно трудно. На любой роток она могла накинуть платок, переспорить, подсказать нужные мысли, возбудить , настоять на своём и отправить на подвиги. Всякий разумный мужик, видя такую  мягкую, но мощную силу и напор, вынужден был её подчиняться. Это их и губило. Подчинив, она их переставала уважать. Ей нужен был ненормальный, сумасшедший или просто герой, который мог бы её удивить, переломить и покорить. А таких пока не находилось. И это было ее ахиллесова пята…
- Вот не думал, что и ты пострадавшая!. Ты же любого в бараний рог свернёшь, и заставить служить себе- поддел я её.
-Да, пострадавшая! Вчера мы разбежались с моим гражданским мужем. Слабак он, а ещё ерепенится, в выделывает из себя героя…
 Я не стал дальше расспрашивать.
 Мы быстро соорудили лёгкий ужин. Огурцы, помидоры, сыр, колбаса… Нашлась у меня и бутылочка  коньяка, увидев которую Майя захлопала в ладоши.
- Нет, нет! Не подумайте, что я алкашка, но у меня сегодня печальный день- я снова стала одинокой. Поэтому рюмка коньяка не помешает. Да и Миша меня утешит, правда?   Она засмеялась… - Словом, словом… А ты что подумал?
- Да куда мне ! Вот бы лет на пятнадцать-двадцать раньше, я бы не только словом.
- Не прибедняйся. Ты, может, душой стар, умом мудр, а телом ещё хоть куда… Просто у тебя давно не было хорошей женщины… Массажистки. Желательно тайской. Не спорь со мной! Я знаю , что говорю.
- А вправду, ребята, когда человек становится бесчувственным?  Когда ему становится всё равно, гладят его или нет?- вдруг спросила Нина
  Она после рюмки коньяка порозовела, а задав такой вопрос, раскраснелась ещё больше.
Отвечать взялась Майя. Держа в левой руке рюмку, она подняла палец правой вверх.
-Чувствительность сохраняется, девушка , до самой смерти. Но … есть просто чувствительные места, а есть чувственные и особо приятные. Этому меня научил он…
Её указательный палец нацелился на меня.
- Он знает, как можно вызвать бурю чувств даже, я извиняюсь, у евнуха и у столетней бабки… Под его руками ты сама взорвёшься… Он знает какие-то японско-китайские приёмчики. Но, подозреваю,- она снова подняла палец вверх,- что такие же ощущения никто не  дает  ему самому. Подозреваю также,  в этом виновата она… Её красивый палец на этот раз почти уткнулся в портрет Лены на стене. - Он тоже несчастный человек. Как и мы с тобой, Нинка.  Так выпьем же за нас всех несчастных! А ты ,- она вновь уставилась на меня,- колись и расскажи без утайки что и как про неё, свою бывшую…
Она слегка опьянела, но вполне держала себя в руках.
-Ладно, ладно. Так я вам и раскололся…
Я незаметно подмигнул Нине, которая знала мою историю.
- А вообще не воображай, что много  понимаешь в мужских делах- пробурчал я в ответ на тост Майи.  -Старость есть старость! А знаете, молодёжь ,когда наступает старость для человека? Для мужчины, в частности?  Она наступает, когда ты не то что не можешь физически порадовать женщину, а когда ты уже не хочешь этого… Когда тебя уже ничто плотское не возбуждает..
 -Врёшь, дедушка! Слышала я, что с возрастом у вас просто тестестерона не хватает… Он кончился… Око видит, а зуб неймёт… А если его добавить, то может получиться  ого-го-го!  Например,  если  попить какой-нибудь жень-шень… Но  можно и мобилизовать резервы.  А хочешь на спор, я  тебя  омоложу лет на десять-пятнадцать? Твоими же методами.  Молчишь? Значит принимаешь спор?  Всё. Нина свидетель! Ты не дрейфь , Нинка, не красней! Поучись. Это тебе пригодиться. А если не хочешь помогать-иди в соседнюю комнату и сиди там.
Она пригасила свет. Вытащила на середину кушетку, застелила её простыней
-Ложись. Форма одежды,- как и у нас, твоих жертв. Одни плавки… Она хмыкнула. –Можешь и без них…

Утром я проснулся аж в девять часов. Солнце казалось с укоризной било прямо в лицо. За окном давно пели птицы, лёгкий ветер шевелил листья на яблонях. Я лежал неподвижно несколько минут, припоминая вчерашний вечер. Нормально гульнули! А где же участники тайной вечери?
Я оглядел комнату, но никого и никаких следов пребывания гостей не увидел.
Так! Растворились по –английски. Ну что ж…  Может это и правильно.
Взгляд остановился на Ленином портрете. Мне показалось, что она  глядела строго и осуждающе.


Рецензии