Субару в гневе

- Привет!
- Привет. Да, алло? Слышно плохо.
- Да, да!
Слышно и вправду было плохо, это дало ей возможность собраться. Она набрала его сейчас наобум святых, не ожидая, что перезвонит. Давно не слышала она эту дивную мелодию, слишком давно. В последнее время он отвечал сразу, не перезванивая, а позавчера не ответил. И на смс тоже. Связано с тем, что тогда в машине говорил про возраст, а она принялась утешать? Хоть и с преамбулой - мол, я говорю лишь факты, а ты понимай как хочешь. И на тебе... Сколько можно уже?  Ну почему вдруг опять зуб разболелся, как в самом начале? Ведь давно всё шло на улучшение, а тут опять она двое суток буквально на стенку лезет. Не стала бы сейчас  звонить, молчала бы долго. Были мысли - молчать и дальше, пойти в ближайшую клинику. А потом, когда он поинтересуется, - (а если нет - то и тем более лучше так!) - ответить, что не нуждается больше в его услугах. Представила. Как она рассказывает другим все этапы лечения всего, что было. Увидела картинку: как другой врач хватается за голову, и посылает её туда, откуда пришла, или предлагает просто удалить многострадальный. Не вдохновило. В бешенстве каком-то ощутила своё бессилие в этой зависимости.  Психологический момент ещё - когда тебе плохо морально, больно физически, - нет сил и желания объяснять всё  новому незнакомому человеку, совершать какие-то поступки, требующие выйти из... "зоны комфорта".  А дергающая боль - прямо сейчас, - никак не отложить на более удачное "потом". Хоть реви. Хм... он для неё всё же - "зона комфорта"...
- Что у тебя?
- Я же написала тебе.
- Да не читаю я эти письма, знаешь ведь.
- Угу. Не читаешь. - Даже не хочется подкалывать или упрекать. Плохо ей. - Писала, что разболелось жутко, снова на кетороле.
- Блин! Какой?
- Так шестерка...
- Что ж такое, ведь всё нормально было - ты уезжала вон насколько, и ничего.
- Я откуда знаю... -  (И уезжала, и до того, давно уже настоящей боли не было, практически.) - Не знаю, что случилось. И я звонила, когда я могла прийти, один день был, а сейчас не знаю как! До субботы я не дотерплю просто, а это единственный возможный день. Разве что упрашивать мужа проснуться чуть раньше, а мне к полдевятому быть дома. У него две ставки сейчас, и проект ещё  - с ночи в ночь, с ночи в ночь. Он сказал: вообще его не трогать, если можно, и только успевает поспать! - кричала почти. Потому что и впрямь ситуация складывалась безвыходная.
- Да, что же делать... И я не могу так. Утром ты не можешь, а я до одиннадцати сейчас принимаю. Потом на дачу, и возвращаюсь поздно. А тебе к полдевятому дома надо быть. Ну я могу попробовать приехать к восьми...
- Поздно! В восемь я уже выходить от тебя должна! Можешь ты! Дача у тебя, прямо так важно!
- Не могу, старушка совсем обидится, если я её не отвезу завтра.
- Она уже сто раз обижалась! -  Взвыла Лиля возмущенно. Так нельзя, конечно, но ей уже плевать на его чувства, ей нужна помощь. (А до одиннадцати она не пойдёт. Пусть там и есть у нее час в запасе, на самый крайний случай, но ему необязательно знать, во сколько приходит муж со смены.) - Тебе обиды бабушки важнее того, что мне плохо совсем!
- Слушай, ну я же не говорю с тобой в таком тоне! Почему ты так? Ты не знаешь всех моих дел и проблем; того, что мне придётся по нескольку раз в день гонять туда - сюда, не успевая ни поесть, ни передохнуть! Очень долго рассказывать всё, но пойми, если я говорю, что совсем не могу, - значит, это так!
- А какой тон, собственно? Я не ругаюсь, не матерюсь. Просто высказываю мысли несколько более честно, чем ты, а тебе это не нравится...
- Это тебе так кажется...
Сознание раздваивалось. Она понимала, что ничего хорошего не сулит ей разговор, и сама ведёт себя не совсем правильно  (в том смысле, что правильным было бы молча уйти, исчезнуть). И в то же время просто млела - конечно, он нахватался психологии от дочки, или в течение работы, и, возможно, думает о ней как о занудной пациентке, но... эта его манера спокойно ссориться, говорить такие женско-психологичные вещи, прямо как в статьях, где учат правильно ссориться,  - их всегда читают и пытаются применять женщины, что зачастую оказывается бесполезным, так как оппонент не читал... "Почему ты говоришь со мной в таком тоне, я же так с тобой не говорю..." - это же её фраза, её. Стрельцовая? Женская? Неизвестно. Только обращенная не к нему. Для него таких фраз не требуется, боже, но с ним еще сложнее - он безукоризнен в общении. Она не изучила еще мужские особи такого типа, этим он и привлекает её. Они похожи. Так похожи, что не начали ли с того отталкиваться? Наверное, в другом мы любим себя, - самого самого любимого, родимого? И чем больше себя видишь в другом, тем больше он нравится? Тогда почему... А он не видит. Возможно, она сама уже нахваталась чего-то не свойственного ей, общаясь с несхожими.
