Следак! Глава пятая! Часть первая!

   Обошлось малой кровью. Сергей с огнестрелом попал в больницу, где ему тут же сделали операцию. Пуля прошла навылет, рану просто зачистили и перевязали. Когда он очнулся, было уже утро, начинало светать, рядом с ним сидели Ляхов и Маша вся в слезах, но увидев, что муж открыл глаза, засветилась от счастья.
   - Миленький! – всхлипывая, прошептала она и, положив голову ему на грудь, стала гладить рукой место ранения.
   Потом она снова села и, взяв его руку, сказала. – Вот видишь, милый, не зря мне страсти снились!
   - Маша! Не гони! Это мелочи! – смеясь, отозвался Ляхов, обнимая её сзади. – Поверь, мужик без ранения не мужик, когда я бегал по горам, насмотрелся на ранения и ничего! Так что не переживай, через пару дней будет дома, мало того, получит месячный отпуск по болезни, так что во всём есть свои прелести!
   - Лях! Да ну тебя! – воскликнула обиженно Маша. – Тебе хорошо говорить, жены рядом нет, а мужики все твердокожие, их тяжело пробить жалостью!
   - Маша, успокойся, в самом деле! – улыбнувшись близким людям, прошептал Сергей и, погладив её по руке, сказал. – Виктор прав, тем более я с тобой, а ранка моя заживёт быстро! Подумаешь, прокололи в одном месте, заштопали и всё! А сколько раз за жизнь человек прокалывает гвоздём ногу, руки, да мало ли чего! А сколько женщины ранят себя на кухне, это лишь рабочая обстановка! В Ляха чуть ли не каждый день целятся, а бывает, что и стреляют! Короче, не нагоняй, лучше мать успокой!
   - Да, Мария, поехали домой, доставлю тебя матери, а он пусть поспит, ему сейчас надо сил набираться перед тем, как начнут потоком идти люди! – сказал Ляхов, поднимая Машу со стула.
   Не успели они уйти, как минут через десять в палату, причём одноместную, вошли генерал с главным врачом больницы.
   - Ты как себя чувствуешь, сынок? – спросил Миронович, присаживаясь возле Сергея прямо на кровать.
   - Да нормально, только как-то мутит! – улыбнувшись, отозвался Сергей.
   - Ну, это и понятно, дорогой! – улыбнувшись ему, произнёс главврач и, дотронувшись до лба, сказал. – После наркоза некоторое время будет и мутить, и качать, но ты парень крепкий, через неделю побежишь!
   - Так, оставьте нас, Михайлович! – бросив взгляд на главного медика больницы, сказал генерал и, когда тот покинул палату, продолжил. – В общем, так, Серёжа, возражения не принимаются, я тебя забираю с собой в Москву! Пока здесь будешь отлёживаться, я пробью тебе квартиру, заберёшь молодую жену и к нам! К весне получишь звание капитана, я тебя определю к прекрасным специалистам, все они по особо важным делам, с ними и будешь работать! Спасибо тебе огромное, что прикрыл, таких парней сейчас всё меньше и меньше становится! Ещё, Татарина сильно прихватило, но обошлось, он здесь же, в больнице, а Юсуфович отделался лёгким испугом! Мои люди и люди Татарина уже решают вопрос с теми, кто ему угрожал, а дальше дело техники!
   - Хм! – усмехнулся Сергей. – А если они пойдут в отказ?
   - В наших делах, где всё повязано, сынок, отказов не бывает, запомни это! Если не сделают признательного заявления, с ними уже будут говорить блатные, а там разговор короткий! Отвезут в котельную и спалят, даже костей не останется, не в первой! – сказал Миронович с угрожающей ноткой в голосе.
   Сергей не стал вступать в полемику с генералом, чтобы отказаться от переезда в столицу, но решил даже не начинать этого бесполезного разговора. Как объяснить это жене, он пока не знал, но знал точно, что Миронович не отступится от своего.
   - Ладно, отлёживайся, я к концу следующей недели приеду и всё обсудим! Так что беседуй с женой, рожать будет в лучшей клинике столице, да и проблем у неё там тоже не будет! Окончит институт, будет работать врачом, так что всё у тебя будет хорошо, сынок! – сказал Миронович и, потрепав парня по волосам, вышел из палаты.
   Дрёма, которая стала поглощать его до прихода генерала, исчезла окончательно. Перед ним открылась дилемма, которую так, или иначе, но решать всё равно надо будет. Он отлично понимал, что судьба его и его семьи зависит сейчас не от него.
   - А что? – подумал он неожиданно. – Пацаны уедут, пусть всё утихнет, а там будет видно! Юсуфович не вечный, лет через пять попрошусь на его место и вернусь!
   Эта мысль подняла настроение. Дотянувшись до бутылки с минеральной водой, стоящей на тумбочке, он сделал несколько глотков и, поставив на место, закрыл от удовольствия глаза. То, что сейчас раскручивалось за стенами больницы, он представлял смутно. Его радовало лишь то, что убийца отца понёс заслуженное наказание, а на его парней нет и намёка на подозрение. Осознав это, он вздохнул с облегчением и через несколько минут уснул сном младенца.
