Кассандра гл. 26

Гл. 26

НАЧАЛО:  http://www.proza.ru/2018/03/20/124

Солнце село за горизонт, и погрузившийся в темноту дворец Приама слился со склоном горы. После заката жара спала, и комната наполнилась принесенной с берега долгожданной прохладой. Александра зажмурилась и вдохнула идущий из сада аромат. Ночная фиалка разливала в воздухе запах, который трудно было ожидать от невзрачной на вид простушки. Проспавшая весь день скромница с четырьмя лепестками в темноте внезапно превратилась в пряную сладко-томную красавицу. Чарующие звуки и благоухания южной ночи сделали мир комфортным, и будничность на миг показалась каким-то случайным недоразумением.
 
Александра подумала: при отсутствии полноценного освещения, телевизора или компьютера у людей древности появлялось куча свободного времени. И куда его использовать, если не для любви или философских размышлений? Местные мужчины после общей трапезы в конце дня с удовольствием предавались пространным рассуждениям о смысле человеческого бытия, высоком искусстве и быстротечности жизни. Нежелание участвовать в таких дискуссиях здесь считалось дурным тоном и приравнивалось чуть ли не к попранию общественных устоев. А в мерцающем пламени неярких светильников лица их женщин выглядели моложе, загадочней и оттого желанней. Жизнь прекрасна, когда неспешна и размеренна.

Полог над дверью откинулся, и в комнату вошла Татиана. Скользя в полумраке, как тень, она привычными движениями разложила хлеб и мясо на блюде, налила в бокал разбавленное вино и молча отошла в сторону. Впервые за жаркий день Александра ощутила голод. Разломав пополам жареную куропатку, она начала отрывать зубами куски суховатого мяса. Хлеб был свежеиспеченный, а к вкусу вина она начала уже понемногу привыкать. Но заметив, как ее служанка исподтишка следит за трапезой хозяйки, Александра почувствовала неловкость, после чего прекратила обгладывать кости. Все, что сейчас на них останется, Татьяна потом доест. Таков обычай. Не ею установленный, и не ей его упразднять. Но настроение все равно испортилось.
 
После окончания ужина Татьяна начала убирать стол. В тусклом масляном свете Александра заметила широкую красную полосу, пересекающую наискось предплечье служанки. Да уж, в розовых слюнях умиления вряд ли стоит растекаться – повседневная жизнь низших слоев не столь безмятежна.   

- Это моя мать?- Александра кивнула на след от плети.

Татьяна испугано спрятала руку за спину.
 
- Чего молчишь? Или хочешь сказать, что кто-то другой посмел ударить мою рабыню?

- Нет, моя госпожа. Я сама виновата, – залепетала девушка.
 
Александра брезгливо фыркнула. Бесполезно! Устраивать революцию и менять общественный строй она здесь не станет. Рабы не воспринимают свое положение, как трагедию. Скорее – неудачу. Кому-то повезло родиться красивым, а другому «подфартило» уродом. Жребий богов, который бессмысленно оспаривать, ведь он не зависит от твоих заслуг или преступлений. Так, игра в кости.

Но поразмышлять о превратностях судьбы долго не получилось, в комнату неожиданно вбежала черная собака, а вслед за ней вошла троянская царица. Высокая и статная, одетая в яркую тунику, задрапированную на талии во множество складок, для укладки которых требовалось огромное количество ткани и невероятное терпение служанок. В воздухе густо растекся и повис масленичный запах сандалового дерева. Татьяну, как ветром сдуло. Александра недовольно поморщилась – похоже, что представления о приватности в монаршей семье находились в зачаточном состоянии, если не отсутствовали вовсе. Пришлось встать и приветствовать Гекубу по всем правилам этикета.

 - Возрадуйся, царица!