- Господи, как мне надоело всё это! - (сейчас ей казалось, что так). - Надоело! Реально пошли мысли уйти к нормальному врачу, который никуда не уезжает, где-то рядом с домом, доделать все. Потом подумала, как я буду ему все рассказывать...  Что, где и как сделано. Поняла, что меня просто пошлют на фиг обратно к тебе...
- Правильно подумала. Никто такое не станет лечить, шестерку они только вырвать могут.
- Да прямо! Во всех нормальных клиниках сейчас есть "лечение периодонтита". Не путай, то, что мы про страны третьего мира говорили, там другое отношение. Везде сейчас крутые установки, лазеры и прочее, если бы они не лечили - зачем бы это было в прейскурантах?!
- Думай как хочешь. Пусть так. Я тебе говорю, что я знаю. Хочешь, чтобы удалили - можешь пойти к другим.
- Да? Удалить? После стольких потраченных времени и денег?! - Вылетело. Сказалось. Всё...
- Денег?! Каких денег?! Ладно время, - теперь и в его голосе слышалось изумление, обида, возмущение. Довела. Дожились.
- А что, по-твоему, я тебе совсем  ничего не платила?!  Или ты этого не помнишь?!  Ну и... ладно. Пусть никаких... Да если все поездки на автобусе сосчитать за годы, как раз выйдет на одно лечение в дорогой клинике, небось.
Молчание повисло. Что оно означало - трудно сказать. Правда ли забыл, а теперь вспомнил, что в самом начале она, - в отличие от других пациентов, плативших лишь за конечный результат, зная, что к нему можно и без денег прийти, - каждый раз оставляла стандартную сумму. И позже перестала это делать не только оттого, что их отношения изменились. Просто поняла, что остальные так не делают, если лечение затяжное. Может быть, на каком-то этапе она и отблагодарит ещё...  А может, и хватит. Для нее и это немало. Пусть в разы меньше, чем положено, конечно, и было давно, - но было же!
То ли он думал, что она обнаглела окончательно - возможно, это и по его расценкам была совсем не та сумма, что положена за энное количество лечения сложных, и попутно - простых...
Не надо было упоминать о деньгах вовсе, - или уж продолжать на том же надрыве, озвучить сумму, причём завысить её раза в три, чтобы проникся - все равно не помнит, а звучало бы куда убедительнее.  Но порыв закончился, стало противно и страшно: всё? Раз уже денежные упреки? Как хоть прийти-то, стыдно после такого. И другая, тёмная личность в голове: "Зато ты его потрясла. Не важно, чем. Но сейчас у него дар речи пропал... "
Почти минута молчания. Затем кто-то заговорил нормальным тоном. Кто? Вроде бы он... Но о чём - она вспомнить не могла. Переход этот...
- Ладно, завтра в восемь. Только ровно в восемь, или раньше. Не так, как часто и ты, и я...
   Каким-то чудом обнаглев, Лиля попросила молодую, внушающую доверие, но почти не общавшуюся с ней соседку - подстраховать. Объяснила ситуацию, и та согласилась прийти в половину девятого, взять ключи у мужа, уходящего на смену, и последить за дочкой. Затем все это в последний момент пришлось объяснить мужу.И, как зачастую бывает - тщательно спланированные действия порой выходят не так, как хотелось, а этот творческий экспромт прошел замечательно. Ей опять хотелось подгонять автобус, и было радостно - хоть и ехала на пять минут, да и после всего... как он вообще отнесется к ней. А фиг с ним, она будет радоваться, раз почему-то хорошее настроение.
  Субару ещё не было во дворе. На всякий случай Лиля прогулялась до угла соседнего дома, но вряд ли он бы там припарковался, места есть. "Не стану звонить", - подумала. - "Зачем? Сейчас он и так в курсе, что надо как можно быстрее".  Местные алкоголики на скамейке с любопытством наблюдали за её перемещениями в пространстве. Она медленно вынула сигарету из пачки, нащупала зажигалку в кармане. Увидела субару. 
- Привет! Кури, если хочешь, - заметив, что она поспешно убирает сигарету, -  всё равно пять минут погоды не сделают. Я тоже давно не курил.
- Нет, не хочу. Просто от нечего делать собиралась.
- Ничего это не даёт... Я гнал все время сто двадцать, а какой-то хрен впереди, - не обгонишь, и все равно выходит, едешь столько же по времени. Пошли?
На удивление, он смотрел довольно ласково. А ей казалось, должен быть злым после всего.
- С кем дочка-то?
- С мужем до полдевятого, и я попросила соседку подстраховать.
- А, хорошо тогда. Правда, придешь, а квартира продана...
- Не должна. Она надёжная, хоть и не подруга близко...

