Функционалы

               

                Все всё знают.

                Я. 

               
         Не вижу никакого пространства. Кажется, я потерял своё Я?! Я забыл, кто я такой, не ощущал своего тела, пространство было размытым, словно какой-то туман окутал его, стал им и держал в своих объятиях. Но пока ещё я понимал, что я ещё существую, но как то иначе, чем раньше, в уже прошедшей моей жизни. Что они сделали со мной? 
 Из тумана белесого забытья послышался голос: 

 –   Он не может больше нормально функционировать! Его нейронные связи отказываются управлять телом. Этот экземпляр не подлежит восстановлению. Вызовите санитаров: пусть они отправят его на центральную свалку для переработки. 
 И последним, что я вдруг увидел в этом бел;сом тумане, были очертания существа, похожего на стандартного  похоронного киборга, в щупальцах державшего белый катафалк для испорченных функционалов.
 
 – Почему не отключили ему питание?! –  вновь раздался невидимый голос. И сразу же пространство померкло: кто-то всё ж отключил питание, и меня не стало.
 
 
  *         *         *
 
… Я открыл глаза. Странное, какое-то место. Не понимаю, где  нахожусь. Но, уж точно не в своём кубике. Но и не в чужом тоже. Ведь все наши кубики так одинаковы. А здесь всё по-другому. Что-то я вообще ничего о себе не помню. Только кубик, где я живу и моего милого друга  Зи. А где же я сейчас? 
  Однако, какое большое пространство! Но это точно помещение, я не на улице. Вообще-то я давно отвык от открытых пространств.  И здесь я вновь вижу стену. Она белая, но не блестящая, а, скорее матовая. Странная стена, однако.
 
     Тут я почувствовал страх, который меня преследовал и ранее. Но я не видел никакой угрозы своим сканером, который заработал, как и прежде, как только то, что я считаю собой, пришло в себя. Сканер всегда включается автоматически при пробуждении моей системы. Это меня обрадовало, как и то, что я могу ещ; хоть что-то чувствовать.
 
    Странное, однако, место. Окон нет в этом большом помещении. Впрочем, как и в моём кубике. Функционалам, вроде меня, в кубиках окна не положены. Говорят, что внешние окна мешают нам правильно функционировать и приводят к ненужным  мечтаниям. Окна положены лишь Высшим. Высшие не живут в кубиках. 
Однако что здесь не так? И тут до меня дошло: в помещении, где я находился, не было четыр;х стен, как в кубике: была одна сплошная белая стена, стены которой не были разделены углами, и поэтому казались одной сплошной стеной. 
 У меня закружилась голова, и тогда я сделал правильный выбор: посмотрел на пол, в те места, где он переходит в стену. Здесь тоже отсутствовал угол, но переход в стену был более круче, чем сама полувертикальная стена, которая извивалась, будто змея. 

  Может быть, я сплю, или нахожусь в бреду? Как я здесь очутился? Я должен был работать на своём кубиметре или гулять вокруг него, ни о чём не думая, по заветам Великого Го. Не помню. Хотя Зи говорил мне, что у меня очень хорошая память и это, мол, опасно для правильного функционала. 
      Но, кажется, я не вполне правильный функционал, раз очутился здесь, в таком странном месте. Однако с памятью у меня на самом деле плохо. О! Я не помню свой номер! Чёрт побери, в памяти остались одни обрывки, надо будет сходить в Центр диагностики и узнать, что со мной не так.
 
 Тут я вспомнил, что надо сделать; нашёл на сво;м бедре кнопку «бодрствование», включил её и ощутил, как токи действия энергично завибрировали в мо;м теле. У смешанных функционалов всё работает от бедра. Быстро встал, осмотрелся и прошёлся по огромной странной комнате, если можно будет её так назвать.
 
       Я задрал голову вверх и вновь изумился: потолка, как такового не было, стены исчезали в высоте, плавно сливаясь с пространством высоты. Если нет окон, то откуда же свет берётся? Свет ниоткуда не брался. Он просто существовал в этом пространстве.   
  –   Как самочувствие,  – вдруг внезапно раздался голос за спиной,  –  привыкаешь?
 Передо мной стоял человек, одетый в странный наряд: его одежда был похожа на стены этого помещения: волнистая, спадающая, только цветом белесо-голубая. Как он здесь оказался?! И тут меня вновь шокировало: в помещении не было дверей! Вообще! Откуда он взялся?
 
 Он явно не был функционалом, он был чем-то похож на людей отдал;нного прошлого: но лишь отчасти.  – Где  я и кто вы? – эта фраза вырвалась из моего рта совершенно спонтанно. 
  – Моё  имя Исгор,  –  проговорил  возникший (сказать «вошедший» у меня не получается) удивительный джентльмен (сие было очевидно). И после недолгой паузы продолжил:  –  О том, где ты, мы поговорим немного позже. Я думаю, что ты уже понял, что ты не в кубиметре, и не в своём любимом кубике, где привык прятаться от остального мира. Однако, ты помнишь сво; имя?
 
  –  Имя?! Но что это такое? Мо; наименование, номер??!  Я не знал своего номера! Забывание своего номера было одним из самых страшных преступлений на Земле. Забыть поощрялось вс; что угодно, но только не номер.  Почти единственное, поскольку обычных преступлений у нас уже нет. Каждый должен знать свой номер, который совпадает с номером твоего кубика. 
  –  Я Ф-1…. Вспомнилась только первая цифра номера. 
Тут я вновь обратил внимание на вошедшего, который заговорил тихим голосом: 
 – Твой номер на Земле был Ф-171792q. Ты забыл, друг, что, кроме одежды, номера выжигались вам лазером на подошвах. Посмотри. Этого я не помнил, и сев на свою постель, поднял коленку и взглянул на стопу. Так и есть! Я функционал, как и все! Я не тотал, и не Высший, раз имею номер. С номером всегда спокойнее. Так постоянно говорил нам на ежемесячных собраниях куратор нашего кубиметра из Высших. 
Однако кто же этот вошедший? Вместо этого я спросил о другом, более важном обстоянии для меня в этот момент:  – Но где я?
 
  –   Ты уже не на своей Земле, ты на другой земле. Впрочем, не так далеко от твоей Земли, тебе не о чем беспокоится. Постепенно для тебя многое станет понятным. Всё дело в том, что ты не совсем обычный функционал.  Но как функционал, пришедший в негодность из-за сбоя систем в твоём полу искусственном теле, служба тотала твоё тело отправила на переработку. Ты же знаешь о свалке за пределами кубиметра?
 
