Долан Ксавье - гений или бабочка-однодневка?

Блестящий режиссерский дебют двадцатилетнего Ксавье Долана привлек к его личности настолько сильное внимание, что публика сражу начала ждать, когда же можно будет объявить славу незаслуженной, а первые восторги преувеличенными. Однако обаятельный и загадочный Ксавье не перестает удивлять зрителей, хотя уже давно перестал быть вундеркиндом. Его картины ждут преданные поклонники, ругают критики и с огромным вниманием просматривают коллеги по цеху.

Рецепт быстрой победы над эдиповым комплексом

Картина "Я убил свою маму" сразу выдвинула начинающего режиссера в ряды тех, кто задает тон и направляет моду в кинематографе. Со свойственным юности самолюбованием он снимает невероятно личный фильм, в котором не боится смелых параллелей с собственной биографией.

Ненависть шестнадцатилетнего подростка к матери неотделима от любви к ней, его размышления, мучительное взросление, неприятие мира снято камерой человека, который любит жизнь и не боится дышать полной грудью. Здесь все преувеличено, кажется, что из этого ада нет выхода, но картина не оставляет ощущения безнадежности. Фильм рассказывает о рождении взрослого, о преодолении себя и ролях, которые мир пытается навязать человеку. Как и во всех картинах эпатажного канадца, здесь много цитат из ярких работ предшественников, клише, повторов. Для выросшего в кинематографической среде Долана этот язык привычен и понятен, он оперирует готовыми штампами, но делает при их помощи оригинальные произведения.

"Воображаемая любовь" - погоня за миражом

Первые работы Ксавье Долана очень эмоциональны, это не воспоминания 50-летнего режиссера о трудностях переходного возраста и юности, а полная страстей и порой надуманных страданий жизнь молодых и неопытных людей. Нервная и быстрая камера задает ритм, соединяет и разлучает героев. Фильм наполнен эротизмом, странное трио на экране проходит через ревность, нежность, взаимную ненависть, но зритель не перестает любоваться эмоциональным напряжением, притягательностью и хрупкостью юности. Как и в других работах Долана, в фильме "Воображаемая любовь" рассказывается не о безнадежной любви, а о ее невозможности вообще. Зыбкое счастье непременно окажется миражем, растает и исчезнет, оставив после себя горький дымок воспоминаний. Музыкальное сопровождение точно передает мучительную сладость страсти. В этом калейдоскопе мелодий, ретро-песенок, синкопических пауз чувствуется боль тела, пронзенного острым чувством.

Режиссер намеренно стирает грань между героем и реальностью. Зрителю не ясно, где заканчивается бесстыдная исповедь, и начинается художественный вымысел. Герой в исполнении Ксавье прижимает к лицу и вдыхает запах ношенной рубашки своего кумира, а зритель ощущает запах пота, острое желание героя, его страсть. Дальнейшая сцена мастурбации менее чувственна, чем прелюдия к ней, снедающий Фрэнсиса огонь невозможно потушить так просто.

Фильмы Долана невероятно эстетичны, они балансируют на грани пошлости, но у режиссера есть острое понимания уместности, талант точно расставить акценты. Он создает на экране выдержанную, законченную картинку, не боится прослыть подражателем, беря свое из известных работ классиков кино. Он не случайно так часто сам занимается костюмами и декорациями для своих фильмов, его зрение объемно и емко.

"Том на ферме" - эстетика крупных планов

Долану свой свойственно усиленное внимание к деталям, любовь к красивым кадрам. Однако красота персонажа меньше всего гарантирует положительный образ. Прекрасное лицо - не больше, чем красивый фасад, за ним может скрываться пустота и мелочность. Идеальные профили, выверенные задние планы - все это появляется на экране не потому, что автор любуется злом или равнодушием, для него важно прекрасное само по себе, в любых проявлениях.

Интересно, что в картинах Долана нет конфликта героя и социума, казалось бы столь логичного, его персонажи способны создать персональный ад самостоятельно. Страдания Тома не вызваны потерей любовника, его драма началась раньше.

 

Ксавье Долан начал с эмоциональных и ярких работ, ему сложно выйти за рамки созданного образа, но даже если он не сможет повзрослеть и перейти на новый уровень, его фильмы вернули свежесть на экран кинотеатров, заставили говорить о себе и вряд ли быстро перестанут интересовать зрителя.


Рецензии
Мне эта публикация очень напомнила часовой монолог-бормотание Дерека Джармена из фильма "Голубое". Много напыщенных, сваленных в кучу ничего не значащих слов, а всё об одном, что автор нарочито не желает упоминать.

Отсюда и проистекает надуманный приговор о гениальности режиссёра. Сколько мы таких гениев уже перевидали. Даже припомнить тяжко. Вся гениальность в портрете покойного Ривера Феникса над кроватью главного героя.

С уважением

Виктор Еремин   30.10.2019 22:05     Заявить о нарушении