- Вот и всё... Не знаю, что там было, нет ни гноя, ни воспаления. Отек небольшой, жидкость и все.
- И сейчас болит.
- Ну пока что будет чувствоваться, конечно.
- Поехали?
- Поехали. - Сегодня только на это и рассчитывала.
- Что это?! - под полом, возле установки, раздался какой-то грохот.
- Крыса?
- Да кто знает. Это в канализационной системе шум. К соседям так и вправду недавно забралась. Ну что же там такое с этим сливом...
- Поехали... Потом с крысами разберешься. И кресло протрешь. У меня вшей нет... За это время можно было уже четверку переделать!
- Нет, это долго. А кресло я всегда протираю, независимо от наличия вшей...
Не заметила (потому что не ожидала?), как он подошёл, и как она оказалась в его руках.
- Это же тоже долго!
- Ну да... Так что, не надо? - идиотский вопрос, когда вся одежда уже на полу  (как это он так вдруг - "лёгким движением руки"? Вроде на ней было столько застежек?)
- Разве что как кролики... хоть так и неинтересно...
...
- Ключи ищу, а они в замке!
Перед дверью они оказались одновременно.
- Ну, вообще, руки не слушаются после этой газонокосилки! Толкай?
- Не могу! - засмеялась. Вроде бы от этой дурной привычки она его отучила. Ей, как и всем пациенткам, выходящим на улицу, предлагалось открыть дверь самой. Но то пациентки.  А она, честно посмотрев в глаза, произнесла: "Не могу", когда-то давно еще. Он что-то сказал по поводу, вроде того, что каши мало ела, но с тех пор всегда открывал дверь перед ней. А тут вдруг! Так и будем стоять, если никто из нас не сможет... Открыл, вздохнув.  Ничего, меньше надо на даче трудиться.
Субарка казалась своей и родной до боли,  даже, пожалуй, без боли - просто своей и родной. Странно всё это. Любая боль притупляется? Или это временная иллюзия? В те первые недели, когда они часто и долго общались по телефону просто так... Кто кому звонил? Скорее, набирала всё же она. Тогда он рассказывал, в каких снах она снилась ему. И о том, что, вернувшись домой после неё, напился, как давно не напивался, уснул в кресле. А ведь не факт, что и теперь такого не бывает. В смысле того, что думает о ней.  Только не рассказывает. Не может же человек перестать чувствовать и думать - если это было, если он это умеет? Или может?


Рецензии
Ох, Солнце... и сумбурно, и непонятно, и всё же от чего-то очень радостно за твою... Героиню!
"Почему ты говоришь со мной в таком тоне, я же так с тобой не говорю..." - прекрасная фраза, если только сам умеешь сохранять хладнокровие, когда задеты чувства...
"А ведь не факт, что и теперь такого не бывает. В смысле того, что думает о ней. Только не рассказывает. Не может же человек перестать чувствовать и думать - если это было, если он это умеет?" - конечно, он не может не думать о ней... не умеет НЕ любить...

Обнимаю, моя ты радость,

Нестихия   17.10.2019 17:58     Заявить о нарушении
Благодарю, моя хорошая! Знаешь, пишется ведь о том, когда что то происходит, а не о тех периодах, когда Героиня ждёт ответа на звонок, скажем, это лишь упоминается.
Да, мне очень иипонируют такие ссоры, когда люди не срываются на визг, если женщине это еще простительно, и то крайне редко, то мужчина должен говорить спокойно. Лишь бы не равнодушно, конечно. Оттого она и радовалась, что в кои-то веки он хоть на минутку онемел, не зная, что ответить, пусть даже и в ссоре.
Обнимаю )

Алиса Тишинова   18.10.2019 02:09   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.