  –  Я слышал о ней. Незнакомец, меж тем, продолжал: 
    –  Тебя отправили туда, но нам пришлось перехватить похоронную команду и доставить сюда, на землю Тэрра, нашу изначальную родину. Почему мы это сделали? Просто ты оказался более живым, чем им представлялось. На этот раз мёртвым не удалось похоронить живого. 
   Однако,  – об этом позже. Тебе надо восстановиться и забыть про этот номер на ноге. Он будет удалён. Думаю, он
тебе больше не потребуется. И у тебя хорошо восстанавливается память.  Только поэтому мы обратили на тебя внимание. В тебе осталось  что-то человеческое. У тебя ещ; есть даже своё собственное сердце и мозг. Это удивительно. Сердца у всех функционалов давно  электромеханические, управляемые сенсорами, как и почти все части тела. Но мозг! На него легко можно воздействовать, но трудно заменить чем либо. Ладно, давай вместо номера придумай себе имя. Имя это такой приятный звук, который тебе самому понравится, хорошо?
 
Да,  – только и вымолвил я, – мы с моим соседом Зи уже называли так себя по именам. Для простоты общения и в неофициальной обстановке. Эту игру придумал Зи. Ему нравилось называть меня Трином за быстроту моих мыслей в работе. Ведь ри это всегда быстрота, риск. Так говорил Зи.  Называйте и вы меня так. 
  Незнакомец склонил голову в знак согласия, как это принято и у нас, повернулся, подош;л к стене… и исчез в ней.
   
                *      *      *

 
            Исгор сидел перед огромным монитором, почти во всю стену, и изучал сцинтиграммы мозга Трина, как мы все начали называть нашего спасённого функционала.  Сцинтиграмм было много, потому что мы подвергли весь его мозг и тело подробному анализу и сканированию во сне, бодрствовании и в пограничных состояниях. Это был, в действительности, уникальный экземпляр для нашего времени.
 
      В самом его теле, правда, почти не было ничего интересного. Как и у всех обычных функционалов,  оно состояло из отдельных блоков, большей частью, электромагнитно-механических, но с управлением от биологической автономной нервной системы, остатки которой были обнаружены у самых продвинутых особей. Так были устроены большинство функционалов, которые ещё не лишились биологического мозга и не превратились в чистых киборгов. Однако этот мозг у них был очень простым и примитивным. 
      Однополушарный биологический мозг функционала прекрасно справлялся с почти полностью кибернетическим телом….   
   Исгор вдруг поймал себя на мысли, что он не хотел бы вдруг очутиться на месте функционала. Хм… Его чувства иногда полны древних атавизмов! Если бы не работа его личного Тона, он бы никогда этого не понял, как обычный человек двадцатого века на Земле.
   
    И вдруг Исгор почувствовал прикосновение к своему телу. Нет, не прикосновения! Исгора ласково обняли. Он сразу её почувствовал: это Ласима, она не говорит ни слова, стоя сзади его, а Исгор всем своим существом наслаждается е; присутствием и нежным, схожим с журчаньем горного ручья, голосом: 
  – Как твой подопечный, милый? 
 –  Он очень интересен, особенно его мозг, Ласима. Вот посмотри: я увеличил изображение на экране. Мы правильно сделали, что спасли его. 
Ласима даже ойкнула, как это и положено настоящей женщине Тэрры, даже такой далеко продвинутой в науке вариабельных трансформ, как она: 
   – Мозг! У него такой мозг! Поразительно! И как они его сразу не вычислили, а только после диверсии Зи?!  Вместе мы внимательно всматривались в экран. Вернее в белую стену, на которую проецировалось изображение мозга Трина. 
   Сцинтиграмма мозга была просто великолепна! Его мозг ещё содержал в себе, правда, в зачаточном виде, силуэты обеих полушарий! Их скрепляло довольно скудное мозолистое тело мозга, как это и было у древних людей, канувших в лету забвения.
 
  –   Вот это да! У него целы оба полушария! Может быть, из-за них его и отправили в утиль? –  Предположила Ласима, интуиция которой была намного лучше моей, но не в этот момент.     Было видно, что сейчас она не пользовалась тоном на волне вспыхнувших чувств. Хм, ко мне или к полушариям функционала?

Этот вопрос показался мне любопытным. Но я не смел задать его ей, а лишь ответил: 
  – Нет, наши люди на Земле проверяли; вс намного проще: часто у Трина получалось рассогласование между мозгом и отдельными частями тела. Я проверил, что в его зоне кубиметра произошло какое-то происшествие и им занялись функционалы тотала.  По их пониманию, он просто начал «глючить», плохо справлялся со своими функциями, вот его и подвергли списанию. 
Ты же знаешь, что в подобных случаях, если только они становятся нам известны, мы изымаем подобные экземпляры с Земли. 
У них всегда есть шанс стать вновь человеком; и даже более того. 
   –  А Рэнар видел эти прекрасные искрящиеся картинки? – Поинтересовалась Ласима. 
Исгор только хотел сказать, что нет, но в лаборатории вдруг раздался бархатистый голос Рэнара: –   Рэнар всё видит, даже не видя, Ласима,  – вы же знаете! 
Мы засмеялись, но, вошедший в лабораторию Рэнар, вдруг перестал смеяться и спросил с удивлением:
 
    – Что? У него сохранились два полушария? Не может быть!
  Я ответил ему: 
  –  Может и есть, Рэнар, возможно, что он  последний из могикан на Земле. И у него не только два полушария! У него в порядке почти все мозги! Его лимбический мозг в отличном состоянии, а мозжечок просто огромный склад нейронов, поэтому у  него хорошо работают даже чувства, правда довольно несогласованно, как и у всех древних людей Земли.   
Кроме того, его сердце не пластмассовый насос, как у большинства земных функционалов, а принадлежит этому телу изначально.   
 –   Тогда мы отправим в его нашу Школу, как только он пройд;т первичную реабилитацию. Функционалам с Земли, попавшим к нам, приходится восстанавливать сначала своё

второе полушарие, прежде чем браться за создание третьего, Тона. 
   – Этих людей  мало у нас. И есть ли в этом смысл, так как сей процесс очень и очень длителен. А Го уже готовит очередную репликацию, потому что эти биороботы сейчас дают   энергии низкого уровня даже для него.   
   Однако, за что Го боролся, то и получил. Он так и не смог понять принцип работы такого сложного субъекто-объекта, как биологический человек. Поэтому он и хочет запустить процесс биологической жизни вновь с нуля,  – заметил Исгор.
   
     Тут Рэнар возразил,  он априори был более сведущ, как обладатель более продвинутого Тона:  –  Сомневаюсь.  Вряд ли он успеет: по Законам Космоса физическая Земля уже исчерпала свои ресурсы и сама должна перейти на более дальнюю орбиту. Она станет менее плотной, подобной Юпитеру. Это естественный процесс, в который даже мы не можем вмешиваться. Ты же в курсе, что всё во Вселенной занимает свою собственную нишу.
 
