Ранние миграции. Делавары и могикане

    Перемещения индейских племен по территории современных США и Канады имели место как до, так и после появления белого человека в Северной Америке. Об их передвижениях во времена колонизации мы имеем достаточно четкое представление, чего нельзя сказать о ранних миграциях. Нет, информация о них имеется, но она крайне противоречива. А тема интересна, я обратил на нее внимание еще в детстве, когда впервые пробежал глазами по следующим строчкам «Последнего из могикан»: 
    «Слушай, Соколиный Глаз, и твои уши не воспримут лжи! Вот что говорили мои отцы, вот что совершили могикане! Мы пришли оттуда, где солнце вечером прячется за необъятные равнины, на которых пасутся стада бизонов, и безостановочно двигались до великой реки. Тут мы вступили в борьбу с аллигевами и бились, пока земля не покраснела от их крови. От берегов великой реки до Соленого Озера мы не встретили никого, только одни макуасы издали следили за нами. Мы сказали, что весь этот край наш. Мы мужественно завоевали этот край и охраняли его, как сильные и смелые мужи. Мы прогнали макуасов в леса, полные медведей, и они добывали для себя соль только из ям пересохших соленых источников. Эти псы не выловили ни одной рыбы из Великого Озера, и мы бросали им одни кости…».
    Чингачгук со свойственным индейцам своеобразным красноречием поведал бледнолицему брату о трудном пути могикан к Большому Соленому Озеру, т. е., Антлантическому Океану. Его предки, как мы понимаем, переправившись через Миссисипи и пройдя долину р. Огайо и Аллеганы, осели на берегах р. Гудзон. Слова Большого Змея убедительны и в них хочется верить, но так ли все было на самом деле? Приведем здесь несколько версий миграций алгонкинов, расселенных к приходу европейцев в восточной части североамериканского континента.
    Что касается могикан, то путешествовали они, вне всяких сомнений, с делаварами, которых всегда величали своими «дедами». Миграции делаваров, или ленни-ленапов, отраженны в легендарной  пиктографической хронике «Валам Олум». Легенды их и впрямь говорят о том, что они, идя с запада на восток, вместе с ирокезами переправились через Намэси-Сипу, Великую реку, и повели ожесточенную войну с аллигевами или таллигевами, жившими в больших укрепленных деревнях в долине р. Огайо. Борьба длилась около ста лет и завершилась тем, что побежденные аллигевы (возможно, предки индейцев чероки) вынуждены были отступить к югу, победители же продолжили движение на восток. Ирокезы, в конечном счете, заняли область у Великих Озер, делавары с могиканами расселились к юго-востоку и востоку от них.
    Все так, но, к примеру, этнолог и филолог Г. Хейл на основании свидетельств историка из племени тускарора Дэвида Кузика, допускал, что Великая река, которую преодолели ирокезы, была не Миссисипи, а Детройт Ривер, вытекающая из оз. Сент-Клэр и впадающая в оз. Эри. Она, кстати, и ныне считается важной водной артерией региона. «Валам Олум» показывает, что ленапы перед миграцией жили в Shinakiy, «Стране Елей». Вряд ли страна эта лежала на западе, скорее всего, ее местоположение – леса к северу от оз. Верхнее. А если так, то, мигрируя к Детройт Ривер, делавары в соответствии с их легендами, действительно, двигались с запада на восток, констатирует этнолог.
    Людей, объединившихся с ними для борьбы с аллигевами, делавары называли таламатан («не из наших»). Это были, по мнению этноисторика Э. Г. Cквайра, гуроны, от которых и отделились впоследствии ирокезы. Однако, по двум версиям перевода "Валам Олум" миссионера Д. Экевелдера союзниками значатся "некоторые из народа менгве".
    Делавары с могиканами входили в обширную семью алгонкиноязычных народов. По одной из гипотез старшими среди них были кри, с незапамятных времен владевшие обширным регионом к северу и северо-востоку от Великих Озер. Решившись на миграцию, одни из алгонкинов, пройдя вдоль отрогов гор к р. Теннесси, продвинулись южнее, другие повернули на восток и заняли земли нынешних штатов Виргиния и Северная Каролина. Возможно, что последние отступили перед волной сиуязычных и других племен, пришедших с запада и юго-запада. Любопытно, что поухатанны, создавшие конфедерацию, более других алгонкинов по языку и культуре были схожи с племенами кри.
    Другая теория говорит о том, что прародителями алгонкинов были делавары. Насчитывалось около 37 племен, называвших их своими «дедами», прародителями. Сами же ленапы, как повествует «Валам Олум», вели происхождение ни от кого иного, как от Нанабуша, доброго духа, культурного героя. Старшинство делаваров признавали и оджибвеи, обращавшиеся в ритульных речах к ним со словосочетанием «numochomus» (мой дед). Делавары, согласно этой теории, переправившись через Миссисипи и победив аллигевов, первыми достигли берегов Атлантики. Когда их численность возросла, ленапы мало походили на единое племя, это была группа более или мене родственных народностей, пошедших вскоре своим путем. Одни двинулись к северо-востоку, за р. Св. Лаврентия, чтобы потеснить беотуков и эскимосов. Другие, майами, шауни, оджибвеи и оттава, устремились к западу и северо-западу, к Огайо и Великим Озерам. Третьи, маттапони, памунки, поухатанны, продвинулись по побережью далеко на юг.
