Я эту страну до восточных морей исходил...

***

На чашках для чая, на крыльях стрекозьих – Китай
бликует, цветёт, даже если метёт за окошком.
Ты письма Ду Фу по складам и по складкам читай,
и кисточку – в тушь, и плесни себе в рюмку немножко.

В глазах мандарина – тоска и смятенье с утра.
Кто вызвал его на Алтай, где бушуют метели?
Где старый чудак Мухасё ремонтирует кран,
слесарным ключом и наитием плохо владея?

Из кисточки вышел и сел на пустующий стул.
– Привет, Мухасё!
– Привет, мандарин… Из Пекина?
С бумаги срывается снежный рождественский гул
и бьёт по стеклу, тёмно-синие крылья раскинув. 

Китай рисовать – не у каждого хватит белил
и дрожи в висках, и того, что зовётся игрою.
Я эту страну до восточных морей исходил,
но вижу Алтай, лишь глаза ранним утром открою.


Рецензии