      Биологическая жизнь, растянутая на миллионы лет теперь на Земле уже будет невозможна. Поэтому мы и спасаем тех людей, кого ещ; можно спасти. А Го придётся довольствоваться киборгами. 
Тут Исгору в голову пришла совсем простая мысль:   –  А что будет с нашей планетой, с Тэррой?? Мы же, в некотором роде, двойник Земли. Мы не перейдём на другую орбиту? 
 –  Место Земли на нашей орбите займёт Венера. И всё повториться вновь, только уже без Го и его паразитической пирамиды. Ему предстоит странствие по Вселенной в поисках более подходящей пищи. 
      Мы же так и останемся на своём месте, чтобы создавать  биологическую жизнь уже на самой Венере. Благодаря Тону мы можем остаться на своей орбите столько, сколько это будет нужно Эволюции Человека. 
А теперь наступает очередь Венеры и её новых цивилизаций.   Так решил Совет Мудрых. Тон Мудрых не знает ошибок: он знает лишь варианты возможностей Мультиверсума Вселенных и выбрал наилучший из них.
 
Ты же знаешь, что с Тоном возможно существование любой реальности. И мы здесь все согласны с нашей внешней реальностью.  Мне представляется, что  Совет занял прагматическую позицию.      Однако, пока есть возможность и время, мы будем спасать с Земли любого, у кого есть шанс преобразования из функционала в Человека, как у этого Трина. Возвращения в Человека и дальнейшая биологическая и духовная эволюция.
 
 Исгор задумался и сказал:   – Пойду, поговорю ещё с ним. Ему обязательно нужно общение сейчас для возрождения собственной личности. Ласима, составишь мне компанию? 
    Ласима кивнула ему, и улыбнулась своей, только ей присущей, улыбкой самого нежного ангела Тэрры. Они оставили Рэнара одного любоваться переливающейся сцинтограммой мозга Трина.
 
        *        *       *   
   …Я сидел в овальном кресле и размышлял надо всем произошедшим. Место, где я теперь находился, не переставало меня удивлять. Никогда не видел ничего подобного. Вдруг раздалась музыка, напоминающая переливчатую мелодию флейты и передо мной вновь, как из ниоткуда возникли два человека. С первым я уже встречался.  А другой был странного вида: длинные русые волосы спадали с его головы почти до ног. 
Я не испугался, и только спросил:
–   Как вы можете входить без дверей? И что это за место, где я?  – Мы как раз пришли поговорить с тобой об этом, Трин. Знакомься, это Ласима, как зовут меня, ты знаешь. Ты помнишь моё имя? – Да, ты Исгор. –  Отлично. У нас на Тэрре почти нигде нет дверей. Мы просто трансформируем временно пространство своим Тоном и проходим сквозь него. Двери это лишнее, как писал в древности один из ваших поэтов. И не только двери. 
 Тут я машинально взглянул вверх, в потолок, чьё существование тоже было под вопросом. А Ласима продолжала говорить своим колокольчатым голосом:
 
– Тебе многое покажется здесь, на Тэрре, необычным, просто волшебным. Но любое волшебство есть просто знания. Знания более высокого уровня.
Но сначала я хочу спросить тебя, что ты вообще о себе знаешь? Кто Ты? Расскажи всё, что помнишь о себе. Это  очень важно. И для тебя и для нас. 
     Этот вопрос был тот же самый, что я сам себе задавал его, как только попал сюда. Мне было не по себе от провалов в собственной памяти. Теперь мне пришлось озвучить этим необычным существам свои мысли: – Я функционал высшего, третьего уровня. Моё клонирование от родительского функционала произошло давно. Клонирование случилось обычным методом: от клеток эпидермиса моего родителя. Он был редким экземпляром в нашей среде: его кожа была биологического вида.
 
  Сам я живу… жил в главном кубике Центрального кубиметра.  Моя работа заключалась в наблюдении за функционалами второго и первого уровней, в том числе за автоматическим  производством девайсов киборгов последнего поколения.   
Но меня более всего привлекали функционалы биомеханические, такие, как я сам. Вот, например Зи… 
 – Кто этот Зи? 
 – Он тоже функционал третьего уровня, живёт в кубике рядом со мной. Иногда мы сталкивались в коридорах кубиметра, а несколько раз он заходил ко мне в мой кубик, хотя это и запрещено Высшими. Он не такой как все, он иной, я это чувствую. 
– Почему? – поинтересовалась Ласима.
– Все всегда делают одно и то же. Иногда мне кажется, что и я и они вообще ничего не делаем, а просто играем какую-то непонятную для нас роль. Это одна и та же игра. Всё время одна и та же игра!

       И ещё: Зи говорил мне, что не хочет, чтобы его тело было Высшими подвергнуто клонированию. Потому что таких, как он, осталось мало на Земле и они уже не нужны Го.         
    У Зи есть свои странности. Зи часто хочет кого-нибудь обнять. Например, ему очень хотелось обнимать меня, и он часто делал это. Зи говорил, что чем чаще делает так, тем ему становится лучше.
 И я тоже обнимал Зи: мне нравилось его близкое присутствие.  Он сказал, что от этих объятий можно клонировать нового человека, и он уже не будет как мы, био – функционалы. 
Исгор с Ласимой переглянулись. И Ласима спросила меня: –  Ты знаешь, что такое женщина? Тебе известно это понятие? – Нет, не знаю, но Зи…
– Это я, я и есть женщина, – на лице Ласимы появилась улыбка внеземной богини, поскольку на Земле их уже просто не существовало. Собственно говоря, она таковой и была. Однако за всем этим, сам Исгор чувствовал в её вибрации сострадание к землянину.
   
Трин добавил:
–   На нашей Земле нет таких, как вы. На нашей Земле только несколько уровней функционалов и Высшие. Но Высших мы почти не видим, кроме кураторов. 
А Ласима заметила:  –  Я вижу, твой друг Зи чем-то похож на женщину. Он хочет нежных объятий, как и я, как любая женщина. Что с ним случилось? – Я не помню.
– Сейчас ты вспомнишь всё. Сядь, пожалуйста, в кресло и закрой глаза. 
 Я сделал так, как она просила и тут же начал проваливаться в подобие сна….
   
     …. Ласима ушла внутрь себя, сосредоточилась и направила на мозг Трина излучения своего Тона для активации той памяти, которая хранилась в его нижнем мозге.  Исгор подключил к голове Трина сцинтограф с целью ещё раз получить документальные доказательства работы его мозга как рудимента бывшего земного человечества.
   
           *         *         *
 
     …Я сидел в кресле в своём кубике. Сегодня я не пошёл на работу в кубиметр: мне, как оператору конвейера, это разрешалось и я работал дистанционно посредством   навороченных наукой за последние годы нанодевайсов.  Мой кубик был весь напичкан квантовой наноэлектроникой. Я мог своим мозгом соединяться с ней и контролировать зону своей ответственности в кубиметре.
   
