И всё - таки ночь заканчивается рассветом. 5

.  Он, так и положил, это молодое, красивое тело, прямо на стружку, убирать не было ни каких сил. 

       Он, довольно – таки устал, неся дочку.  Но, по привычке, сразу же стал обследовать её.  Вся она была в ссадинах,  синяках, ушибах.   Казалось, что она полностью, сплошной  кровоподтёк.  Из раны на голове   сочилась кровь. И, вдруг, его словно током ударило! Кровь ведь сочится, а это значит, она не мертва.  Он  принялся с новой силой и поспешностью  обследовать её, нажимая на разные части тела.  Он видел, что у неё сломаны рёбра, нога и рука. Когда он нажал   сильнее на  сломанные рёбра, Любаша, вдруг чуть слышно застонала.


Глава 27
       Боже! Что с ним было тут! Он просто обезумел от радости.  Всё, что угодно, только пусть живёт!-  шептал он, как в помешательстве.  Буду на  руках носить,  всю оставшуюся жизнь. Буду кормить с ложечки, только пусть она живёт. Любой калекой будет, не брошу. У меня нет больше никого в этом мире, для кого мне было бы, теперь  жить. Прошу тебя, боже, услышь отца! Молю тебя, сделай милость  отчаявшемуся!  Не забирай у меня мою последнюю каплю крови!  Пощади!- стонал он,  обливаясь слезами.  Он, даже не  понимал, эгоистичность своих мыслей. Он молил, потому что, оставался один на этом свете. И, это было нормально,  в его состоянии.

      Он  смазал и  перевязал её раны, наложил жгуты. Влил ей отвар,  с трудом открыв, плотно сжатые зубы.  Всё,  что ему было нужно, имелось у него всегда под рукой.  И, устроив её по  удобнее,   он пошёл в дом. Там, всё  также пахло свечами и ладаном.  Его Улечка,  нет,  теперь  их Улечка,  лежала с выражением страшной скорби и боли на, теперь уже холодном  лице.  Она так и не узнает той радости, что досталась ему одному.  Может и не случилось бы с ней этой беды, знай она, что  её девочка жива. Жизнь теплилась в ней скромным огоньком в лампаде, но, она дышала. 

      Только бы дышала, а помочь он ей обязательно сможет.  Точно сможет.  За эти годы он  столько узнал всего полезного для человека, что выходить её, обязан,    просто.  Ведь, недаром  его учила жизни леса, сама бабушка Акулина, лучшая  знахарка  в здешних местах.  Он до  самой её смерти, жалко она не  пожила подольше,  дружил с ней и, казалось, не осталось у неё такой тайны, что не знал бы и  он. Ровно месяц прожила она после их  встречи.  А она, умирая, радовалась, что нашла себе  преемника. Да,  не какого, нибудь, а  имеющего в груди не бездушный  камень, а  доброе и благородное сердце.   

     Андрей и похоронил старушку в деревне, где прожила она свою  долгую жизнь.  Да и, хоть и не часто, а навещал её могилку, советуясь с нею о каком либо важном  деле.  И, что важно было,  она  уже и оттуда  помогала  всегда ему.  Будто знак, какой подаст, а оно и всё правильно выходило.  Вот и теперь, Андрей стоял в своём доме, смотрел на свою  супругу, а   видел перед глазами  старушку,  которая мысленно  советовала ему, что делать.  Мысли  его были  уже далеко,    далеко от дома.  Он видел  в них, как увозил  свою  девочку  в лес, чтобы там помочь выбраться ей из  этой беды, что  так несправедливо и страшно случилась с ней.

       Несколько раз за  эту  страшную  и,  волшебную одновременно ночь,  он выходил во двор, чтобы  заглянуть в мастерскую.  Но, там всё было тихо и спокойно.    Его девочка была без памяти и, никто не знал, сколько продлится это, её состояние.  Но, Андрей и не торопился с тем, чтобы она вышла из него. В - первых, она может начать кричать, а это в данной ситуации никуда не годилось.  Её могли услышать и довести дело до конца.  Во- вторых, ему нужно похоронить свою  Улю так, чтобы никто и ни о чём не догадался.  В, третьих, ему легче будет увезти её с собой, пока она в таком состоянии. Тихо и мирно, он  провезёт  дочку на телеге и никто даже не  подумает, что он  везёт ту, что все эти  страшные  звери  изувечили, почти до смерти.