    Гипотеза языковеда Питера Денни основана на лингвистических и археологических находках. Местом обитания протоалгонкинов он считает южную часть Колумбийского Плато, лежащую между Скалистыми горами на востоке и Каскадными горами – на западе. Оттуда около 4 000 лет назад они и предприняли путешествие на восток. Почему? Возможно, протоалгонкинов, потеснили предки сахаптинов, жившие к западу от них. Потомки сахаптинов – гордые не-персе или Проткнутые Носы знаменитого вождя Джозефа. Родственные протоалгонкинам салиши и кутенаи остались на севере Плато, а юрок и вийот в результате своих странствий оказались в будущей Калифорнии Далекие предки Чингачгука покинули долину р. Снейк и, перевалив через Континентальный водораздел, могли выйти к истокам р. Платт, проследовать по ее течению до р. Миссури и далее к Миссисипи. Но, скорее всего, миновав Континентальный водораздел, они повернули на север и, держась верхней Миссури, свернули на юг, а в районе Джеймс Ривер направились к востоку, к холмистой равнине, откуда начинают свой бег многие притоки Миссисипи. Здесь протоалгонкины разделились на две группы. Cеверная часть общности продолжила миграцию следующим образом: по Сидар-Айова Ривер дошла до Миссисипи, переправилась через нее и, пройдя по верхней Иллиной Ривер до южной оконечности оз. Мичиган, обосновалась на берегах р. Канкаки. Южная группа двигалась приблизительно так: вниз по Де-Мойн Ривер, затем по западному берегу Миссисипи почти до устья р. Иллиной, оттуда, перебравшись через эти две реки, остановилась, в конечном счете, в долине р. Уобаш. По грубым подсчетам путешествие длилось приблизительно 400 лет – с 1800 гг. по 1400 гг. до нашей эры.          
    Первыми, кто отделился от протоалгонкинов в районе верхней Миссури, были черноногие, что подтверждает их язык, отличающийся от всех других языков алгонкинов. Вторыми были арапахо, отколовшиеся от основной массы на подходе к Миссисипи и откочевавшие впоследствии к верховьям Канзас Ривер.
    Денни доказывает, что протоалгонкины воевали с аллигевами не в союзе с ирокезами, никогда не пересекавшими прерии с запада на восток, к Великим Озерам, а объединившись друг с другом. Видимо, рассказчики делаваров присвоили имя "менгве", под которым были известны их союзники-ирокезы в XVII-XVIII-х вв., протоалгонкинам, переправившимся через Миссисипи севернее их предков. 
     Известный этно-лингвист Ив Годдар утверждает, что на Колумбийском Плато жили протоалгики, предки тех, кто разговаривал на протоалгонкинском языке. Надо заметить, что недавно российский ученый Сергей Николаев доказал родство нивхского языка с чукотским и корякским, а также с алгонкино-вакашским. Протоалгонкины предприняли свой долгий поход на восток с земель, примыкавших к восточной части Плато. Первыми, согласно Годдару, откололись черноногие, затем арапахо, далее кри и меномини-шайены. К югу от Великих Озер сформировалось ядро центральных алгонкинов из племен майами, оджибве, фокс, кикапу, шауни. Остальные, делавары и иже с ними, за несколько сот лет до новой эры двинулись дальше на восток, заселив большую часть Атлантического побережья.
    Предположений в виде версий и гипотез хватает, не так ли? Можно упомянуть еще об одной теории. Ее автор –   Ф. Зиберт, поместивший родину протоалгонкинов в регион между озерами Гурон и Онтарио. По его мнению, именно оттуда началось их расселение. Нельзя не сказать и том, что моравский брат Д. Цайсбергер легенду об эпическом противостоянии делаваров с аллигевами-чероки привязал к совсем уж недавнему времени, к концу XVII в!
    Напоследок отметим, что у восточных алгонкинов существовало деление на старших и младших братьев. Шауни, например, по свидетельству могиканина Хендрика Аупамута, называли старшими братьями могикан. Специалисты-языковеды прошлого находили этому объяснение. Изучая языки коренных американцев, они подметили, что представители племен центральных алгонкинов, иллинойев, майами и др., говорили на мягком, певучем наречии, отличном от более резкого языка их северных и восточных сородичей. А обилие гласных в словах – отличительная черта вторичных, производных языков, утверждали они. Если придерживаться этого лингвистического постулата, то ленапы и в самом деле могли cмело называть майами, кикапу и шауни своими внуками. Многие слова из языка этих племен состоят исключительно из одних гласных, как, например, "ua-ui", яйцо, или "uiuuy", он женат.
    Делавары и могикане долгое время жили на востоке континента, но пришло время, и под давлением белых колонистов и ирокезов они вынуждены были совершить обратное путешествие на запад, сначала в Индиану, затем в Миссури, потом в Канзас и, в конце концов, на Индейскую Территорию.
   
Источники:
Hale, H. Indian migrations, as evidenced by language. Chicago. 1883.
Baldwin, C. Early Indian migration in Ohio. Cleveland. 1878.
Denny, Peter J. The Algonquian Migration from Plateau to Midwest: Linguistics and Archaeology. 1991.
Goddard, Ives. The East-West Cline in Algonquian Dialectology. 1994.
Ващенко, А. В. Историко-эпический фольклор североамериканских индейцев. Типология и поэтика. - М.: Наука, 1989.


Рецензии