Мать раздраженно махнула рукой, что означало «расслабься!» и села в глубокое кресло, застеленное мягкой козьей шкурой. Александра на низкий треножник напротив. Черный пес растянулся у ног владелицы и уставился на девушку по-человечьи умными глазами. Казалось, что он знает и понимает больше, чем положено неразумной твари. Челядь и рабы безумно его боялись. Собака, словно ночной страж Гекаты*, беспрепятственно бродила по закоулкам дворца и могла в любой момент появиться в месте, куда ее хозяйка никогда не спускалась. Шушукаясь между собой, слуги были уверены, что это сама Гекуба вселялась в тело псины, чтобы следить ее глазами за всем, что происходит во дворце и городе. Судя по недовольному виду властной женщины, предстоял разговор, который Александра давно ждала, но надеялась оттянуть как можно дольше.

- Ты дома уже целую неделю. Не загостилась ли? Когда ты собираешься назад в Дельфы?

На прямой вопрос надо было отвечать также прямо.

- Не знаю! Я не хочу туда возвращаться.

- Почему?

- Они там все врут.
 
- Что значит, все врут? Потрудись объяснить понятней.

- Все мои пророчества они переиначивают и толкуют так, что правды в них почти не остается. Я больше не хочу быть соучастницей в их обмане. И не говори мне, что это почетно! Это постыдно! И главное …
Александра осеклась.

- Что главное? Говори, раз уж начала.

- Мне кажется, Лучезарному безразлично, чем занимаются жрецы его святилища. Ему только одно важно, чтобы дары и мольбы паломников никогда не иссякали.

Царица выглядела непривычно растерянно и смущенно. Ее как будто поймали на воровстве – собственная дочь только что сказала очень опасные слова, которые никто и никогда не должен был произнести вслух. Даже под пыткой. Это выглядело преступным безрассудством, бунтом или даже помешательством.

- Не нам обсуждать волю богов. Наши судьбы в их руках. И твоя не самая худшая. Ты не захотела выходить замуж. Впрочем, достойные к тебе и не сватались. А теперь ты отказываешься от почетной миссии пифии. Из моих детей ты пугаешь меня больше всех. Даже бестия Александр** более предсказуем. А ты нет. Ты странная. И ведешь себя странно. Уже поползли слухи, что царская дочь не совсем в себе. Подобные разговоры надо пресекать в зачатке. Порядок в венценосной семье – порядок в государстве и городе. Ты понимаешь меру своей ответственности?

Царица ждала ответа долго. Но не дождалась. Упрямая девчонка, нервно покусывая губы и дергая накрученную на палец бронзовую прядь длинных волос, упорно не желала оправдываться. Еле сдерживая гнев, Гекуба, наконец, медленно произнесла: 
- Прежде чем принять какое-либо решение, мне надо переговорить с твоим отцом. Так что жди продолжения разговора.
Потом встала и величественно удалилась из комнаты, не оглядываясь. Пес лениво поднялся и ушел следом.
 
Оставшись одна, Александра достала из сундука шкатулку, подаренную Аполлоном в Дельфах. Ту самую. И видимо, с каким-то значением. Смахнув с резной поверхности тонкий слой пыли, она прочитала: «Кассандре царице тавров». Двумя пальцами сдвинула замочек и медленно приподняла крышку. Взяв в руки статуэтки двух богинь, Александра задумалась: есть ли узкий проход между «шальной удачей» и «неотвратимостью рока»? Тот, что разрывает причинно-следственную цепочку? Что предпочесть? Царский трон, обещанный Светоносным или покориться уже предначертанному? По преданию, Приам объявил дочь сумасшедшей и запер в покоях. Где здесь правда, а где вымысел или художественные преувеличения? И что на самом деле двигало мифической Кассандрой?

