Лето на четверых с половинкою

(почти школьное сочинение на тему - Как я провел лето!)
это не миниатюра - это мое спасибо за лето!

 Огромное спасибо болгарской электропоставляющей компании за отключение электричества!

Ребята – болгары, кланяюсь вам в пояс!
Благодаря!

Не случись этой неприятности, не случилось бы Чуда!
Вот просто на секундочку представьте – вы прилетаете домой, а у вас нет электричества. Его нет от слова – совсем!

Вы бежите с истошным криком – Ой, спасите-помогите! - на почту оплачивать, а не тут-то было!

Вам вежливо объясняют, что сегодня суббота и подключение электроэнергии возможно только в понедельник где-то как-то после 10 утра. Так как субботу и воскресение никто работать не хочет и до понедельника вы совершенно свободны.

То есть это обед, ужин – пятницы, субботы и воскресения...

Боже мой, я забыла еще и утро понедельника.

Да бог с ним, с завтраком, обедом и ужином, но чай!..
Вот без чего я реально не могу жить, так это без чая!

То есть страшную картину я  нарисовала, не так ли?

И вот, появляется Ангел!
У моего Ангела оказалась стрижка а-ля Чебурашка на блондинистых волосах, голубые глаза и курносый нос.
Он спустился, нет, взвился ко мне на четвертый этаж и безапелляционно заявил:

- Пойдем кушать! У меня тушеные овощи.

Я тихо очумела, но спорить не стала. Какое тут спорить, очень хотелось попить и именно чая, что и было мне обещано вместе с тушеными овощами.
Тушеные овощи пошли на УРА!

А они, эти Ангелы, вот такие!
Они даже не спрашивают ни о чем. Они просто берут тебя за руку, тащат к себе домой, нет, не на облако, как вы, наверное, подумали, а на второй этаж апартаментов и суют тебе в руки тарелку с едой.

Мне было очень неловко объедать, но никто не собирался меня слушать.

Вечером опять состоялось явление белокурого Ангела и мое отнекивание и отказ от еды было воспринято, не более, чем каприз неразумного существа, о котором даже и говорить не стоит.

Меня просто отбуксировали на два этажа ниже и сказали:

- Я, без тебя, есть, не буду! Ешь немедленно!

Мне налили в стакан вина, наложили полную тарелку всего и много, мимоходом представив смуглой красотке,  в художественно-рваных джинсах:

- Наталья!

Смуглянка кивнула и повторила:

- Наталья!

Оказалось, что меня представили моей тезке, и было полное впечатление, что мы не начали разговор, а продолжили его.

Я даже сейчас не понимаю, что все-таки это было.

Ирина – так звали моего белокурого  Ангела, и я были знакомы, мягко говоря, шапочно. То есть, да, знали друг друга и даже разговаривали, но как-то так, мельком и на ходу.

А с Натальей мы познакомились и сразу начали общаться,  так как будто были знакомы всю жизнь. И вот наконец встретившись после долгой разлуки просто продолжили когда-то давно прерванный разговор.

Но нам этого показалось мало и, у нас появился еще одно действующее лицо.
Нет, вру, лиц оказалось двое, причем одно красивее другого.

Еще две милейшие дамы влились в круг моих вдруг приобретенных подруг – красотка Людмила и Мими — маленькая миленькая собачка, мини-чишка с кукольной мордашкой, невероятно умными глазками в белоснежном платье невесты.

К сожалению, с возрастом, разочаровываясь не то что в друзьях и знакомых, а даже в родных и близких, мы все реже и реже, подпускаем близко к себе кого бы то ни было.

Возникает вопрос, так что это было?!

Мы совершенно взрослые тетеньки вдруг подружились так, что стали — не разлей вода.

Мы реально не могли друг без друга!
Вечером не могли расстаться: долгие прогулки в парке у моря или посиделки до полуночи на балконе с милыми беседами и прослушиванием прекрасной музыки, отмечая, что и музыку мы любим одну и ту же.

