Ты уходишь по-английски...

Я вытянула бесконечную ногу, чтобы рассмотреть лак, подсыхающий на ногтях. Он был ярко лимонного цвета. Как красиво! Надеюсь, понравится и ему! И тут меня осенило: да я влюбилась! За тридцать лет я ни разу не поинтересовалась, нравится ли кому-то лак на моих пальцах. А сейчас это впервые приобрело колоссальное значение. В голове поплыл туман.
Первая встреча. Я почему-то отпускаю телохранителя. Журналист приходит ко мне за интервью для глянцевого журнала. Он - начинающий, но красивый, ироничный, мужественный парень. Я от растерянности изо всех сил разыгрываю взбалмошную поп-диву и "откровенничаю": по утрам, мол, я слоняюсь по пентхаузу голая, любуясь отражением в зеркалах, обожаю секс и шоколад, но, к сожалению, должна от них иногда отвлекаться, чтобы петь! Он целует мне руку и задерживает восхищенный взгляд на ногтях.
Первое свидание. Надеваю роскошное золотое платье. Он приходит с гигантской коробкой дорогого шоколада: "Я помню о ваших любимых занятиях! Это - шоколад!» Парень милый, и я поддразниваю: "А как же секс?" Он смущенно улыбается и кивает. Первый поцелуй. Он явно влюблен. Как же нам хорошо! Голова плывет! Кажется, это надолго. Он не из тех мужчин, имен которых после первой встречи не хочется вспоминать. Я прошу его не афишировать этих отношений: нам обоим предстоит выстраивать карьеру. Я как и он собиралась стать журналисткой. Поступила учиться, а по вечерам бегала на дискотеки. Как любую красотку, меня останавливали на улице: «Девушка, вы хотите сняться в кино?» И я хотела.
Однажды меня пригласили на должность худрука девичьей группы. Я не поверила! Начала ставить девочкам движения и получила предложение петь вместе с ними. Голоса, как у Главпевицы, у меня не было, но людям нравится на меня смотреть. "Амплуа showgirl - твоя ниша!" - нашептывают продюсеры, - «Ты многого добьешься!» А я хочу ребенка. Подруги рожают, я становлюсь крестной. Кто виноват, что рядом со мной мужчины тушуются? Говорят, я слишком открытая и добрая - нетипичная для шоубиза. Где же выход? Чтобы все обдумать, я соглашаюсь участвовать в реалити на необитаемом острове. Шоу смотрит вся страна, я - звезда, но счастья нет. Выхожу в сольное плавание, начинаю прилично зарабатывать, покупаю элитную квартиру в центре. Дом охраняют бравые консьержи в пятнистой форме. Чувствуя себя защищенной, беспечно возвращаюсь домой одна - поздно вечером.
И однажды, выйдя из лифта, получаю сильнейший удар кастетом по голове. Неизвестные парни скручивают мне руки, душат моим же шарфом, затаскивают в квартиру и грабят ее. Так же молниеносно исчезают, бросив меня лежать на полу. Навсегда запоминаю совет участкового: «Подходить к квартире нужно, развязав шарф, чтобы его нельзя было затянуть на твоей шее, и в застегнутой куртке - чтобы труднее было скрутить тебе руки!» Страшно болит голова. Отлеживаясь у подруги дома, жду, чтобы синяки сошли с лица. Подруга тем временем откровенничает: на днях ее выкинули за шею из собственной машины на светофоре. У бандитов это называется «парашютистка». Внедорожника она больше не видела. «Хорошо, что жива осталась!» Подруга смеется, но мне не до смеха. Нанимаю телохранителя, беру уроки самозащиты. Ничего не скажу родителям, им и так хватает переживаний.
Начинаю гастрольный тур. Все расхваливают мой твердый характер - он помогает добиваться успеха. А я боюсь, как бы это не отпугнуло нового парня. Не переставая о нем думать, участвую в телешоу: танцую то на льду, то на паркете, снимаюсь в клипах. Отныне строгий режим подчиняется четкому ритму хитов. Но и в головокружительном вихре графика мы находим лазейки для горячих встреч. У меня - первоклассные режиссеры, известные партнеры. Он страшно ревнует, но мы вместе. Он старается преуспеть и становится модным ведущим.
А я хочу сохранить вечную юность и красоту. Мне вовсю помогают доктора. Приходит день, когда врачи приносят сразу две непрофильные вести. Каждая из них оглушает. Первая: у меня будет ребенок! И вторая: я должна немедленно от него избавиться, чтобы пройти курс химиотерапии! Что-то в голове... Что там такое? Не слишком ли часто она кружится? Может, я устала? В тот же вечер парень узнает обо всем. Я решаю сохранить ребенка. Никаких абортов! Разве от счастья отказываются? Я так долго ждала! Он обнимает меня: "Мы будем бороться! Я вас двоих никому не отдам!" Я тихо плачу, потом улыбаюсь, чтоб он не решил, что я сошла с ума. Никто не знает, что у меня на душе! Как кружится голова! Позади сложный разговор с папой - он чудесный, но до сих пор считает меня «малышкой»!
Папа отправляется рассказать обо всем маме, а мы с моим парнем к радости желтой прессы, вместе выходим в свет. На мне - прозрачное "беременное" платье. Голова кружится, но меня крепко держит за руку избранник. Лимонные ногти и светящиеся глаза - мой хит! Наутро мы - на всех первых полосах! Глупые заголовки: «Непредсказуемая светская львица устроила жизнь не по расчету!» и «Новое созвездие ждет пополнение!»