В основном я контролировал и корректировал работу киборгов и биокиборгов последнего поколения, а также один из конвейеров их сборки.   Одни из них создавали новых киборгов, другие занимались выведением новых видов пищи для био-функционалов; ведь с земледелием было давно покончено в виду его низкой рентабельности.
 
    Однако сегодня у меня разболелась голова, и я просто сидел в своём широком кресле, стараясь расслабиться, временами уходя в небытие. Но в данный момент этому расслаблению не суждено было произойти.   
     На мониторе перед дверью в мой кубик стоял Зи. Я прикоснулся к нужному сенсору кнопки управления кубиком и дверь открылась. Зи быстро вош;л и сел рядом со мной: в его облике наблюдалась порывистость, впрочем, обычно ему и присущая. Я понял, что он тоже не в себе и обнял его, почувствовав в его груди трепыхание маленького сердечка.
 
–   Что с тобой, Зи? – поинтересовался я. 
  – Трин, я больше не могу. Не могу находиться среди этих пластикатов. Электронный пластик выполняет работу лучше меня. Это понятно. Но, ты понимаешь, мы застряли. Всё везде известно заранее, всё запрограммировано. Нового ничего не происходит.
Только создание новых киборгов, которые почти ничем не отличаются от старых. Мне обрыдло это запрограммированное будущее. Я хочу… Чего то иного, но не знаю, чего именно!      
 Даже люди с обычными биологическими мозгами стали все похожи на этих созданий. Высшие хотят полностью заменить нас на киборгов. И нас становится всё меньше и меньше. Разве ты не видишь? Об этом заботится служба тотала. Ты отключил электронные сети кубика, ведь мы тоже можем исчезнуть в «тотальном» чреве, как и прочие?
 
 – Чёрт, забыл, – я встал и решил отключить всё, что функционировало в моём кубике, – даже пульт управления функционированием!
 
    Последний год мы с Зи часто так сидели рядом и беседовали. Мне были приятны его прикосновения: мы были одними из немногих функционалов кубиметра, которые ещё пользовались привилегией иметь натуральный кожный покров и хотя бы осязать друг друга. 
     И внутри наших, хоть и модифицированных тел бились пока что что натуральные сердца. Может быть поэтому, мы так хорошо понимали друг друга и радовались прикосновению наших тел, хотя это  категорически запрещалось законом высшего Го.
   «Глаз Го считается всеведущим, а бедный писк Зи был похож на «глас вопиющего в пустыне»,  – подумалось мне в этот момент, но я сказал ему, скорее всего, для собственного успокоения:
– Не волнуйся, Зи, у меня здесь своя система безопасности: я включаю имитационную схему системы контроля, и, в случае проверки систем кубика, тоталы не обнаружат отключения кубика от сети.
 
– Ты настоящий хакер, Трин! –   Улыбнулся Зи и положил мне свою голову на грудь. Какая-то тоска, расширяясь, словно воронка сверхновой звезды из глубокой древности, стала входить внутрь меня. Мне было и хорошо и плохо, но я не понимал, почему?! 
 Когда я имел дело с обычными функционалами, то я ничего не чувствовал, но когда я был рядом с Зи, мои чувства поднимались во мне неопределённой тоской, а потом падали в бездну и исчезали в ней.   Зи посидел ещё немного и ушел в свой кубик.

   
   *         *         *


       Что ещё сказать о нас? В основном мы перемещаемся от кубика до кубиметра и всё. Мы практически всегда пользуемся тробостатом для перемещения наших тел. Перемещение почти мгновенное, а помещения Главного кубиметра похожи на наши кубики, но всего лишь больше размером.
   
     Наше размножение  строго регламентировано, как когда-то и людей в древнем Китае. Оно находится полностью под контролем Высших. Био функционалов можно клонировать из любой клетки тела или из тех органов, которые пока нормально работают в вашем теле.       Но в основном клонирование происходит из клеток эпителия или сетчатки глаза у тех из нас, у кого ещё остались естественные глаза. Однако я заметил, что в последнее время отделение кубиметра клонирования почти пустое.
   
    Пропаганда Высших объясняет это чрезмерным количеством нас, биологических функционалов. Якобы мы стали слишком долго существовать, более ста оборотов Земли вокруг Ядра. Отчасти пропаганда права. У меня, к примеру, вся нижняя часть тела более электронно-механическая, чем верхняя.
 
   Биологические ноги заменены на искусственные.  В молодости, когда ещё не было тробостатов, я любил помногу ходить пешком, и, когда внедрили тробостаты и убрали все электромобили с улиц, я получил заболевание от обездвижения физического тела.Тут и пригодились искусственные ноги. Но…
 
    Ходить пешком в наше время, стало, как бы это мягко сказать… нелояльно, и вызывало подозрения у тОталов. Почти никто не ходил теперь пешком, кроме, разумеется, Зи и ещё нескольких чудаков, включая и меня.       
Функционалы пользовались тробостатами, а Высшие – бопланами. А Го? О том не сообщалось. Говорилось лишь о его вездесущности. 
   А теперь вместо ног у меня протезы, управляемые нано протекторами последнего поколения и пластикатовая печень, ну и кое-что ещё по мелочи.
   
        Остальные органы у меня все свои, те, которые я получил при клонировании от отца. Зи как то говорил мне, что раньше было всего два сорта функционалов, их называли людьми, и они производили друг друга при помощи неких половых органов.  А киборги так вообще не существовали. 
    Эти люди были биологического вида, и они размножались как животные. Впрочем, я не знаю, кто такие животные, и что такое половые органы? Надо будет спросить при случае у Зи.
   
    Зи мне определённо нравится, очень любопытный; откуда только он всё это знает? Часто  говорит о таких вещах, которых нет в данных наших разрешённых программ. И электронная библиотека Главного кубиметра о таких вещах не рассказывает. Она ничего не говорит о том, что было. Она только говорит о том, что ты должен делать сейчас. И ещё о том, что на планете есть моря и деревья. Но я их никогда не видел.
 
     Ну а киборги-функционалы воспроизводят себя сами собой, используя всё более и более улучшенную версию самих себя. Они все время изменяются при производстве себе подобных, эта метода давно отработана при появлении суперквантовых  нанотехнологий….  Моя работа состоит в том, чтобы курировать этот процесс таким образом, чтобы он проходил корректно.
 
       Однако до сих пор между нами громадная разница, ведь во многих вещах функционализм функционалов профессиональней и эффективней нашего. Почему? У меня есть своё мнение по этому поводу.       Они до сих пор не научились чувствовать, а вместо мыслей у них есть электронные программы видоизменения. Одна программа рождает другую, это довольно простой процесс. Зато киборги практически никогда не дают сбоев, не то, что мы, биологические.
 
