Эрекции

-Господи! – заламывает она руки и кричит, - ну, почему ты так уныл?!
Ее вопрошающая поза пробуждает мое естество, но я унылый человек, эрекция как жалость мне претит.
-Господи, Господи! – продолжает она, - ну, куда, куда я смотрела раньше?
А я предупреждал. Меж тем я сильно предупреждал, я писал плакаты, и вставал в пикеты, но ты предпочитала ОМОН разумным объяснениям. Я собирал агитбригаду и ездил по дворам, но ты больше верила ЖЭКу, старушкам у подъезда и прогнозу погоды в Яндексе, но не мне. Кто первый в ряду унылых людей? Я! За Вами занимали? Нет, за мной только радостные, восторженные идиоты, будете занимать?

-Господи, отчего ты так уныл? – она продолжает вопрошать небеса, и ее поза, исполненная эротизма, пробуждает капельку малую вожделения даже в законченном отшельнике. Но я унылый человек, мне не знакомо чувство эротического сострадания весенним проблемам женского тела.
И ты знала, что я унылый человек. Я честно предупреждал тебя в первый год нашего сосуществования, но ты списывала на плохое пищеварение. Я подтверждал словом и действием во второй год, но ты ставила это в заслугу своему коту. Я не скрывал свою унылость и в последующие года, когда списывать уже было не на что, но ты всегда любила сотворить что-нибудь эдакое не только на кухне, но и в бухгалтерии. Именно поэтому мое настроение постоянно приписывалось графе общая никчемность прибыли, дополнительные расходы на сапоги, дубленку, поездку к морю, в Париж, жемчужное колье, и велосипед «Радость безбрачия», которых никогда не было.

-Господи, почему ты так уныл? Почему дома ты так тосклив, так несчастен? – ты продолжаешь заламывать руки и взывать к высшим силам, - почему на публике ты другой, почему с друзьями ты искришься, почему этот праздник для других, а не для меня?
Но я повторял тебе, что я уныл. Чингисхан был близорук и постоянно щурился, Юлий Цезарь был долговяз, и пачкал ноги во время конных прогулок, Ньютон был неуклюжим садовником и постоянно ронял яблоки, а я уныл. Я сер, бледен, и совершенно невесел. Но раз в году я – ураган. Раз в году я – февральская метель. Раз в году я – финиковая пальма во время цветения. Как невероятно, нечеловечески жаль, что именно этот раз и каждый раз как раз выпадает на первый день твоих ежемесячных женский страданий, и ты пропускаешь все мое счастливое великолепие!


Рецензии