Мы вечером не могли расстаться, а утром готовы были бежать на пляж, лишь бы только увидеться, продолжить общение, дослушать и досказать то, что не успели вчера.

Удивительное состояние!
Ловили себя на мысли, что это давно забытые чувства и ощущения чего-то доброго, душевного. Это было состояние полного доверия друг другу, как в далеком-далеком детстве.

Маленькая Мимишка, вдруг возомнив себя пограничным или караульно-розыскным псом, тянула родную мать Людмилу, как здоровый ризеншнауцер или ротвейлер издалека заметив кого-то из нас или же боясь отстать от нашей веселой компании.

Трудно даже сказать, что за компания у нас получилась – то ли большая и веселая собачья стая, то ли тоже веселая и шебутная компания подруг.
Стая собак не случайное сравнение.
Мы оказались одного года рождения, год Собаки.
Мы все были совершенно разные, но, боже мой, как же нам было весело и хорошо!
Мы хохотали до такой степени, что идти было невозможно – мы садились на корточки, сгибались пополам – и хо-хо-та-ли!!!
Хохотали до слез, до икоты, растирая тушь и подводку по мордочкам. Передавали, как самое драгоценное, что только есть на свете – заснувшую Мими из рук в руки и млели от удовольствия и нежности.

А Иришкин Беня...

О! Беня заслуживает отдельного рассказа.
Полное имя, данное ему хозяйкой -Беньямин. И, можете мне поверить, он и внешне и по характеру соответствует своему имени. Эдакий молодой рыжий красавец с четкими яркими разводами, осанкой сфинкса и очень большим чувством собственного достоинства, повадками охотника.

Как-то раз рыжий ребенок явился домой. На родном балконе веселая компания знакомых тетенек пила и ела.
Мими спала у Людмилы на руках.
Привычный к веселым дамам Беня, вежливо мяукнул, поздоровавшись и тактично поинтересовался:

- Мать, мне б поесть... Или вы все уже сожрали?

На что компания веселых тетенек живо откликнулась:

- Бенечка! Мальчик! вернулся! Ирка, быстро корми ребенка, пока не ушел!

Мы ж все мало того, что мамы, мы же еще и совершенно ненормальные животнолюбы все оказались. И поэтому все наши коты и собаки были свалены в одну большую кучу умильных воспоминаний и нежности. А уж те, что толклись рядом, вынуждены были терпеть поцелуи и утопать в ласке  сразу от всех нас, четверых.

Рыжий Беня отметился в миске и явился на балкон.
Могучую чишку Мими спавшую у мамы на коленях он, конечно, не заметил.
А как можно заметить собаку величиной с варежку?

Беньямину на десерт хотелось дамского внимания и восхищения.
Он вспрыгивает на колени к родной маме Ире и вдруг видит Мими, которая вдруг проснулась и подняла голову.

Бедный кот ошалел. Он выпучил глаза и застыл столбиком, а потом, так же столбиком, как столетний дуб, рухнул на пол балкона.
Я плохо помню, как он соскребал себя с пола и удирал по винограду вниз, шелестя листвой, потому что я вообще не понимаю, как сам балкон не рухнул от раздавшегося дружного хохота.
Мы плакали навзрыд от увиденного.

И только Мимиша, пожала плечами и улеглась поудобнее, чтобы спать дальше. Она поняла, что эти ее ненормальные подружки, сегодня быстро точно не разойдутся по домам.

Конечно, мы не разошлись!
Мы отправились на два этажа выше, ко мне пить кофе.
Я плохо понимаю, как так может быть, но Людмила без кофе не может уснуть.

Когда мы выходили из нашего дома, со всех сторон неслось нам вслед – Ну, слава богу! Ну, наконец-то, спокойной ночи! – это наши соседи с радостью, что мы наконец-то расстаемся, провожали нас добрыми словами.
Заметьте, реально добрыми.

И все бы было просто замечательно!
Почему бы не проводить любимых подруг до дома и не погулять по вечерней Равде в хорошей компании еще немножко, но тут вмешивался Беньямин.
Он на дух не выносил поздних материнских отлучек.