Глава 28
       Пусть считают, что хотят, думают, что им в головы их  безумные придёт. Главное, что она дышала, успокаивало его и давало сил  не упасть перед домовиной  жены и не кричать в безумии от горя. И, не рвать на голове волосы от безысходности.   А, главное, продолжать жить. 

     Он, будет бороться за неё, во что бы  то ему это не стало. Приложит все силы, всё умение, все знания, чтобы вернуть свою  девочку к жизни. Ведь она, так любит  эту жизнь. Да, что там, она почти и не жила ещё. Разве ей можно помирать, в её годы? Это же  самый  расцвет, это же  только порог, и она его только переступила.   Она достойна этой жизни, она заслужила - жить, и жить красиво и долго. 

        Ведь, она так умна, так добра, красива, безгрешна. Ну,  кому  же, как не ей и жить – то? Разве, этим вот чудовищам, в человеческом образе,  что так погубили, их сложившуюся счастливо жизнь? Да, пусть будут прокляты они, эти ведьмы старые, что убили его счастье. Нет!  Нет!   Он будет бороться, он будет из сил вон стараться, но, вернёт  Любочку к жизни.  А, иначе, зачем ему эта, его жизнь? 

        От того, что он   всё время   анализировал   свои дальнейшие действия, планировал  каждый, следующий  ход, он иногда  забывался и говорил вслух.   Да и, вообще, эти отлучки во двор, разговор, угнетённый вид, создавали впечатление, что он  не в  себе. Валентина, даже стала  следить за ним, боясь, что он задумал  наложить на себя руки. Она, без  обиняков спросила его об этом. Ты, мол, не того, не задумал ли чего дурного? Больно часто ходишь в сарай, зачем?  Не дури Андрей, ведь их не вернёшь теперь, а ты продашь душу дьяволу. Но, он успокоил её,     ведя  себя осмотрительнее в дальнейшем.  Стал  закрывать дверь на замок.  Никто не должен заглянуть за эту дверь, ни друг, ни тем более - враг.  Это тайна только его. 

          Он плохо помнил похороны  Ульяны,  голова его была занята  теперь совсем другим.  Он,  что – то всё подсчитывал, что – то  придумывал и, глядя на него, все качали головой.  Тронулся  мужик от горя.  Да, оно же и не хитро, ну ка, какая страсть случилась.  Жену хоронит, а дочь в каменной могиле лежит. Одно платье виднеется да, кусочек туфельки.    Где уж, тут не свихнуться, в пору только это и остаётся. Да, ведь одному горе мыкать, не лучше. Умер бы уж  и он, что ли, чем вот так – то. 

         Никто и не догадывался, что доченьки его  там уже и слуху -  духу, давно не было. Он, ещё с самого утра  отнёс  тем  сторожам два литра  беленькой, чтобы они опохмелились. Ну, они и опохмеляются до сих пор. А, тут похороны, за каменной могилой пока некому и глядеть. А, там, он спроворит, да и видели их только.  Всё село, конечно же,  ждало, истечения  трёх дней.  По их меркам, если Люба ведьма, она должна  улететь. Ну  и, пусть ждут изверги.   Старухи носили еду, в  у смерть пьяным сторожам и, никто даже и не помышлял, что их  провели, как детей. 
Глава 29
        Все ждали, когда пройдёт три дня. Если она не  ведьма, будет лежать на месте. Жалко, конечно  девку, если погибла ни за что, но теперь уже не вернёшь ведь. А, если  обратное, то должна улететь. Вот и узнаем, чья, правда, разглагольствовали  все, кто был задействован в этой страшной экзекуции. 

       Андрей же, слыша эти их  бредни, торопился.  В ту же ночь, как  днём он похоронил Ульяну свою, запряг  Вороного  и, увёз  Любашу в избушку свою, на кордон.  Попросил Николая и Валентину присмотреть за домом и хозяйством, сказав, что не сможет жить один дома. Пусть хоть девять дней пройдёт, а так невмоготу ему  одному тут быть. Я, в долгу у вас не останусь, да, можете, хоть прямо сейчас забирать бычка, в уплату за труды. Те, крякнули от удовольствия, но совесть не позволила перевесить  наглости и жадности, и они отказались. Хоть и нелегко это им далось. Да, ведь детей трое, кормить, одеть, обуть нужно. Но, всё же,  они удержались от стяжательства и  пообещали помочь просто так.