      Когда-то делались попытки наделить киборгов чувствами, но эта затея провалилась: от неё отказались. Сие показалось излишним: ведь пока существуем мы, биологические функционалы: зачем тогда лишний огород городить, как сказали бы древние?! 
    Вместо этого нам, биологическим существам, стали менять ряд систем и органов на электронно механические, широко при этом применяя различные пластикаты. Мы стали жить долго, очень долго, так долго, что некоторым из нас это стало под надоедать и они добровольно отправлялись на свалку для переработки или дезинфекции.
   
     Зи говорит иногда, что ему тоже надоела эта длительная жизнь…. И он не хочет, чтобы из него
сделали клона. Виртуального, кибернетического или же биологического: а какая разница? 
    Однако при нашем клонировании всегда получается новый биологический образец: гены отторгают всё искусственное у доноров….    
Сегодня я долго не мог уснуть. Кажется, мой мозг даёт сбои.  Придётся воспользоваться системой искусственного сна. Я нажал кнопку на бедре, переведя её в режим «сон». Мозг и тело получило усиленную дозу мелатонина и я провалился в беспамятство.
 
*        *        *
 
       У нас давно нет того, что в древности называли кинофильмами или так называемыми «новостями». Новостей практически нет никаких, кроме сообщений о выпуске в серию нового поколения функционалов. Считается большим достижением, если биологические особи становятся менее биологическими, а кибернетические,  – более оснащёнными разнообразными программами, то есть более универсальными.
   
     Вместо новостей раз в неделю мы в определённое время слушаем сообщение от нашего куратора, представителя Высших в нашей зоне кубиметра. Все обязаны находиться в это время в своих кубиках и прослушивать его. Это контролируется службой тотала. 
     Сообщения похожи одно на другое: в основном они о выпуске новой искусственной пищи для
биологических и о выпуске более продвинутой серии кибернетических функционалов.

 
Но сегодня что-то пошло не так!   Голос объявил (у функционалов 1 и 2 уровня сразу в их собственных мозгах, а у нас – в динамиках):    «На фабрике К-2 по модернизации функционалов  произошло чрезвычайное  происшествие: повреждён сборочный конвейер. Причина выясняется. Всем функционалам,  второго и третьего уровней, имеющих отношение к данному сектору кубиметра, немедленно прибыть на фабрику. Без исключений».
 
     Голос повторил сообщение ещё два раза и замолк. Фабрика как раз была в моей зоне ответственности. Это был мой конвейер! Я быстро собрался, вышел из кубика и направился к тробостату. Через несколько минут я уже был возле сборочного конвейера, возле его выдающей ветки, где уже стояла толпа функционалов, а в центре находился куратор из Высших, и что-то говорил.
 
   Конвейер не двигался, а стоял на месте, что было очень непривычно. Рядом с конвейером лежала груда тел с отрезанными головами вперемежку. Это были тела функционалов первого уровня, только что сошедшие с конвейера. 
     Я подошёл ближе и посмотрел на  аккуратный срез их шей. Пластикат их искусственной кожи и позвонков был, почти не отличим от аналогичного биологического материала. Но здесь не было крови, в отличии от гильотинированных человеческих лиц во Франции во время битвы за идеалы Свободы в глубокой древности.
 
     В этом было несомненное преимущество кибернетических функционалов от нас, биологических, организм которых зависит от воздуха и крови. Срез на их телах был очень аккуратным.
 
  – А, ты наконец-то прибыл? И что ты на это скажешь? Куратор подошёл ко мне вплотную и пристально посмотрел на меня.  – Их головы отрезаны мощным, но особо точным  лазером типа Ш-8. Это вид определённой диверсии.
   
  Этот куратор был язвителен, словно Цицерон, который плохо кончил.
Ему в чём то повезло: он не был обычным функционалом:
– Какой ты умный! Надо же. Я буду ходатайствовать о твоём повышении! Может, хочешь перейти в службу тотала? У тебя хорошая интуиция, но всё, что ты сказал, мы уже знаем! Диверсия! Такого уже не случалось лет семьдесят!  Может быть, ты нам объяснишь, почему она случилась именно в твоей зоне ответственности?
 
– У меня был день, свободный от службы, – ответил ему я, однако чувствуя, что оправдываться не имеет никакого смысла.   
Куратор махнул рукой:
 – Кроме массового уничтожения функционалов, также повреждён конвейер их сборки. Он перепилен лазером сотни раз, и вряд ли подлежит восстановлению. Сейчас подойдёт главный шеф тотала со своими людьми, он вами всеми займётся.
 
  Последняя фраза Высшего уже относилась ко всем функционалам сектора, собравшимся у конвейера. 
 Прибыла группа тотала. Их шеф не произвёл на меня особого впечатления: маленького роста, как и все начальники подобных спецслужб, он отличался лишь тем, что имел узкие ящеровидные глаза с чёрными зрачками. Куратор перемолвился с ним парой фраз, при этом выразительно на меня посмотрев, затем пошёл к лифту кубиметра, чтобы подняться на крышу. Я знал, что там его ожидает плазменный боплан.
 
 А шеф тотала подошёл ко мне:
 –  Нам нужно несколько помещений для производства следствия на месте. Покажите их моему заместителю. Он кивнул в сторону высокого худого следователя тотала, а сам направился к груде тел нефункционирующих уже функционалов в сопровождении такого же коротышки.
 
Я показал этому заместителю несколько пустующих производственных кубиков и следователи сразу же приступили к работе.
   
     Меня допрашивал заместитель шефа тотала, а чуть позже к нему присоединился сам шеф.  Ничего нового от меня они не услышали, так как я в действительности не понимал происходящего. Пусть поинтересуются у тех, кто работал в ночную смену: это всё, что я мог сказать. 
Тогда был вызван полицейский боплан и нас доставили в камеры тотального присутствия, которые пустовали уже много лет…. Что дальше? Дальше туман, белесый туман.
   