Роды в Америке. Ребенок здоров, я в форме, рядом - моя чудесная мама. Мы много гуляем по пляжу. Я обожаю купаться в океане. Но в этот раз с трудом добираюсь до берега и без сил падаю в песок: «Мамочка, я чуть не утонула, у меня небо и земля местами поменялись!" И все же я счастлива - так, что в голове носится вихрь. Облако в мозгу уплотняется. Мама сильно волнуется. После моего обморока в примерочной бутика она звонит парню: "Приезжай немедленно!" Он занят на съемках и может прилететь ко мне через неделю. Я так скучаю! Не хочу и не буду без него лечиться! Я упряма! Мама тоже упряма. Она умеет читать судьбу по руке, но упорно отказывается рассказать, что она видит на моей ладони.
Я много сплю, и не сразу замечаю, как набираю вес. В глазах скрипит песок - не с пляжа ли? Мне не встать с постели. Привозят инвалидное кресло. Ужасно… Прошу подвезти меня к зеркалу. "Это я? Я? Меня никто не должен видеть!» Но я ни о чем не жалею. Да, заплатила дорого. Но это - мой выбор! Или все-таки не мой? Неужели моя болезнь - следствие того удара кастетом?
Прилетает мой парень. Его уверенность вселяет надежду. Они с папой непросто объясняются друг с другом. Они меня спасут! Мы снова дома. В эфире телешоу мой любимый объявляет сбор денег. Я даже не думала, что люди способны на такое: много миллионов рублей! Не думала, что люди на такое способны: наши врачи мне отказывают. Вердикт - на их лицах. Опухоль мозга за время беременности сделалась неоперабельной. Слава Богу, ребенок здоров!
Все вместе мы летим лечить меня за океан. Экспериментальная сыворотка дает чудодейственный результат. На это уходит половина собранных зрителями миллионов. Облака в голове понемногу рассеиваются. Оставшиеся миллионы мы решаем направить на помощь детям. Их так много, оказывается! И у них тот же страшный диагноз, что у меня! Только они не showgirl! Кто им поможет, если не я?
Я дома. Понемногу ко мне возвращается зрение. Сквозь густой туман я рассматриваю личико сына. Он подрос или мне кажется? Мы гуляем и все время смеемся. Хочу, чтобы его мама снова была красивой. И парня надо порадовать! Покрываю ногти лимонным лаком и как первый снег обрушиваюсь на голову модного кутюр-стилиста: "Сделай мне как раньше!" Он ошарашенно старается.
Почему все шикают на старенькую уборщицу тетю Шуру, которая при виде меня расстроенно хлюпает носом? Посетители салона фотографируют на айфоны, а я торжествую: завтра - первый Новый год с сыном, мужем и папой! Бой курантов, шампанское, елка! Мне желают здоровья, но из моих глаз водопадом струятся горькие слезы. Все смущенно молчат. »Все же хорошо!" - уверяю я себя. "Надолго ли?" - цинично отвечает внутренний голос. Про секс и шоколад я и не вспоминаю.
Мой день рождения. Как окажется, последний. Мой парень делает мне предложение и получает согласие. Мы дарим друг другу дорогие подарки. Подхожу к зеркалу. Опять его забыли протереть? Или я уже ни черта не могу разглядеть? Неужели все начинается сначала? Выгляжу ужасно! Какая свадьба? Он что, не видит меня? Видит. И любит. Он дарит мне кольцо с большим камнем и плитку шоколада. Звоню лучшей подруге. Она счастлива за меня, и я прошу ее стать крестной моего сына. А бракосочетание отложено до лучших времен. Вместо него - крестины.
В большом храме я прячу лицо от прессы. У папы с моим парнем все непросто. Один мечтает "в горе и в радости", второй боится, что свадьбу осквернят папарацци. Я не хочу ссор. И тихо чертыхаюсь - за рулем. Рядом сидит тихая мама. Лобовое стекло что ли не протерли? Дорогу плохо видно, и я спрашиваю маму, не проехали ли мы на красный, но она боится молча.
Хотим закрепить результат лечения и снова летим за океан. В самолете меня замечают пассажиры - и устраивают овацию. Меня еще можно узнать? Слава волшебной сыворотке! Я плачу в туалете - это уж точно никому не стоит видеть! Мой парень шепчет: "Я тебя люблю! Все получится!", но американский препарат почему-то уже не действует. Ре-ци-див! Ото дня ко дню мне становится хуже, и я прошу отвезти меня домой.
Моя кровать. Как в ней хорошо, даже сейчас! Какие глупости я болтала про секс и шоколад... Сколько умных книг я обязана прочесть, когда отступит болезнь! Кома? Я в коме? Нет сил это обсуждать. Я еще могу прошептать: "Папочка, я так тебя люблю..." Ощущаю ответное пожатие кончиками пальцев. Интересно, на них еще остался лак? Хотя, какое это имеет значение? Я чувствую присутствие моего парня. Он рядом. Даже в нынешнем состоянии я счастлива! Слышу, как сыну каждый день говорят, что его мама спит! Я так хочу пробиться к нему сквозь облако, но оно окутывает меня, как плотный кокон! Неужели я не увижу его взрослым? А будет ли он меня помнить?
Так все ли я сделала правильно? Почему у изголовья кровати все шепчут: "Чудес не бывает!"? Да разве? Встреча с моим парнем - настоящее чудо, рождение сына - тем более! Как же они теперь?.. Агония? То есть, это - все? А почему столько музыки в ушах? Почему все плачут? Четкий ритм хитов не может замедлиться. Он может только прекратиться. «Ты уходишь по-английски…» Кто там хлюпает носом у изголовья? Облака рассеиваются, и я вижу яркое солнце! Здравствуйте, Людмила Марковна! Мэрилин, и вы здесь?

2017


Рецензии