Старая шкатулка

РИСУНОК АВТОРА


Люди часто добиваются того, что им ненужно. Рвут сердце, не берегут и не ценят его. Жизнь становится неспокойной, непонятной, словно чужой. И бедам, кажется, нет конца…
***

В одном городке жил обедневший лавочник по имени Месхид. Лавка с добротным товаром досталась ему после отца, а так как учиться торговому делу или какому другому ремеслу он не хотел, то и прогорел совсем скоро.

Когда-то отец присмотрел ему невесту и женил на дочери торговца водой, а мать сосватала дальнюю родственницу. Обе жены родили по дочке, от чего Месхид считал свою жизнь пропащей.

Жёны подобрались склочные, завистливые и крикливые. Ещё те лентяйки и лежебоки. Они ходили на рынок разными улицами, а по вечерам только и делали, что объедались сладостями, наряжались и хвалились своей прежней, девичьей жизнью. Привирали, конечно, но без этого, как без снадобья, ни одна не могла уснуть.

И дочери уродились матерям под стать. Не славились красотой и трудолюбием, никто к ним не сватался. С утра и до темна заплетали и расплетали свои жидкие косицы да поддакивали матерям, когда те ссорились. Потому в доме Месхида не водились тишина, согласие и порядок.
К тому же за самим Месхидом тащилась дурная слава: он играл в кости и вечно проигрывал. И лавка, которую завещал ему отец, являла вид крайнего запустения, в неё давным-давно не заглядывали покупатели.

Ох, как Месхиду надоели его ненасытные жёны и капризные дочери. Он прятался от них в своей лавке, дышал потревоженной пылью с пустых полок и мечтал выдать дочерей замуж, но чаще грезил встретить купца и уйти с его караваном подальше от дома и сварливых жён.

Ничего этого не происходило, из года в год Месхид продолжал играть, проигрывать, вздыхать и мечтать.

Наконец, его долг вырос до небес и ему пригрозили расправой за неуплату. Вспомнил Месхид, что отец, вместе с лавкой, оставил ему некую шкатулку, и очень просил беречь её, тем более не продавать ни при каких обстоятельствах.

– Видно, настал тот день, когда мне придётся заглянуть в эту шкатулку, – решил Месхид, – иначе мои козочки раньше времени останутся сиротками. – Козочками Месхид за глаза называл своих жён и дочерей. – Жаль, что мне уже нечего отнести старьёвщику хотя бы за несколько пайсов*.

Кряхтя, он полез в дальний чулан и расчихался от взлетевшей клубами пыли. А когда протёр глаза, заметил у дверей человека низенького роста. Месхид решил, что это лилипут из бродячего цирка за подачкой или зазывала на представление, хотел его прогнать. Но остановился, разглядев дорогой наряд, шляпу с перьями невиданной птицы и мерцающую необычным светом брошь на плече, державшую короткий плащ. Судя по одежде, Месхид решил, что незнакомец принадлежит к богатым иностранцам.

Тем временем гость спокойно обвёл взглядом жалкое помещение, стряхнул пылинки с рукава своего бархатного камзола и сказал:
– Послушай, Месхид! Я дам тебе то, что нужно, но за это ты отдашь мне то, что не нужно тебе.
– Ты можешь дать мне денег? – засомневался Месхид, не в силах отвести глаз от броши.

– Конечно! – уверенно взмахнул короткими ручками гость. – И ещё избавлю тебя от обузы. Завтра вечером ты будешь далеко от дома, если ранним утром поспешишь на базарную площадь. Найдёшь там старого китайца, торговца чаем, назовёшь своё имя и скажешь всего три слова: «цевинел», «корги», «бар». Он возьмёт тебя в свой караван.

– Чего же ты хочешь от меня? – насторожился Месхид, ещё не веря, что удача, наконец-то ему улыбнулась.
– Старую шкатулку, которую тебе оставил отец. Смотри, вот сколько я дам тебе за неё. Это золото.
И человечек достал из-под плаща увесистый кошель, в котором зазвенели монеты.

При виде кошелька Месхид поперхнулся. Он быстро прикинул, что такая куча монет с лихвой покроет долг.
Месхид с новой силой ринулся на поиски завещанной отцом шкатулки. Вскоре он отыскал её на одной из полок, смахнул с крышки пыль и, ни секунды не задумываясь, протянул незнакомцу.

Как только шкатулка оказалась в руках неизвестного, его глаза блеснули, а губы скривились в подобие улыбки.
Он небрежно швырнул кошель на прилавок, картинно поклонился и произнёс:
– Не забудь слова, что скажешь китайцу на базаре. Прощай!
Взмахнув полой плаща, гость, словно балаганный факир, исчез, взвинтив в дверном проёме столб седой пыли.


*Пайс – мелкая медная монета, грош. Соответствует выражению «Не дам (не стОит) и ломаного гроша».

                Продолжение сказки - http://www.proza.ru/2019/09/24/294


Рецензии
Начало захватывающее!

Алёна Шаламина   01.11.2019 15:39     Заявить о нарушении
Очень приятно, благодарю!
Приятного чтения.
Здоровья и всего хорошего Вам!

Добрая Добрая   02.11.2019 08:32   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.