От неприятного разговора с матерью захотелось чем-нибудь отвлечься и выйти на свежий воздух. Бальзамических запах тяжелых духов царицы гнал наружу. Из покоев Кассандры по наружной галерее можно было спуститься в сад. Стараясь не скрипеть деревянными половицами, Александра осторожно прошла по лестнице мимо комнат сестер, из которых доносились негромкие девичьи голоса и тихий смех. Наверное, сейчас обсуждают потенциальных женихов. Общаться с ними не хотелось – хорошенькие пустышки, предназначенные стать резервуарами для вынашивания других царских отпрысков – вполне довольные своей участью. Неинтересно!

В темноте благоухающий цветник искрился от танца тысяч светлячков. Цикады надрывались, стараясь перекричать друг друга. Александра прошла сквозь розарий по белеющей в отраженном свете дорожке к ротонде, увитой виноградной лозой. Поднявшись по ступенькам, она села на прохладную скамейку напротив входа. В кустах уже отцветшего жасмина послышалось хлопанье крыльев, а в траве крадущийся шорох какого-то животного. Наверное, дворцовые кошки вышли поохотиться. Спрятанная от человеческих глаз ночная жизнь природы слегка пугала разыгравшееся воображение. Но залитая лунным серебром беседка с белыми колоннами выглядела торжественно, как маленький храм посреди Элизиума. Постепенно спокойствие вновь вернулось … 
 
Сознание даже не успело среагировать испугом, когда в проеме ротонды внезапно возник, словно из телепорта, мужской силуэт. Александра завороженно смотрела на приближающегося к ней Светоносного бога и не могла пошевелиться. Уверенности, что она не видит сон или не переживает галлюцинацию, не было. Но он стоял перед ней – как всегда, безупречный. Оторопь быстро прошла, и до нее начала доходить невеселая мысль: уйти от него по своей воле, было предельно наивным решением.

- Зачем ты здесь? – спросила она мрачно.

- Ты ушла. Я ждал. Ты не вернулась. Я удивился.

Самоуверенность, граничащая с глупостью! Одинокий, гордый и любящий себя бесконечно, он даже не допускал мысли, что уже ее не контролирует.

- Удивился?! Почему? От тебя никогда не уходили?

- Никогда! Разве что в Тартар.

Это была наглая ложь. Равнодушного к браку, его несколько раз отвергали, предпочтя простое женское счастье со смертными мужчинами, за что он ревниво мстил. Любовников обоих полов у Лучезарного было много. Но почти всем его эгоистичная страсть принесла только страдания, а впоследствии многие от нее и погибали. Никого и никогда он не сделал счастливым. Александра тяжело вздохнула: знание будущего лишает жизнь вкуса.
- Я не вернусь в Дельфы.

Эмоция удивления обычно длится недолго. В такие короткие мгновения в голове нет ничего, кроме пустоты. Человек просто открывает рот и стоит, как столб, неподвижно. Чем выше самоуверенность, тем грандиознее потрясение. Светоносный смотрел на свою пифию, как на что-то невообразимое и недоступное для понимания. Оказывается, даже богов можно ошарашить.

- Женщина, ты в своем уме?! – произнес, наконец, пришедший в себя Аполлон.

- В своем, Лучезарный.

- Объясни!

- Я не желаю нести ответственность за творимое твоим именем зло.

- О каком зле ты сейчас говоришь, женщина?
Удивление сменилось гримасой недоумения.
 
- О тотальном вранье твоих жрецов, убежденных в своей безнаказанности. Убаюкивание обреченных.

- А ты уверена,  что заешь какая она эта правда, глупая?

- Это все знают!- в голосе девушки раздался металл.

Олимпиец сморщил высокий лоб и долго разглядывал бунтарку, видимо, что-то обдумывая.
- Сначала я решил, что ты просто играешь со мной в обычные бабские игры, чтобы я женился на тебе и сделал бессмертной. Не ты первая и ты не последняя. Но все оказалось гораздо запущенней. Ты, действительно, очень странная. Пророческий дар и почет моего ложа для тебя ничего не значат?

- Пророческий дар?! Зачем он, если не делает мир более безопасным и справедливым? Что на фоне твоего любовного ложа нескончаемая сага о страдании людей?