       Нет, нельзя.  Ведь Андрей с Ульяной никогда не отказывали им  в свою очередь. И, как правило, всегда без  всякой оплаты. Вот и они, тоже вспомнили это и, застыдились  своего сиюминутного порыва, нажиться на беде друга.  Нет, нет, что ты, Андрей, какой бычок, -  смущаясь,  заговорили оба. У тебя вон,  какие расходы, да горе страшное. Приглядим, конечно же, ты не сомневайся. Они хотели спросить его, вот он уезжает,  а, как же разрешится вопрос с  дочкой  - то, с Любашей? Но, он сам опередил их и сказал, пусть будет всё, как будет. Устал я очень сопротивляться,  не могу больше идти против всех. Чему  случиться, оно уже произошло. Теперь пусть всё идёт своим чередом.  Вернусь служить девять дней, узнаю всё разом. И, он уехал.   


Глава 30
          Да,  может,  правы то сельчане, странный какой то он. Неужели свихнулся умом?  Про дочку говорит  спокойно, будто о чужом человеке, а ведь, как уж любил её, - удивлялись его давнишние друзья. Точно, не в себе он. Какая уж тут выгода с него, если человек сдвинулся. Грех на душу взять такой, обидеть  убогого. Нет, нет, это уже перебор. Бог не простит их, да ещё и беду себе в дом привадим. Вон, как у него то вышло.

        По прошествии,   трёх дней, жители Потехи раскидали камни и, не найдя  девушки, все поверили, что она и вправду ведьма.   Ведь нет, вот её  под  камнями, значит,  унесла её нечистая сила.  Правы они были, ведьма она была,  и зря некоторые  сомневались. А, теперь всё стало на свои места.  Главное, чтобы не начала она мстить им за мать свою, да за  отца, что остался один он, как перст. Ну и за свою жизнь.  Андрея нужно убрать из деревни,  нечего ему тут теперь делать.

          Как вернётся  Андрей, они озвучат ему решение сходки и он обязан выполнить их волю. Сам он ничего не сделал им плохого, напротив.  Все  были  очень довольны им, да и Ульяной его, царствие небесное ей, покойнице. И, он не виноват, что родилась у него такая дочь. Но, всё же, бережёного бог бережёт, - решили они.   Многие лукавили, потому что  были в этом числе люди, которых  Андрей отвадил,   истреблять лес, да браконьерничать. Нагло  уничтожая животных в   любое время года. Они всё же сумели отомстить ему, изощрённым,  диким и жестоким  способом.  Прикрываясь невежеством и темнотой развития.  Ну, да бог им  судья.

         Когда  Андрей приехал  служить девять дней по жене, они всё ему так и объяснили. Мол, против тебя у нас нет ни каких  обид, или претензий, но лучше тебе уехать из Потехи совсем.  Дочка твоя, ведьма, теперь в этом все убедились. Будет она летать к тебе, да нам вредить. А, нам этого не надо. Так, что без обид, уезжай ты отсюда, и дело с концом. За могилой Ульяны  приятели твои  будут наглядывать, а ты не обижайся. У нас дети, внуки, нам обезопасить себя надо от твоей дочери. Эти  чудовища,  убившие его жену и, чуть не погубившие его  доченьку, говорили о безопасности.

         Но, Андрей, не искушая судьбу, не стал ничего им говорить, а   отслужив молебен по супруге, продал  Николаю с Валентиной свой дом, со всем хозяйством и, забрав, что считал  нужным и необходимым для себя, сгинул из этого страшного  местожительства.  Бывшие  односельчане решили,  может,  уехал куда, а может и в лесу живёт.  Что ему одному, теперь среди людей делать, его дело с лесом дружить. И, ему, и всем  лучше.

        Как только он   привёз  доченьку на кордон, у него открылось второе дыхание.  Сила, какая то неимоверная наполнила всё его тело.  А, бабушка Акулина всё шептала и шептала ему, что нужно делать. Да, он должен построить избушку, как можно дальше от кордона. Мало ли кого занесёт сюда, в сезон  ягод и грибов и,  тогда его тайна может открыться  и, кто знает, чем всё кончится на этот раз. 