Беня бежал прижимаясь к заборам, ныряя под припаркованные машины и орал, как ненормальный:

- Мать! Вернись!
Ты куда пошла? Там злые коты!
Пусть идут эти тетки – они мне чужие, но ты, мать, ты ж у меня одна!
Горемыка ты моя!
Вернись, дура! Я ж орать буду до хрипоты!
И пусть меня раздавят мотоциклисты, и разорвут бандитские кошачьи группировки в клочки, но я тебя одну туда не пущу!
Пусть этих теток сожрут наконец в ночи и мы будем жить тихо и мирно вдвоем, как раньше!

Ну, вот что оставалось делать?
Никакие увещевания и уговоры не помогали.
Топания ногами в тапках Беню не впечатляли совершенно.
Он орал басом перекрывая наши вопли своим страшным мявом!

Мы тоже начинали орать, но уже на нерадивую мать Ирку и начинали топать ногами на нее, чтобы она пощадила детскую нервную систему Бени.

Надавав им обоим пинков, и отправив восвояси, мы весело и с удовольствием отправлялись провожать Людочку с Мимишей домой.

Что нам маленькая Равда с нашими длинными ногами?
Два взмаха крыла, и мы стоим на тихой улочке Бриз.

Море поцелуев на прощание и обратный путь домой.

Натка, милая, красивая, добрая Натка!

Я никогда не забуду, примерочные кабинки в Равде, Несебре и Поморие.
В это невозможно поверить, но не было ни одной шмотки – платья, брюк, шорт, блузок, которая бы не села на Натку идеально, как будто был сшита только для нее по спецзаказу!
Худенькая, стройная, хорошенькая, как куколка!
Я помню, как проводив всех, я провожала тебя, а ты шла провожать меня.

Каждый новый день и вечер сулили нам новые впечатления и эмоции.
Мы любили одну и ту же музыку. Нам нравилась одна и та же еда. Каждодневные долгие пешие прогулки доставляли огромное удовольствие и массу впечатлений.
И нам совершенно неважно было куда идти, если мы все вместе. Какая разница куда, если с тобой рядом подруги?

Мы прощались, как навсегда, понимая, что спать осталось всего ничего и еще совсем чуть-чуть и опять наступит утро, и нас встретит море, солнце и огромное голубое небо.
И лето!
Лето на четверых с половинкою!..

Девочки, милые, хорошие мои – Мими – нежность и любовь наша,
Людмила – красота, нежность, доброта,
Натка – ум, красота, стиль,
Иришка – это мой персональный Ангел, дизайнер, поэтесса, и вообще надежа и опора, мать Беньямина и просто красивая женщина.
Я ВАС ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ!

Я помню все!
Наши прогулки по парку, луну в бокале вина на балконе у Людмилы, мороженое из йогурта, черешню, которую, заглядевшись на Людмилу,  продавец отдавал даром, тупо повторяя – Два лева! – взвешивая три мешка черешни, каждый больше, чем по килограмму.

Я помню, как Иринка сказала:

- Один за всех!

И как остальные дружно откликнулись:

- И все за одного!

Я помню, как мы наварили картошки в мундире, купили селедку, которую совершенно «убили» болгары (до сих пор не пойму, как так можно было испортить простую селедку?), по очереди кусали луковицу и она была совершенно сладкая  и вкусная, как яблоко, и решали – где можно купить водку и кто за ней побежит!                И это мы, которые вообще не пьют, от слова абсолютно!

Я помню нашу поездку в Поморие и как мы катались на волнах, как покупали синюю вазочку, сведя с ума продавщицу, и пили вкуснейший чай, заваренный Иришкой.

А храм? Вы помните нас в храме? Я помню наши лица там!

Я помню все!

Спасибо, вам, что вы есть!

Спасибо нам, что мы есть – четверо с половинкою!

               


Рецензии
Спасибо за ГИМН ДРУЖБЕ!!!)))

Любовь Бухтуева   18.08.2019 16:17     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.