Рейс

В машине тихо играет приемник. В приоткрытое окно со свистом врывается свежий ночной ветер. Серебристыми маяками блестят дорожные знаки. Тихо.

Трасса петляет средь холмов, то идет в крутой подъем, то плавно спускается в низину. Совсем скоро начнется перевал – самый сложный отрезок пути, перебраться через него, а там равнина…и пункт питания с ночлегом через каких-то двадцать километров.

Вадим проморгался. Ужасно хотелось спать. Добраться засветло до ночлега из-за ремонта дороги не вышло. Съехать с трассы в поле и там заночевать – рисковая затея, - фура загружена до отказа. Нельзя…никак нельзя. Вадим проводил взглядом очередной съезд куда-то в степь.

Дорога снова пошла в гору, машина натужно загудела и нехотя поползла вверх. Вадим не сразу переключился на пониженную передачу.
- Тьфу ты, ёлки-палки! Засыпаю совсем! – Переключил передачу и выжал педаль газа в пол. Машина, «чихнув» и «фыркнув», поползла веселее на подъем.
- Давай же, не спи! – Со всей дури зарядил себе по щеке оплеуху. Сон немного отошел. Справа в темноте зиял обрыв, - чуть забылся и всё…полетишь вниз. Низкий отбойник улетит вместе с тобой. Вадим таращил сонные глаза на дорогу. «Выбраться! Только не уснуть!» А машина все ползла и ползла в гору, преодолевая один крутой поворот за другим.

В боковом зеркале сверкнули фары попутки, на мгновение ослепив водителя. Вадим глянул в правое боковое, из-за изгиба дороги машину видно не было. Снова бросил взгляд в свое зеркало, машины уже не было.
- Интересно, и куда ты делся? – Вадим снова глянул в правое зеркало. Машины не было видно. – Ну не дурак ли!? Обгонять собрался? На трассе со слепыми поворотами!

Еще пару раз Вадим бросал взгляд в боковые зеркала. Машина больше не появлялась. Сон стал одолевать снова. Вадим сделал приемник громче, принялся подпевать. Помогало мало, но ехать стало веселее, да и машина, преодолев подъем, ехала под гору быстрее. Спуск оказался пологим. Трасса, зажатая среди скал, теперь не пропадала за поворотами, а на сколько хватало дальнего света фар, стелилась ровной скатеркой под колеса автомобиля.

- Ну вот и всё! Осталось совсем немного. – Вадим снял с руля затекшую руку и только теперь облегченно глянул в боковое окно. На востоке появлялись первые всполохи зари.

Кто-то рядом кашлянул. Вадим от неожиданности вильнул рулем, глянул на кресло рядом. Никого.

- Приехали. Уже мерещится черти что! – Он снова с опаской посмотрел на кресло рядом. – Немного осталось. Еще чуть-чуть… а там и кровать, и еда нормальная, а не сухие бутерброды. Отдохну, а вечером уже на месте буду.

Трасса уже вырвалась из каменных оков и стелилась серебристой лентой среди полей. Рядом раздалось шебуршание, Вадим повернул голову. Рядом сидел молодой мужчина в советской военной форме.

- Это твоя жена? – Мужчина указал на фотографию, бережно приклеенную к ветровому стеклу.
- Жена… - Вадим удивленно таращился на непрошенного гостя. – А…
- За дорогой смотри. Сейчас метров через триста поворот будет в лесок. Съедешь туда. Там отоспишься. Дальше ехать даже не пытайся – и себя, и машину загубишь. Помочь уже не смогу. А сейчас проснись! – Мужчина толкнул Вадима в плечо.
Под колесами захрустел гравий - автомобиль катился по обочине.

- Твою ж мать! – Вадим направил машину обратно на дорогу, глянул на кресло рядом – никого. Впереди действительно показался поворот. Чуть поодаль от дороги виднелась березовая роща, туда Вадим и направил машину, опасливо посматривая на кресло. Лицо того мужчины казалось ему знакомым, но как он попал в машину и почему он в советской форме? Загадка!

Уже заехав в лесок, Вадим вспомнил, где видел этого мужчину. На старой фотографии! У бабушки в альбоме. Его как током прошило. Ведь это его прадед! Погиб под Будапештом! С сорок первого года за «баранкой» и за ней же и погиб.

- Да нет же! Быть такого не может! – Он все смотрел на место рядом. – Сидел же здесь, как живой. И самокрутка в руках. Кому скажешь, точно в психушку отправят!

Заглушил машину. Глаза слипались от усталости, уснул моментально. Проснулся уже далеко за полдень. Из леска выезжать пришлось задом. Пробираясь по проселку, Вадим не переставал удивляться, как он вообще этот поворот заметил. Знака на обочине не было. Да и проселок уже давно не езжен – колея почти полностью заросла травой, - одно название «дорога».

Выезжая на трассу, Вадим глянул в боковое зеркало. На проселке стоял все тот же мужчина в гимнастерке и махал вслед. Пропустив, идущий по трассе поток машин, Вадим вырулил на дорогу. Глянул на то место, где стоял мужчина… Обычный серый валун, едва различимый в высокой траве.

- Спасибо, дед! – Вадим махнул в сторону луга рукой.
 
Машина натужно взревела, просясь снова в путь. Вадим переключил передачу. Дорога звала дальше.


Рецензии