Глава 31
            Бережёного, бог бережёт. Пока девочка его в этом дивном сне, он просто обязан из сил вон, устроить всё, как надо.  Да и, Бари приглядит за ней, вместо него, если он, вдруг запозднится как нибудь.   За два дня пешего хода,  от кордона, у самой  Махоньки,  он решил   построить  жильё, где бы они могли безопасно жить,  никого не встретив из знакомых.   Туда, то уж точно никто не забредёт из двуногих, окромя  гостей  с четырьмя лапами. Но, с ними он умеет  договориться. Это же не сумасшедшие, деревенские фурии, вбившие себе в головы, какую то галиматью и,   поклоняющиеся ей, пока она не погубила его дорогих сердцу людей.   

        Утром и вечером он лечил свою девочку, а целый день, измочалив,  до  хлопьев пены Вороного, он  строил, строил и строил.   Он должен быть уверен, что  они с дочкой в безопасности.  Руки его  просили работы, а мозг забвения, от страшного горя, что  омрачило всю его жизнь.  Работая в упоении, он хоть на какой - то момент забывал о своём страшном  вдовстве и, иногда даже думал обо всех них троих, как о живых. Он, не мог смириться, что  его Улечки больше нет.

       Сколько он  приготовил  мазей,  отваров, напаров, настоек  было известно, только ему одному.    Тело Любаше он излечил полностью. Куда и девались все кровоподтёки, ушибы и  ссадины.  И, переломы её срослись, он  был в этом просто уверен.  Сидя вечером у   её кровати, где  тихонько  вздымалось одеяло от  еле заметного дыхания  его радости, он  разрабатывал ей места переломов, поглаживая и массируя,  чтобы ткани  не ослабевали.  Да и, в надежде, вдруг девочка его очнётся.

       Но, время шло, а Любаша  всё была в забытьи, как спящая красавица из сказки, что они с Ульянушкой читали ей в детстве.  Но, это не страшило его, он точно знал, да он  был уверен, что день этот настанет и, его  красавица дочка очнётся. И, откроет свои прекрасные глазки, и  заговорит. Он обязательно услышит её звонкий голосок, а там и дойдёт до улыбки, которая украшала его девочку, как солнышко по утрам,  голубое, прекрасное небо. 

         Дыхание её было чистое, спокойное. Рана на голове покрылась  молодой,   розовой корочкой.  Крепкий, молодой организм  теперь сам себя лечил, конечно же,  не без помощи отца и его  волшебных снадобий.  А, самое главное, что всё заживало.  Если раны не заживают, появляются пролежни, тут можно сказать, дело швах. Ничего хорошего не жди. А, у его  спящей красавицы, всё затянулось, слава богу, одни только слегка заметные   ранки, да рубчики говорили о том, что тело было повреждено.   Осталось за малым, выйти из  этого забытья.  Она будет жить долго, долго, его голубка ясноокая. Ведь она должна теперь жить и за себя, и за мамку свою. Да и ему она обязана просто, подарить внучат. Он будет возиться с ними по – стариковски, обучая их, как и мамку ихнюю всем премудростям, какие он накопил за свою жизнь.  Всему своё время, а он  готов  ждать сколько угодно. 

       Письмо старикам Ульяны он отправил. На похоронах их ни как не могло быть,  конечно же, но правду они всё равно должны знать.  Какой бы  горькой она не была. Пусть молятся за её добрую душу.  Любочка так и осталась,  прописана у них,  как училась и он не успел  ещё прописать её домой. Может это и к лучшему теперь. Сам он  купил  старенький домик бабушки Акулины за копейки и  прописался там.  Ну, как же, ведь он работает, должен же он, хоть  где  то числиться. Все бумаги послал в районное лесничество. Зарплата его идёт ему на сберкнижку.  Да и свидетельство о смерти Ульяны, нужно  было предоставить на работу, чтобы всё отметили.  Он не собирался пользоваться ситуацией и получать деньги, ему не принадлежащие.   


Глава 32
     Да, денег у них теперь предостаточно. Он неплохо продал свой дом. Конечно в другое время, он бы мог получить за него совсем другую сумму, но всё рано и так выходило нормально. 