Это было уже слишком.

- А ты точно дочь Гекубы? Впервые встречаю женщину, которую занимают подобные вопросы. Ты вторгаешься в смыслы, принадлежащие миру богов, а не смертных. Даже интересно стало. Неужели я стану обсуждать с тобой, что такое правда, а что ложь?

- Раз ты сейчас здесь, то, очевидно, будешь.
 
Сраженный запредельной дерзостью, Аполлон расхохотался, словно увидел, как полудохлая мышь напала на льва.
- Мне уже начинает это нравиться. Во всяком случае, теперь понятно, почему родители не смогли тебя выдать замуж. Ты либо сумасшедшая, либо, действительно, сверх меры особенная, чтобы стать женой даже царя. Ну, тогда слушай. Ложь – это гранильный камень. Одна из причин распространенности лжи в том, что сокрытие правды почти всегда приносит прибыль и ведет к нужному результату.

- Теперь ты объясни!

- Правда в чистом виде, это очень опасная вещь для того, кому она будет озвучена. Она может ранить и даже убить. Поэтому необходимо учитывать ее последствия – дозировать, смягчать и прикрывать.

- Боги погрязли во лжи из человеколюбия?

- Нет, – проигнорировал насмешку Аполлон, - Ложь – это, что шлифует ум. Каждый человек постоянно врет, и каждый день врут ему. Это неотъемлемая часть жизни. Умный после обмана задаст правильные вопросы и сделает верные выводы, глупый – проглотит. Слишком ленив мозгами. Следовательно, умный с каждым разом становится умней. Чтобы его обмануть, нужна уже более утонченная ложь. Поэтому всегда будут появляться все более изощренные способы обмана. Поднимаясь по ступенькам, человечество круг за кругом будет оттачивать мастерство вранья, и увеличивать количество производимой им лжи. В убытке остаются лишь те, кто глуп и не готов учиться. Выживает сильнейший и способный не испугаться жестокости правды и готовый применять выученные уроки на практике. С выгодой для себя, разумеется. Во власти не бывает честных людей – они самые слабые и безуспешные правители. Такого всегда легко переиграет более хитрый и коварный. И в результате, править все равно будет бесчестный.

- Ах вот как! Оказывается, жрецы Дельф благодетели! Выходит, они не просто врут, а делают людей умнее?
 
-  И дают пищу своему богу, делая его еще могущественней.

- Тогда зачем им пифия, если мои пророчества все равно будут извращены их лицемерными и лживыми толкованиями?

- Чтобы знать грядущее. Истину, в которую посвящают только избранных. И которая не доступна для профана. Даже для богов не все открыто. Противодействие и соперничество разных сил делают картину будущего зыбкой. Я открою тебе страшную тайну – если бы все было предопределено, то в этом мире нечего было делать. Фатум или неотвратимый рок – это для примитивного охлоса. В его жизни мало событий, и любые перемены для него катастрофа. Судьба такого уже соткана с самого рождения. У него, в отличии от богов, нет выбора. Глупые смешные куклы! Пусть барахтаются во лжи, которую пестуют себе в утешение. Поэтому дар пророчества не может быть бесконтрольным. Слишком ценен и слишком опасен.

Александра ощутила себя пойманной. Любое насилие и давление всегда поднимало в ней мятеж. Сейчас она стояла на точке излома. Как поступить? Покориться условиям игры Олимпа и принять судьбу дельфийской пифии? И тогда заклятье с ее семьи будет снято, и это прямой путь к вершинам беспредельной власти. «Если бы это зависело исключительно от меня, то замуж ты бы вышла только за бога», вдруг вспомнились слова матери. В этом случае ее мечта вполне смогла бы осуществиться. Но все внутри Александры клокотало и бунтовало. Наверное, она и есть тот несчастный случай, когда «в семье не без урода». Или принять вызов Кассандры и ничего не менять в ее решении не покориться тому, что отвратительно ее природе? Во всяком случае, этот ужасный, с точки зрения обывателя, выбор троянки Александре сейчас был абсолютно понятен.

