Зачем живут люди

(Послание профессору Голубеву)

Вадим Филатов, философ небытия, профессору Голубеву, временно безработному по причине того, что публично уличил свою заведующую кафедрой в плагиате.

Сергей, бюрократы от философии мне неоднократно указывали на то, что мой выбор тем для философского рассмотрения излишне претенциозен. Не по сеньке шапка. Сначала сделайся Франком, а потом уже рассуждай о смысле жизни, да то с разрешения своего заведующего кафедрой. А на мой взгляд это уже черт знает, что такое, и все эти странные претензии — от дряблости воображения, от недостатка полета мысли; вот откуда этот нелепый административный бред…

В чём смысл жизни умерших? Обычно умершими занимается религия, которая выгодно отличается от науки творческой фантазией, наука же делает человека всё более несвободным. При этом обладающие верой не хотят знать истины. В философии присутствует то, чего никогда не будет в религии и в науке - переживание боли. Страдание раскрывает смысловую пустоту боли и, следовательно, существования. Познание самого себя, которое предпринял Макс Штирнер, в итоге закономерно завершилось ничто. В философском отношении нет более нелепой вещи, чем человеческая жизнь. Поэтому очень немногие рискуют доводить философствование до последних пределов и, тем более, заглядывать за них. К сожалению, философия (в форме софоложества, оно же философоведение) уже очень давно сползла в сторону комментирования и бесконечных интерпретаций. Речь идёт об имитации философствования, стыдливо прикрытой фиговым листом казённо-суконного наукообразного жаргона. Профессионализм в философии означает уничтожение философствования посредством его имитации.

Лично я понимаю философию как вопрошание. мыслью и действием, о предельных  смысложизненных вопросах. Философам, начиная с древности, обычно свойственна не только интеллектуальная, но и экзистенциальная честность. Человек, не распространяющий свои философские идеи на повседневность, или вообще их не имеющий (что чаще всего в среде "профи" от философии и встречается), демонстрирует откровенное лицемерие.  Жить "как все", обывательской жизнью, можно только не философствуя, потому что обыватели не понимают, что они ничего не понимают, а философия это главный враг очевидного. (Философы тоже в конечном счёте ничего не поймут, но по иной причине: оттого, что они только и делают, что понимают). 

Итак, философ по определению не может быть обывателем, хотя может быть очень циничным и злым. С другой стороны, процесс умирания часто превращает крайне недалёких людей в глубоких философов. Это связано с тем, что философия подразумевает в первую очередь наличие настроя на истину, а не хорошего знания учебника, смерть же выступает как основная истина. Философии, как и смерти, научиться нельзя. В то же время, философствовать можно по разному, например, смертью: в частности, как предлагал Ницше и практиковал один его последователь, молотом. Или веревкой, что наглядно продемонстрировали Вейнингер и Майнлендер. В это сложно поверить, но возможно философствовать, подобно Диогену Синопскому, даже жизнью, иначе говоря, своими поступками.

Но всё-таки смерть, особенно, преисполненная удушающего отчаяния, в плане философствования предпочтительнее. Смерть убивает всех, не оставляя никому шанса, и тем самым делает вполне уместным философское вопрошание о смысле жизни (зачем я жил?), превращая обывателей в философов. Один из романов Фаллады называется "Каждый умирает в одиночку", и это на самом деле происходит именно так. Подобно умиранию, философия также представляет собой одинокое и молчаливое занятие: в качестве иллюстрации может послужить скульптура роденовского мыслителя. Поэтому хороша та философская лекция, которая рассказывается как бы для самого себя. Однако самое крайнее одиночество охватывает человека в процессе умирания, что открывает уникальные возможности для честного (перед самим собой) философствования.

 Зачем живут люди, Сергей? Давно стало банальным общим местом понимание того, что жизнь человека и человечества это короткая дорога из ниоткуда в никуда. Колыбель висит над могилой. Если предположить, что смысл жизни у живых отсутствует (так оно и есть), а имеются его суррогаты в виде частных, сомнительных целей, которые итоговое уничтожение неизбежно обращает в ничто, то мы попадаем не только в философский, но и в экзистенциальный тупик. В частности, философу делается непонятно, о чем философствовать дальше?

Однако не всё безнадежно, философское вопрошание, в отличие от жизни, условно - бесконечно. Возникает следующий вопрос: а что можно сказать о смысле жизни того, кто уже сделался покойником? Чтобы ответить, необходимо осмыслить мертвеца. Уже стало интересно! На первый взгляд, это совершенно неподъемная проблема, особенно для умершего. Сам он, конечно, ничего не высказывает, но от него исходит дух, который стимулирует дискурс. Как так? Человек жил, суетился, и вдруг - ничего, ничто... Похоже, мы угодили в еще один тупик, точнее, в трупик, но это только на первый взгляд. Всякая данность может быть принята лишь в той мере, в какой в итоге будет подвергнута отрицанию. Постепенно умерший начинает понимать, что смысл его жизни состоял в смерти, ибо никого нельзя назвать счастливым прежде смерти. Его окончательный смысл становится окончательной смертью.

Увы, я возвращаюсь на грешную землю, в общество временно живых. Сергей, мне вот что любопытно: вот ты трепетно относишься к профессиональной иерархии, всю аспирантуру заглядывал в армянскую задницу, строил карьерку и писал в своих монографиях то, что положено. Даже будучи безработным, боишься, что образовательные говноначальники прочитают в твоей переписке что-нибудь крамольное. А я всегда на всё это плевал и плюю, образовательную систему, особенно по части философоведения откровенно презираю и открыто пишу об этом и обо всем что думаю в сети. Тем не менее, я мгновенно нахожу работу без всякого блата везде, куда переезжаю: в Саратове, в Архангельске и Калининграде. А тебя не берут вообще ни в один вуз в Беларуси. Подумай на досуге, тем более. что у тебя его пока что более. чем достаточно: с кем (чем) что-то не так: с тобой или с образовательной системой, к которой ты так неровно дышишь?


Рецензии
Вадим, а что в сухом остатке кроме смерти? Смерть??

Эмма Гусева   25.09.2019 21:49     Заявить о нарушении
Думаю, что Ничто, хотя оно повсюду, а не только в сухом остатке.

Вадим Филатов   26.09.2019 09:19   Заявить о нарушении