Испытания пауни

    Пауни неохотно согласились переселиться в новую резервацию на Луп Ривер в 1857 году. И только вписанное в документ обещание дать защиту от лакота их обнадежило. Они знали, что ждать от своих старых врагов в случае прихода к Луп Ривер. Ведь все усилия основать для пауни агенство в 40-х годах пошли прахом из-за налетов сиу.
    Два года пауни тянули с переселением к Луп Ривер. Когда они все же пришли туда, правительство основало штаб агенства в заброшенном мормонами поселке Дженоа. Пауни построили свои землянки в прерии к юго-западу от него. С апреля по сентябрь 1860 года сиу 8 раз нападали на пауни у Дженоа. Наконец правительство послало туда несколько солдат с малой пушкой, но такие незначительные силы не исправили ситуации. Пока пауни оставались у Дженоа, они постоянно подвергались налетам сиу. Большие военные отряды лакота нападали на их деревни, убивали работавших в поле женщин и грабили и жгли жилища, когда племя охотилось на бизонов. Усугубляли проблемы пауни и агенты, которые были либо некомпетентны, либо не чисты на руку.
    Последние легко присваивали принадлежавшие индейцам деньги. Позже агентами были квакеры, но их идеалистические и пацифистские доктрины не несли никакой пользы пауни, которые бились с лакота не на жизнь, а на смерть.
Намерения и политика правительства с самого начала были направлены на то, чтобы отвратить пауни от их скитаний и бизоньих охот. Но агентам ничего не оставалось, как разрешать бизоньи охоты, ибо продовольствия по договору постоянно не хватало. До сбора урожая сушеное мясо и правительственные пайки позволяли пауни сводить концы с концами. Но в те годы, когда засуха или насекомые уничтожали урожаи, или когда белые охотники за шкурами и индейские враги срывали их охоты на бизонов, пауни голодали.
    Когда в 1864 году сиу и шайены вышли на Тропу Войны против белых, это стало благословением для пауни. До тех пор пока эти племена уничтожали только пауни, никому не приходило в голову держать их в узде, но когда стали скальпировать и убивать белых людей, военные тут же выскочили на авансцену. К восторгу пауни они попросили из числа воинов их народа набрать эскадрон для борьбы с сиу и шайенами. И молодой Фрэнк Норт, служивший клерком на торговом складе, был назначен офицером этого подразделения.
    1864 и 1865 годы были хорошим временем для пауни, поскольку враждебных лакота и шайенов военные прогнали далеко на север. Бизоньи пастбища освободились от врагов, охота удавалась, а когда пауни возвращались с нее, их поля оставались в целости и сохранности.
    В 1869 году агентом пауни стал квакер. Он сразу же потребовал от них прекратить скитаться и охотиться на бизонов. В то время как сиу убивали пауни в их собственной резервации, агент хотел получить от них обещания никогда не сражаться. В то время как их лошадей крали воины других племен, агент хотел, чтобы пауни считали кражу лошадей преступлением и прекратили красть сами. Если пауни будут честны, добры и озабочены всепрощением, то и другие индейцы станут такими же, обещал он. Он ничего не знал о пауни и их врагах.
    С наступлением 70-х годов пауни надеялись продолжить жить, охотиться и воевать прежним образом, но железная дорога доставила в их бизонью страну новую волну поселенцев. Лакота, не взирая на подписанные договоры, вернулись назад, белые охотники уничтожали бизонов. Прежний образ жизни пауни подходил к концу.
Последний удар пришелся на август 1873, когда охотничья партия пауни из 250 мужчин, 100 женщин и 50 детей была на удачной охоте в прериях к западу от Френчмэн Крик. Дважды белые охотники предупредили пауни о том, что поблизости сиу, и Джон Уильямсон, сопровождавший дорожный агент, посоветовал индейцам вернуться в резервацию на южном берегу Рипабликэн. Но пауни думали, что белые охотники лгут, чтобы бизоны достались им, и, кроме того, уверовали в то, что дадут отпор любым налетчикам сиу.
    5 августа были убиты последние бизоны на этой охоте, и пауни разбрелись по прерии с целью разделки туш, когда на горизонте появилось около 100 лакота. Мужчины пауни загнали женщин, детей и лошадей, нагруженных мясом и шкурами восьмисот бизонов, в укромный овраг, а сами развернулись, чтобы встретить врага. Лакота были из агенств Красного Облака и Крапчатого Хвоста, где их хорошо кормили, и у них не имелось иных причин находиться на бизоньих пастбищах, кроме тех, что им надоела резервационная жизнь и захотелось немного поохотиться и повоевать.
    Около часа пауни сдерживали первую партию сиу, но их защита затрещала по швам, когда в бой внезапно бросились еще 800 лакота. Пауни скинули на землю тюки с мясом и шкурами и посадили женщин и детей на лошадей. Сиу стали поливать пауни стрелами и свинцом, и те побежали к Рипабликэн. Лакота преследовали их 10 миль и оставили своих жертв только с появлением кавалеристов. В этом овраге, который с тех пор стал называться Каньоном Резни, и на примыкавшей к нему прерии около 100 пауни остались лежать искалеченными и мертвыми. Половину из них составляли женщины и дети. Это была последняя великая межплеменная схватка в Северной Америке.
    Каньон Резни потряс народ пауни до основания. Он испытывал налеты, голод и унижения в прошлом без жалоб, но это было чересчур. Он отвернулся от вождей и стал поддерживать новых лидеров, ратовавших за переселение на Индейскую Территорию. Правительство ухватилось за предоставившуюся возможность и одобрило эти намерения. К концу 1875 года в Небраске не осталось ни одного пауни.

источник: The First Voices. Nebraska Aland Magazine. Vol. 62. №1. 1984.


Рецензии