      *        *        * 

 … Я открыл глаза и увидел двух удивительных существ в потрясающих одеждах. Наверно я вновь сплю, но это прекрасный сон. Я хочу, чтобы этот чудесный сон никогда не кончался! И я вижу прекраснейшее существо во всей Вселенной!  Это изумляющее меня существо с невероятно длинными волосами зовут Ласима. Я помню!  Какое чудесное имя: Ласима! Какой чудесный сон, пусть он длится вечно! 
– Я сплю? Вы мне снитесь? Эта мысль была до того сильна, что мне пришлось е; выговорить вслух, до того всё происходящее казалось мне нереальным. 
 Тогда стоящий рядом с Ласимой Исгор мягко поправил меня:   – Наоборот, дорогой Трин, ты только что проснулся. А твой кошмарный сон на Земле, уже, к счастью, закончился. Теперь ты вс; вспомнил о своей жизни? Из-за трагичности твоих воспоминаний мы прервали последние из них. 
     – Но как я очутился здесь, на вашей Тэрре? Исгор поведал мне следующее: 
–  Тво; тело должно было быть утилизировано по распоряжению куратора. 
  Однако мы перехватили похоронный робот с катафалком, в котором было тво; тело, и доставили тебя сюда. Мы наблюдали за тобой и раньше, как и за некоторыми другими биологическими функционалами. 
 Наша цивилизация наблюдает за Земл;й и развитием организмов на ней уже много тысяч лет.    К сожалению, эволюция земных людей в прошлом достигла своей критической точки и стала деградировать. И причиной сего, как и во все времена, стала борьба за власть. 
     Власть на планете захватила технократическая группа гоминидов под главенством бессмертного диктатора Го. 
      В то время передовые уч;ные открыли тайну стволовых клеток человеческого организма. Был открыт также специфический АВ-вирус, позволяющий влиять на генетику человека и продлять его жизнь неограниченно долго, а также избавлять тело от неизлечимых тогда заболеваний.   
     Но тот, кто долго жив;т, тот много знает, и такие люди всегда препятствовали любым тоталитарным режимам. Поэтому эти работы были св;рнуты, а уч;ные уничтожены. Вместо этого приближ;нными к власти Го инженерами был создан другой стволовой антивирус, который вносил генетические изменения с целью упрощения мозга и отказа от половых органов. Такие экземпляры уже появились в 21 веке тогдашнего человечества и всячески поощрялись пропагандой. 
Исгор немного помолчал и продолжил: 
     –  … Реальность функционалов на самом деле нереальна. Точнее будет сказать, она реальна, но только
для них самих, находится она внутри их, как бы они и не протягивали свои рецепторы вовне. Чем дальше вовне, тем дальше от себя: этот парадокс вселенной работает на всех уровнях. 
 К внешнему миру и постоянных изменений в н;м их реальность не имеет никакого отношения. Их реальность, - это не более реальность муравья, который абсолютно подчин;н законам муравейника. 
  Что сейчас происходит на вашей Земле, понимает лишь Го, получивший абсолютную власть над вами.  Но понимает-то тоже лишь относительно, поскольку он сам, воспользовавшись невежеством людей, прив;л вс; население Земли к полной деградации. 
Человечество превратилось в человейник, а человейник в отлаженно функционирующий киборгейник. Киборгейник функционирует отлично и может почти вс;. 
 Функционалы первого уровня полностью кибернетические, хотя внешне они выглядят, как и ты. Впрочем, ты это лучше нас знаешь. У функционалов второго уровня почти все органы, кроме одно полушарного  мозга также искусственные. А главное, это то, что у них искусственные л;гкие.          Как ты думаешь, Трин, почему это важно? 
–   Эти функционалы более похожи на киборгов, нежели мы: быстрее принимают решения, не задумываются, кажется то, что мы ещ; называем эмоциями, у них отсутствует, –  отвечал я Исгору.   
–  Да, это связано с воздухом и с рядом натуральных  гормонов, производства которых они лишены. К тому же искусственные почки делают их неуязвимыми в эмоциональном плане.   
Потому что искусственные почки не вырабатывают кортизол, и прочие гормоны неуверенности, страха и тревоги. И это напрямую связано с головным мозгом, который у них также становится полу искусственным, однополушарным. Такому мозгу не нужен ни гипофиз, ни эпифиз. Этот мозг упрощается…. 
–  Но почему, Исгор? –  Потому что мозг таких особей переста;т работать как антенна, вырабатывает мысли лишь низкой частоты, не способные на изменение и пророчества будущего. Мысли таких функционалов таковы из-за их искусственных л;гких. Эти л;гкие действуют как фильтр для мозга: он деградирует. Поэтому функционалы такого рода и идеальны для Высших во главе с Го. Но такие, как ты тоже нужны Го. 
 Знаешь, в человечестве, как раз накануне его объединения под властью Го, ваши уч;ные настойчиво пытались понять устройство человеческого мозга? Они упорно задавали себе вопрос: что же такое мысль? Они резали мозги только что внезапно попавших в лапы смерти людей и даже проводили лоботомию мозга живых, чтобы определить, где же вс;-таки прячется мысль? 
Но ничего так и не нашли, объявив всему тогдашнему обществу, что нервная клетка это и есть
мысль. Чем больше нервных клеток, тем умнее человек. Ясная линейная зависимость. 
  Но это не совсем верно. Вернее, это вообще неверно. Вторая, более малая группа уч;ных постулировала более правильные и более верные знания, что мысль есть вибрация света, всего лишь «путешествующая» по нейронам и аксонам мозга человека и влияя на биохимию внутренней среды организма, тем самым заставляя его быть в постоянном изменении.   
Разумеется, я вс; это тебе говорю в упрощ;нном виде. Мысль есть невидимый импульс, частота вибрации которого зависит от эмоций и чувств…. 
   И вот наступила эра тотального клонирования. По большому сч;ту многие из людей уже были готовы к такому повороту событий. Они сами приветствовали их. 
       Далее прошло несколько волн киборгизации людей и в результате, появилась цивилизация функционалов в том виде, который ты знаешь. Клонирование полностью вытеснило обычное рождение детей, а также половую принадлежность, основные чувства и эмоции. 
      Половые органы стали не нужны, как и два полушария головного мозга. Теперь у людейфункционалов одно полушарие и отсутствие пола: люди прежние стали не востребованы в цивилизации Го. В результате биологические роботы стали напоминать кибернетических. 
      Но не все: например ты представляешь исключение из общих правил, впрочем, как и твой друг Зи.   
Тут я встрепенулся и остановил интересный, но очень уж протяж;нный спич Исгора:  – Простите, но я так и не вспомнил, что сталось с моим странным другом Зи?        –  К сожалению, твоего друга Зи мы не успели спасти: служба тотала ассимилировало е; в  Вечность мгновенно. Это ведь Зи устроила диверсию на фабрике с функционалами и уничтожила конвейер их производства. 
Я вновь был изумл;н.   –    Как? Зи больше нет? Его даже не отправили на переработку?  Я говорил эти глупые слова, сам в них не веря. Зачем я только их сказал? 