       Жизнь протянется, всё пригодится, немножко изменил он пословицу. Без денег человек ничто в этом мире, а ему нужно до ума довести свою дочку.  Они, ведь не будут жить всю жизнь в лесу. Сам он, конечно, мог бы, и прожить тут, а  у Любочки должна быть совсем другая жизнь.  Пусть только приходит в себя его ягодка, а уж позаботиться о её благополучии, он сможет. Теперь он  будет жить совсем по – другому.  Хватит  миндальничать с людьми чужими, нужно беречь и заботиться только своё, родное.  Жизнь враз сделала его  жёстким и совершенно взрослым. Он, даже сам удивлялся этому.

       Храбрец и Бари ведут себя спокойно и тоже ждут,  не дождутся, когда же их молодая хозяюшка обратит на них внимание.  Каждый из них прикасается к ней, хочет лизнуть, понюхать.  Первым увидеть её ясные глазки.  Они, как и их хозяин,  терпеливо ждут, как будто понимают всё и только не могут об это сказать.  Вот  лежит она, так тихо, а им хочется, чтобы она играла с ними, носилась по лесу, ходила на охоту. Ведь после каждой удачной охоты, им перепадало по жирному угощению. Пока,  же им приходится  обходиться супами и кашами, что ест их хозяин, ну Храбрец, конечно же,  не упускал случая ухватить то, что плохо лежало. Молодых, становящихся на крыло птенцов, или молодь белок, бурундуков и всякую другую живность. Бари, со своей  порядочностью приходилось, конечно же, туго.

         Из  своего дома в деревне, Андрей взял много полезных, как ему показалось вещей.  Кроме продуктов питания, он забрал приёмник,   плитку, электрогенератор, телевизор, меленку, кое какую мебель,  посуду. Всякие украшения  Любаши, её одежду и обувь, зеркало.  Предметы гигиены для дочки, да и для себя.  Он хотел, чтобы она  обрадовалась, когда придёт в себя. Да и,  он не собирался жить, как отшельник, а нормально и можно сказать цивилизованно.   Пока она станет на ноги и придёт в себя, как следует, она должна чувствовать себя нормальной, молодой девушкой. А, не какой - то там кикиморой лесной.

       Станцию гоняла вода в запруде, что он  смастерил из поваленных деревьев. Много  света она не давала, но телевизор работал, свет в избушке горел. Что ещё нужно было им? Они жили, как обыкновенные, нормальные люди. 

      Вот уж обрадуется его Любушка – голубушка, когда очнётся. Вот, только быстрее бы это случилось. Иногда, сидя у разожжённой   им  печки,  слушая новости, что происходили в мире, или музыку, что так любила его Ульянушка, он  плакал, сам того не замечая. Слёзы лились из его глаз беспрерывным потоком, но он не останавливал их.  Да, он их не   чувствовал даже.

          Вот ведь, счастье оборвалось, а они и не замечали, что им было так хорошо, всем вместе. Просто жили и всё. И,  только теперь, Андрей понимал, как хорошо они жили.  Как прекрасно и замечательно они жили, как им хорошо было, особенно втроём.

        Хотя ему  теперь казалось, что он не достаточно сильно любил свою  любимую, не  в полную силу жалел её, берёг, лелеял. Мало говорил  нежных слов, дарил подарков и радостных моментов.  Да, теперь это уже бесполезный анализ,  ничего не вернуть,  ведь.   Её не оживить, хоть сам ляг и умри, вот тут прямо, посреди комнаты. Если бы это помогло, он был бы согласен умереть вместо неё.   

        Дочке их, теперь  ничего не грозит,   он точно знает.   Для этого он всё сделал и уверен, она скоро очнётся, а мать ближе к дочери, чем отец. Но, судьба распорядилась по-своему и,  от этого,  никуда не уйти. Теперь они будут привыкать жить, без их   любимой  мамы и  жены.  Это не просто, но, ведь без смерти не умрёшь, да и теперь ему умирать нельзя. Он несёт ответственность ещё и перед его Улечкой, за дочку их единственную. За огонёчек, что радовал их вместе, а теперь он ждёт, когда это огонёчек снова подарит ему свет и тепло. Недолго осталось до этого момента, уж он то,  знает точно. Он  приложил все свои старания,  все знания, чтобы   доченька их любимая радовалась жизни, ещё много- много лет. (продолжение следует)


Рецензии