- Надеюсь, мне больше ничего не нужно тебе объяснять, глупая дочь Приама? Мы возвращаемся в Дельфы. Идем!

Александра с вызовом вздернула голову. Иногда взгляд красноречивее тысячи слов. Ее глаза вспыхнули кошачьим огнем, а лицо запылало гневом. Зря он это сказал! Она подняла кулаки и выкрикнула: «Нет! Лучше умереть!».

 Аполлон смотрел на нее потрясенный. Это было за гранью всего, что он знал и видел. Злость, ярость, недоумение, унижение, смущение, беспомощность и восхищение – целая гамма противоречащих друг другу эмоций! И все одновременно! Никогда прежде ни одна женщина не заставляла его испытывать что-либо подобное. Как прекрасна и желанна она была в этом своем безрассудном порыве! И как же безумно хотелось ее ударить, раздавить, унизить и затоптать! Но нет! Черное безумие его брата Загрея –  это не для солнечного божества. Холодная природа разума в противовес иррациональному и стихийному – вот  его оружие. Его месть будет долгой. Дара пророчества отнять он у нее не может. Оставить – тоже.

- Кассандра, - его красивый голос сорвался в хриплый шепот - ты причинила мне боль.

- Я знаю. Прости. Но по-другому поступить не могу. Я всегда буду говорить правду. Даже невыгодную для себя. Так я устроена. И с этим ничего не поделаешь.

Аполлон подошел к девушке. Она дрожала. Олимпиец потянул ее за руку и прижал к себе. Почувствовав, как сопротивляясь, напряглось ее тело, он полным отчаянья голосом спросил:
- У меня есть надежда, что ты еще передумаешь?

Александра упрямо стиснула зубы и ничего не ответила. Слегка отстранившись, он обхватил голову девушки ладонями, приподнял лицо и посмотрел ей в зрачки. «Бежать!» - пронеслось в ее мозгу. Но было поздно, все поплыло перед глазами. Александра почувствовала, как паралич сковал руки и ноги. Склонившись, олимпиец прижался ртом к ее одеревенелым губам и провел по ним языком. Но ответа не получил. Больно надавив большими пальцами на жевательные мышцы, он заставил челюсть разомкнуться. Александра в ужасе почувствовала, как длинный язык Лучезарного проскользнул в ее рот, словно змеиное жало. Боль была нестерпимой. Десны, гортань и внутренняя поверхность щек запылали огнем. Показалось, что ей в рот влили раскаленный свинец. Александра закричала. Олимпиец с силой оттолкнул ее, и она отлетела, упав на скамью. Хватаясь за горло и надрывно кашляя, Александра пыталась выплюнуть обжигающую горечь. Аполлон смотрел на нее, и ни капли сострадания или раскаяния не читалось в его неподвижном взгляде.
- Ты не умрешь, Кассандра. Это слишком легко. Страдать тебе предстоит совсем от другого. Отныне твой рот для всех кладезь яда и лжи. Только свои имеют право на правду, а чужие – нет. А ты чужая. Всякое произнесенное тобой слово станет обманом. Прощай, глупая царевна!

Александра смотрела вслед уходящему Аполлону и понимала, что проиграла – бог Солнце обманул и победил бога Время.

===================================================

  Пес Гекаты* - С 5 века до нашей эры Гекату почитали как богиню мрака, ночных призраков, кошмаров, волшебства, повелительницу теней. Ее священное животное — собака. В жертву богине приносили щенков.

**Александр - Парис - (др.-греч. ;;;;;; также известен под именем Алаксандус (на хетском Alaksandu) или Александр) — в древнегреческом эпосе сын троянской царской четы Приама и Гекубы, виновник развязывания Троянской войны.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://www.proza.ru/2019/10/11/103


Рецензии