   И тогда мне ответила Ласима, голосом необычайно тонким, но, одновременно подвижным:  –   Дорогой Трин, у Зи было нечего перерабатывать.  Мы наблюдали за ней:  она была последним чистым биологическим существом на вашей Земле. Знаешь, это существо не был он, не было оно, это была она, ну вот почти как я.            Я сканировала е; дистанционно во времени. В е; теле отсутствовали инородные и связанные с этим родством элементы. Она была  полностью естественна. 
  Я воскликнул:   – Теперь я понимаю, почему мне так нравилось, когда Зи обнимал меня! Зи пробуждал… пробуждала во мне чувства! И я никогда больше его не увижу!
Ласима будто чувствовала мои мысли (так и было на самом деле): 
 –  Мы не смогли спасти е; тело. Но она восстановится, но уже в другом варианте развития своей души. Однако пока мы не можем напрямую вмешиваться в дела вашей планеты в этом варианте е; существования. 
 Эта информация, особенно про гибель Зи просто придавила меня своей тяжестью, но я вс; ж спросил у них:    – А древние люди, они, что, все трансформировались в однополушарных функционалов? 
   Ласима мягко освобождала меня от невежества:   – Нет, не все. Наиболее прозорливые из них бежали в начале экспансии Го в горы, в тайгу,  в другие разные дикие и малонасел;нные места. Постепенно мегаполисы преобразовались в огромные кубиметры, людей, которые уклонялись от генетической обработки, становилось меньше: их уничтожали службы тотала. 
    Мы наблюдали за происходящем на Земле, как, впрочем, и всегда, на протяжении эонов. Тогда мы предложили оставшимся людям в различных местах перебраться на Тэрру. Глубоко в горах на разных континентах было организовано несколько площадок для посадок обычных звездол;тов и люди были эвакуированы.   
    Кое-кто остался, но те, кто имел семью и не строил из себя святошу, все предпочли покинуть деградирующую цивилизацию Земли. 
  Наконец я не выдержал этого напора информации, но, как ни странно, мне захотелось получить е; новую порцию:   – Но где же находится эта ваша Тэрра и я вместе с ней? 
На этот раз ответил Исгор:   – Ты устал и перенапряж;н, Трин. Мы поговорим об этом завтра.  Они покинули меня по-прежнему: вновь растворившись в белой стене. 
                *        *        * 
      Я прил;г и тут же заснул: сказалось обилие информации, которую получил этим дн;м. На этот раз сон мой был спокойным без сновидений, и когда я проснулся, то увидел, что нахожусь совсем в другом месте. Это было то, что когда-то называлось природой: я находился в месте, которое было похоже на набережную у побережья моря. 
     И дом, в котором я теперь обитал: в н;м были окна и двери и он стоял на каменистом возвышении, а к морю вели ступеньки, которые пересекала набережная. Набережную украшали неизвестные мне виды растений. Около моего кубиметра никаких растений не существовало: от Зи мне было известно, что растения, деревья и кустарники производят воздух, вот и вс;. Оказалось, что они ещ; и  очень красивы.   
     Поначалу мне вновь показалось, что я продолжаю спать и видеть новые сны, но этот сон должен быть бы реальней самой реальности: я так сильно ощущал себя, и мне не хотелось бы просыпаться от такого сна. 
 Я хотел выйти и подойти к морю, которое мне приходилось ранее видеть лишь на экранах дисплеев, но в этот момент дверь отворилась и я увидел входящую в дом Ласиму в сопровождении ещ; двух человек: один был Исгор, другого я не знал. 
    Они все приветствовали меня и познакомили с неизвестным Тэррианцем. Мы все вместе расположились в уютных креслах просторной гостиной с видом на море. Слова Ласимы ласкали мой слух: я даже не вдумывался в их содержание, было необычно волнительно слушать е; голос и ничего больше:   
   – Познакомься, пожалуйста, Трин со своим наставником. Его зовут Рэнар. Он учитель и будет заниматься с тобой  в специальной Школе. Она называется Школой Прибытия и предназначена для начального образования всех существ, прибывших на Тэрру по каким-либо причинам. 
   Мы с Рэнаром пожали друг руку руки: этот ритуал знакомств был принят и на Тэрре, что меня приятно удивило. 
 Ласима же также продолжала меня радовать: – Пока ты спал, мы транспортировали тебя к побережью. Если тебе понравился этот домик, то ты будешь жить в н;м. А Школа находится неподал;ку. Рэнар проводит тебя сегодня туда и покажет е;… А завтра тебя жд;т экскурсия по Тэрре. Я буду твоим экскурсоводом. 
Я был чрезвычайно рад её словам, но всё же не переставал задавать вопросы:    – Вы всё говорите, Тэрра, но я ещё даже не знаю, где она находится. Куда я попал? Это рай наяву? Мне одно
понятно, что она находится не в Солнечной системе, а в координатах иной звезды. Какой? 
–  О, Трин, тут ошибся, – вновь вступила Ласима в нашу беседу.  Тэрра есть двойник Земли и находится в Солнечной системе. То, почему ваши астрономы никогда е; не видели, объясняется очень просто: Тэрра находится на той же самой орбите, что и Земля, она имеет все те же самые параметры обращения вокруг Солнца, даже наши сутки равны вашим. Но вы никогда не видите нас, потому что мы находимся за Солнцем. Нас от Земли Солнце скрывает.  Мы можем видеть Землю и вс;, что на ней происходит, а вы нет. Так сложилось из-за разницы в возможностях нашего головного мозга, развитие которого у наших цивилизаций шло разными путями.   
     Физически же обитатели обоих планет не могут видеть друг друга из-за ортогональности их расположения относительно Солнца.  Проще говоря, все три небесных тела находятся на одном диаметре: Земля, Солнце и Тэрра, прич;м Земля и Тэрра имеют одинаковую орбиту вращения вокруг Солнца. 
–  Но кто вы такие, –   спросил я у ней в изумлении, которое не передать словами. Ласима отвечала очень спокойно, в её голосе была мягкость, сочетаемая с грустной мудростью: 
–  Мы это вы. Мы когда-то тоже жили на Земле, но наш путь развития был иной, совсем другой, чем у большинства Земного человечества. Лучшие из землян постепенно покидали свою родную планету и
осваивались здесь, на Тэрре, чтобы постигать могущество жизни дальше во всей е; полноте. Я был удивлён ещё больше: 
    –  Но почему тогда произошла деградация человечества? Это случилось из-за Го и его манипуляций с ним?! Последовала короткая пауза, а за ней ответ: 
– Да… То есть, не совсем так. Тут нельзя дать однозначного ответа. Как это не покажется тебе странным, Трин, но причина заключена именно в человеческом мозге. 
    Люди не осознают своего невежества. Их собственное невежество не видимо для них самих. Так было на протяжении всей человеческой цивилизации и это невежество её и сгубило. 
 Каждый  считал себя правым и свято верил в собственную непогрешимость и в правильное видение окружающего мира. Или верил в свою ничтожность и слабость.  Это такая работа двух полушарного мозга: невежество на фоне двойственного восприятия, сопровождаемое неадекватными реакциями. Такое поведение мы называем эго. 
      Этим фактом и воспользовался Го, чтобы вначале при помощи своих ложных идей поработить людей, а затем трансформировать их в то, что вы называете функционалами. Вернее люди сами в них превратились, потому что захотели этого и верили в это будущее. 
Но как ты знаешь, часть людей пошла другим путём, и пополнила собой нашу Тэрру. Так было во все времена предшествующих цивилизаций.
 