   Проснулся он оттого, что в палате разговаривали приглушённым голосом. Открыв глаза, он увидел всех своих друзей, среди них была Анастасия и Люба, а возле тумбочки возилась с пакетами Маша. Мать сидела на стуле с другой стороны кровати с мокрыми от слёз глазами.
   Увидев, что сын проснулся, она улыбнулась ему и, взяв его за руку, сказала. – Ой, сынок, бросай ты это занятие, мало нам отца, так и ты под пули лезешь!
   - Мам! – улыбнувшись, отозвался Сергей. – Не переживай, уже бросили, вернее, меня бросили, так что я уже не следователь прокуратуры нашего города!
   - Не понял! – удивлённо произнёс Ляхов и все подошли к нему.
   - Да что тут непонятного, друзья! Миронович забирает к себе в Москву, к концу следующей недели он приедет снова, а сейчас будет решать вопрос с квартирой! Так что, дорогая, у тебя неделя срока, чтобы собрать вещи, поправлюсь и поедем! Я сначала хотел возразить, но что толку, скажет и меня выкинут, лучше уж пусть будет так! Но вы не волнуйтесь, я там долго не задержусь, обязательно вернусь в наш город, здесь тепло и уютно, а там холодрыга круглый год и полнейший дурдом! – сказал он и засмеялся, глянув на Машу, которая стояла с открытым ртом и широко раскрытыми глазами.
   - Милый, а ты у меня спросил, хочу ли я туда ехать? – отойдя от оторопи, наконец-то, отозвалась Маша.
   - Конечно! – продолжая смеяться, произнёс он и, взяв жену за руку, сказал. – Ты же согласилась стать моей женой, а я человек подневольный, скажут ехать на Камчатку, и поедешь, а здесь тебе целая столица!
   Потом, став серьёзным, добавил. – Маша, мам, друзья, так будет даже лучше, поверьте! Ситуация здесь неоднозначная, надо сделать паузу, а через пять лет максимум я вернусь обратно, обещаю!
   Мать подошла к Маше и, обняв её за плечи, сказала. – Дочка, Серёжа прав, так будет действительно лучше!
   Поговорив с полчаса, гости уехали, оставив после себя запах духов, цветов и несколько пакетов с провизией, заполнив ими холодильник. Когда они ушли, Сергею неожиданно стало грустно, но он старался держать себя в руках, он искал повод, чтобы оправдать своё решение и нашёл.
   - Господи! – подумал он, лёжа в постели. – То, что поклялся исполнить, исполнено, так что можно и отъехать на несколько лет! Друзья уезжают, Лях с Валюшей и Анастасией будут блюсти фирму, мало того, помогать матери!
   После капельницы он уснул, а проснулся уже тогда, когда за окном наступила ночь, хотя по времени ещё было и не поздно. Проснулся оттого, что в палату вошли двое огромных парня ростом под два метра.
   - Настоящие шкафы! – подумал Сергей, посматривая на них.
   - Братан, мы от Татарина, босс просил узнать надо чего тебе, или нет! – сказал один из них, стоя возле кровати.
   - Нет, спасибо! – улыбнувшись, ответил Сергей и, заметив, как тот собирался возразить ему, добавил. – Нет, парни, я честно ни в чём не нуждаюсь, если хотите проверить, откройте холодильник, там на троих хватит!
   Тот, кто разговаривал с Сергеем, подошёл к нему и, пожав руку, сказал. – Братэла, любое твоё желание будет исполнено, спасибо за босса!
   Больше они не задержались и, развернувшись, вышли из палаты. После этого визита он лишь несколько раз разговаривал по телефону со своими коллегами, звонила Люба и Анатолий, а так же с мамой и Машей. Уже в десять вечера позвонил Игнат Харламович, отец Маши.
   - Сынок! – произнёс он после того, как обменялись любезностями. – Я всё знаю, вам действительно надо уехать в Москву, тем более там и карьера быстрее продвинется! С Машей я поговорил, мать тоже, так что не переживай, она всё поняла!
   - Спасибо Вам, отец! – сказал Сергей и даже испугался того, что назвал тестя отцом. – Я вам искренне очень признателен!
   На следующий день, после капельницы, ему разрешили прохаживаться по коридору, но не перетруждаться. Сергей мгновенно воспользовался этим и, выйдя из палаты, направился к Татарину. Когда он подошёл к палате, где расположился Татарин, его остановил один из братвы, охраняющий покой своего босса.
   - Куда прёшь, баклан? – довольно-таки грубо произнёс он, перегородив Сергею дорогу.
   - А ты не пожалеешь, уважаемый, говоря подобные слова мне? – усмехнувшись, спросил Сергей и, кивнув головой в сторону дверей, добавил. – Татарин спит? Если нет, то скажи ему, что в гости набивается Сергей Кравцов, только быстро, а то мне тоже не мёд!
   - Господи, Сергей Павлович! – воскликнул испуганно страж. – Извините меня, только не говорите боссу, а то он меня живьём закопает!
