разрывая зверя

Да, у меня проблемы. Да, мной манипулируют. Да, ситуацию не я контролирую. Да, нуждаюсь в психиатре. Портрет идеального моего пациента. Таких не было.

В 1917, в год Лисы, я одела лисий костюм. На пути попадалось много лис. Медведи не отставали. В 1919 сама стала лисой - говорили открытым текстом. Вспоминала 17 летнюю знакомую, выпрыгнувшую из окна. После долго молчания пришло письмо от Нины - пациентки, с дипломом архитектора. Когда мне приписали качества ЛиСИ - логик, сенсорик, интроверт, рационал, было уже поздно. И я стала вспоминать, кто же подходил под это описание: Горького, Бальзака - зацикленных на саможертве гениев, коих социологи отнесли к Лисам.
Женщина, надевшая маску лисы, архитектор, Ольга - руководитель архитектурного бюро, 47 лет, успешный бизнес, мама двух мальчиков 12 и 8 лет.

Двадцать два года назад мы расслаблено сплавлялись по реке. Никто не хотел втягиваться в быт: готовить, посуду мыть. Для компании в 11 человек бытие создавала она. Для себя и друга строила шалаши, мы в спальниках жили. Мужчины завидовали Женьке - за Олей он как за каменной стеной: накормлен, напоен, укутан.
Она не давала ему мечтать, звала в бой. Женя женился на другой, первый раз по нечаянности, второй по случайности. Крепко стоящей на ногах Оле девушка оказалась противоположной: больна сахарным диабетом, не могущая иметь детей. ОляЯло не понимала, почему, не её, а случай выбрал Евгений, доводила гения звонками.

Когда я обзвонила знакомых, узнала: на Новый год 1917-го, Я ло написала завещание, а 7 августа 1919 выпрыгнула из окна. Причину звали муж: пил, гулял, ушёл. Но она была лошадью, шкура лисы слишком мала. Ей нужен был воин - Один, а не гений сидений. Правы врачи, помогающие сначала не кричащим, а молчащим. Потому что у молчунов нет сил на крик. Стало быть картина Мунка "Крик" не о конце кричит.

В 99 процентах случаев я опаздываю. В это раз опоздала на сто лет. Теперь 2019, конец августа. Но иногда мне есть чем крыть реальность. Вместо Оля-Жений ставлю Нина-Ратмир. В паре здоровье и мир. Это мой козырь, вспоминаю его и иду, разрывая маску лисы, под симфонию жизни:

Танцую в твоей темноте, Оля.
Обнимаю крепко, моя дорогая.
Мы встанем вместе
Внутри вечного гула


Рецензии