  Раньше у нас были более тесные контакты с землянами:  Мы помогали строить некоторые пирамиды на Земле, лишая на время свойств гравитации каменные блоки.   Это наши статуи до сих пор стоят на острове Пасхи после одного из наших контактов с людьми древности. Но в основном следы нашей деятельности на Земле уничтожались невежеством землян. Сознательным или бессознательным невежеством, какая разница? Они, эти следы уничтожались всегда. 
  Как планета мы есть ваш двойник и она почти не отличается от Земли, разве что более мягким климатом и другим очертанием материков.   
– А отчего здесь более мягкий климат?  – В воздухе Тэрры чуть больше азота, чем в земном, поэтому атмосфера плотнее и климат помягче.   
 Я перестал их спрашивать. Мне нужно было, как то переварить уже познанное. В холле наступило молчание….
 
 *        *       *

 
Море взволновалось. Кажется, назревал небольшой шторм, хотя туч на небосклоне не наблюдалось: небо было ясным. Четыре человека сидели и молчали, глядя как волны ведут свой не прекращаемый бег, пытаясь овладеть берегом, при каждой попытке откатываясь назад в море и растворяясь в нём. 
   Первым нарушил это споскойствие Рэнар:
 
– Трин, ты ещё хочешь спросить нас о чём-нибудь?  Трин встрепенулся, как будто от очередного сна: – Скажите, но в чём суть вашего развития и понимания жизни? Рэнар ответил ему сразу:
 
–Наш путь развития изнутри, от центра наружу. Для этого мы совершенствуем всю нашу структуру, в первую очередь мозг. Мы нашли баланс между полушариями головного мозга таким образом, что они стали когерентно работать. Это произошло в те времена, когда мы стали развивать третье полушарие в своей голове. 
 Вернее, не третье, а мы путём многолетних внутренних созерцаний развили в себе, в своём головном мозге новый орган, который позже назвали Тон, который синхронизирует неравномерную работу обеих полушарий мозга. Тем же самым в глубокой земной древности занимались и ваши мудрецы. Их души давно воплотились уже здесь, на Тэрре. 
Тон объединил в себе в один три основных элемента двухполушарного мозга: его лобную долю, гипофиз и эпифиз.
 
  Этот новый орган у продвинутых человеческих существ одновременно и трансформатор и приёмопередатчик мозговых волн.  Тон позволяет моделировать будущие реальности человечества как социально, так и индивидуально и позволяет выбрать наилучшую из них. Индивидуально каждый человек свободен в своём развитии. Социальную модель развития прогнозирует и внедряет в общественную среду планеты Совет мудрых.
 Тон мудрых не делает ошибок. Потому что из множества вариантов развития будущих событий он выбирает наилучший. Ведь будущее уже есть в сейчас, а всё дело в верном выборе. 
 Люди здесь, на Тэрре, практически не знают, что такое негативные эмоции. Их тела не выделяют низкочастотные энергии благодаря Тону, который гармонизирует работу всего мозга и тела человека. Тон полностью контролирует лимбический мозг человека. Главный принцип здесь состоит в правильной настройке на  Тон в момент принятия решений, либо при какой-либо ответственной работе.   
  Разумеется, этот орган развит у всех обитателей планеты неодинаково, что закономерно. Мы научим тебя, Трин, как сформировать свой собственный Тон.         Ты готов начать обучение? – Да, Рэнар. –  Тогда, в путь. 
Мы попрощались с Ласимой и Исгором и пошли с Рэнаром вдоль по набережной.
 
 *     *     *
 
Два человека не спеша шли по прибрежной набережной. Мысли в голове Трина не знали остановки, вопросы возникали за вопросами, он даже не знал в этот момент, какой из них более важен, чтобы задать своему продвинутому собеседнику. 
 Наконец он решился:
– Но почему вы не можете вмешаться на Земле, свергнуть Го и перебить всех кибернетических функционалов? А оставшиеся биологические…   
– Не всё так просто, Трин, –  отвечал ему Рэнар, – Даже у киборгов есть душа. Даже эта цивилизация нужна Вселенной. Трин вновь был потрясён: 
– У киборгов? Как так? Но почему же вы не спасаете их? Вы даже не спасаете остатки биологических функционалов, к которым принадлежу и я.  А я здесь убедился, что для вашей цивилизации возможно всё! – вскричал в волнении Трин.
      
 –  Спасать кибернетических функционалов? В этом нет никакого смысла. Это всё равно, что спасать вирусы и бактерии. На Земле киборгов скоро будет почти столько же, сколько и вирусов,  – пошутил Рэнар, – Любая примитивная цивилизация может создать киборгов по своему подобию.  В настоящее время ваша цивилизация на Тэрре подходит к своему закату, и мы не можем вмешиваться. Уже поздно.   
Да и раньше, мы никогда не вмешивались напрямую, а лишь помогали тем, кто был достоин нашей помощи. Ты начнёшь учиться в нашей Школе и тогда будешь многое понимать.
 
  – Но ты же сказал, что у них есть душа?!   – Душа есть во всём, и в вирусах тоже, даже в камнях и в облаках. Но последние, как и многое другое во Вселенной, не нуждаются ни в каком спасении.
 Именно вирусы, помимо самого создания, могут изменять его генетическую программу. Мы называем их отголосками Вечного.
 
 Я был вновь потрясён этими известиями, которые получил сегодня уже от Рэнара. Мне не терпелось начать учиться в его Школе отстающих на Тэрре…. 
   Но когда-нибудь Я познаю.  Всё познаю. А пока - учёба.


  Фото из Сети.


Рецензии
Очень интересно!
"Этот куратор был язвителен, словно Цицерон, который плохо кончил"
Про Цицерона он не мог, видимо знать.
И ё не пропечатано- это замечания.
А в остальном очень даже очень!
Увлекли!

Кимма   10.09.2019 22:43     Заявить о нарушении
Спасибо) Про Цицерона он не мог знать... зато я то знаю))) Это моя шутка, как приём смешения времён. Может и не совсем литературный, но я его часто использую в романе об алхимии....))) С ё надо исправить,тех. ошибка(((

Что касается планеты Тэрра за Солнцем, то это не моя выдумка, возможно, что она существует в действительности... Мы не можем её наблюдать.

Валерий Василёв   11.09.2019 08:51   Заявить о нарушении
Э-та ТЭ-р-РА лишь для НАС Э-фемерна)

Валерий Василёв   11.09.2019 08:55   Заявить о нарушении
Валерий, я посмеялась над его рец. :)
Что остаётся бездуховным? Быть безумными. Что остаётся безумным? Объявлять других в отсутствии ума:)

Кимма   15.09.2019 13:03   Заявить о нарушении
Лена, так и есть, спасибо. У курского "болит") А "У кого чего болит, тот о том и говорит")

Валерий Василёв   15.09.2019 18:06   Заявить о нарушении