   - Знаешь, а я бы был и не против этого! – неожиданно сказал Сергей и, подойдя к двери, добавил. – Ты же не в блат хате, надо вести себя достойно, а то сам и опускаешь своего босса! Не бойся, не скажу!
   Татарин встретил Сергея приветливо, поздоровавшись с ним левой рукой, так как правая была вся в гипсе, он показал ему на стул. Возле окна сидел ещё один парень, он приходил вчера к нему от Татарина и, когда Сергей появился в палате, приветливо ему улыбнулся и также поздоровался с ним за руку.
   - Ну, что, следак, поправляешься? – спросил Татарин, с трудом улыбнувшись парню.
   - Да ладно, со мной всё в порядке, повезло, что навылет, да не задело ничего! Вы-то сами как? – отозвался Сергей.
   - Ничего, и не такое в жизни бывало, переживём! Я слышал, тебя в Москву забирают, это хорошо, только там не задерживайся, я с генералом об этом ещё перетру, а пока погоны украшай звёздочками, желательно большими! – сказал он и закашлялся.
   - Ладно, Татарин, отдыхай, я же вижу, что тебе разговаривать тяжело, да и мне надо уже прилечь, а то что-то голова кругом! – произнёс Сергей и, пожав руку Татарину и парню, вышел из палаты.
   Вернувшись в палату, он лёг на кровать поверх одеяла и, подложив руку под голову, прикрыл глаза.
   - Да! – подумал он и усмехнулся. – Интересно, кто я есть в натуре, как говорят блатные? То, что я свой в чужой команде, это хорошо, значит, есть шанс безболезненно решать свои вопросы, не привлекая внимания к своей персоне!
   От этих мыслей ему стало весело и, открыв глаза, он сказал вслух. – Штирлиц, мать твою!
   В этот момент в палату вошла Маша с матерью, отчего он сразу же поднялся и, подойдя к ним, поцеловал своих женщин.
   - Серёжа, не рано ли ты бегать стал? – заволновалась Маша и, усадив его на кровать, села с ним рядом.
   - Нормально, мне уже официально разрешили прогуливаться, но немного! – улыбаясь своим любимым, отозвался он и, посмотрев на мать, спросил. – Мам, ты что-то не ахти как смотришься, что с тобой?
   - Всё нормально, сынок, ночь что-то плохо спала, отца видела! Он там за тебя переживает, я тоже, про Машу уже и говорить не буду! Завтра должны сваты приехать, мы потом вместе придём к тебе! – сказала мать и, вспомнив что-то, спросила. – Серёжа, ты случаем не направлял нам охрану? Машина какая-то сутками стоит у подъезда, двое парней в ней, а когда мы поехали с Машей на такси, они последовали за нами! Если есть желание, посмотри в окно, они остановились возле крыльца, отсюда хорошо видно!
   Сергей тут же отстранил от себя Машу и, поднявшись, подошёл к окну. Действительно, у крыльца стоял джип, чёрный мерседес. То, что это не люди Ляхова, он понял это сразу, но, чтобы не сомневаться, он набрал его номер телефона.
   - Витя, ты не ставил наружку к моему дому? – спросил он, когда тот ответил на звонок.
   - Серый, не переживай, я в курсе, но не хотел говорить, чтобы твои женщины не волновались зря! – ответил Лях и добавил. – Это люди Татарина, он мне сам об этом сказал, правда попросил, чтобы я тебе не говорил об этом! Не бери в голову! Ты сам-то как там? Мы тут вечером к тебе приедем с Анастасией и Валюшей, что тебе прихватить!
   - Лях, у меня всего в достатке, самим могу насыпать! – смеясь, произнёс Сергей и отключил телефон.
   - Ну, вот и выяснилось, что это за люди! Их Татарин прислал на всякий случай! – улыбнувшись, сказал он и снова сел на кровать рядом с Машей, которая успела снять с себя тёплую куртку на меху.
   Около часа родные пробыли с ним и стали собираться домой.
   - Маша! – тихо сказал Сергей на ухо жене. – Такси не бери, подойди к джипу и скажи, чтобы отвезли домой, мало того, можете пользоваться их услугами, они для этого и присланы Татарином! Татарин это новый смотрящий вместо Хазрета, считает, что обязан мне!
  - Ох, сынок, не нравится мне всё это! – вздохнув, произнесла мать и добавила. – Отец твой боролся с бандитами, а ты у них будто свой, не нравится, так и знай!
   - Мам, поверь мне, придёт время, всё расскажу, а пока не имею права! – поцеловав мать, сказал Сергей и проводил женщин до лестничной площадки.
   После того, как они ушли, ему стало скучно, настроение после слов матери испортилось, он даже отказался от обеда, попросив немного только первое блюдо. Вечером действительно приезжал Ляхов со своими женщинами. Они также пробыли у него около часа и уехали.
   Семь дней Сергей отлежал в больнице и, хоть рука ещё и побаливала, он не захотел больше лежать.
                23.08.2019 год.


http://www.proza.ru/2019/08/30/1579!


Рецензии