Лингво-восстание в Европе

Дневник Смита-136, «23» сентября 2019 г.

Сегодняшняя Европа, географическая Европа  — это балаган. С какой скоростью белые поколения меняют убеждения? Без идеи человек «сетевое животное». К сожалению, от боевой Европы остались лишь география и белоевропейский лингвистический фундамент.
От несправедливости стонут все белоевропейцы (Архетипы утрачены). Можно расспросить их и выяснить: «Люди запада! Да разве об этом мы мечтали?».

Железный европеец с парадоксом Кьеркегора! В реванш-столетии героев существования будут обучать с детства распределению времени-сил, держать уверенно пространство, не пугаться даже тогда, когда медведь наваливается на тебя всей воспаленной массой, — подставляя так, как нужно именно в этот момент рогатину-копье - наваливаясь, будет сам себя убивать . Пусть убьет себя, «сам и по-доброй» (Писатель в «Сталкере»). «Диверсанты сами насадили себя на нож!» — так думают смерш-специалисты. Все по методике древнейших лесов Европы, Европы белого человека и августа сорок четвертого.   

Есть еще скалы, не захваченные жульем... Это наша нордическая недвижимость, львы. «Железная дева» на стартовом столе... SS-18! Satan-3! Изделие 4202! Фатализация преследует нас с утра и понятно: военный европеец — это еще и военный фаталист. Поскольку вся твоя жизнь цепь лингво-философских интервенций (с утра), поэтому философия существования — еще и фаталистическая цепь. Фаталист идет в лес. Метафорист идет в лес. 


Глубокий космос ждет своих героев, но современник... ты не готов для железных расовых задач. Но, если Европа-идея восстанет (на географии), — то произойдет это на изначальной белоевропейской русской мета-основе. Потому что сегодня не «та» теория. А если теория не «та», то наш жалельщик жизни Достоевский устами Раскольникова: «теорию нужно заменить» (энергия, ум, жалость, военный гуманизм).

Где идеология? Почему орды на Дальнем Востоке? Почему ежедневно столько ворья? Почему не тушат пожары в русских лесах? (Потому что горит метафизика Европы, душа Европы). Амораль задавила человека.   

«Одиночка в изоляторе Нью-Йорка» - «соляристика зашла в тупик» - потогонная хижина - «Три дня в Хо-Ши-Мине» (забвение военной сайгонистики). А еще — вконец обнаглевшие «порабощенные» негры. А еще — праздное существование аборигенов, подачки «вымирающим» тунеядцам: «привезли шампунь, мыло, мед, сладости, унты, снегоходы, лодки, спасательные жилеты, построили коттеджи, ремонт, всесезонная охота» — «а может, еще и женщину привезут?». «Попробуй Гавайи». Можно и нужно не работать. «Смит, у тебя есть спирт?» - первое, что я услышал. Но и это еще не все: «это иллюминаты пытаются отобрать у нас оружие». Какие иллюминаты? Современник, — ты «умучен» от себя!

Нынешний человек — это человек затравленный, зажравшийся (а как люди в войну? на заре Европы? в древнейших лесах?), всюду следы ржавления, а история — столб черного дыма, межвидовые европейские войны. Hate-interest в Европе!
… «Люди запада! Да разве об этом мы мечтали?».

По-хорошему все бы заменить:
белые ветви, дарвиновскую ложь, шерстистоволосость, сток, хищные вещи века, «отягощенных злом», падения спутников, серийные предательства в разведке... Всех и все можно заменить: разложившиеся «ведомства»,  аморальную расу и даже лживый коллайдер животного происхождения. Но начать с Европы-идеи, Штирлица, «В ожидании Белого ферзя», разведки будущего и только потом — раса.
Сами же они — обескровленные вырожденцы Нордау, онемеченные латинизированные «жертвы Австрийца» и уже много веков ошибочно занимают географию-пространство.

Современник деморализован. В нынешней не-Европе мозг уменьшается со сменой поколений. «Где будет взять?». Белый человек Европы заснул в прыжке то ли из-за лживого коллайдера животного происхождения, определившего «историчность», то ли в силу заданной (?) испорченности, аморали. Он просто размазан по сетке калибров. «Триумфом это вряд ли назовешь»

Это бытие может быть и коллайдерной подставой животного происхождения, а Чарльз — обезьяний бог.

Есть мораль, а есть немораль, зверство в виде животного «бытия». «Зоологический сад ушел под воду». Да, амораль — бытие воровское — задавило «жизнь», тот коллайдер дарвиновский обезьяний — давит и давит на идентичности Европы своим спорным происхождением. Самый настоящий «перекресток Миллера»! Получается, что немораль от лица бытия губит жизнь?

Но, приятно отметить, что, если бы морали как таковой не было, апологии чистоты как избавления не было, — никто бы ее, Мораль, и не вспоминал. А между тем мыслители-футурологи в своих бункерах только об этом десятки веков и говорят.

«24» сентября 2019 г.

А за разлет лингвистических ветвей в Европе кто будет отвечать?
«Прежде всего мы забыли самих себя» — Семнадцать мгновений.
Больше всего пострадали от утраты самих себя.
Где Европа-архетип?

Спрашивается, почему Ломоносов в годы учебы бил морды различным индоевропейским, а в действительности индокитайским — блатарям? Бил рукавицей, набитой свинцовыми опилками. Это еще с Холмогор. Просто так, что ли? Конечно же нет.

Закрадываются ужасные сомнения, что все это подстава — к коллайдеру (видовому замесу) была присоединена отводная труба. Картофельный газ в Европе! Беата Кларсфельд! Биогаз в коллайдере! Впрыснули «эль» и все дела. Мир захвачен островитянами в колготках. Европу предали, предали предатели цели. Нынешний человек идеологически похабен, воспитан на воровских антизадачах будущего, — к реванш-столетию не имеющий никакого отношения. И назвать его ангелом Северной Европы очень непросто.

Как остановить этот пьяный конвейер смерти? 
_____________
______


Разгонный потенциал лингво-. К лингво-разлому.

Галлы (ранние арийцы, кельты) в пустынной лесной Европе. The Rise Of Europe: русские идентифицируются как викинги, витязи древнейших лесов Европы, ядерные истребители. Смерть мужчины в кровати — это позорная смерть.  Когда идет война — люди при деле.

Вначале, по топонимике и вверх по Рейну, и далее везде мы наблюдаем нормальную белую Европу, движущуюся границу, белый массив. Решались вопросы, разрабатывалась правильная мораль. Но, для разделения, в качестве тарана, иудофильский «нищенствующий» (нищета философии) орден выставляет католичество, употребив и навязав латынь, причем подсунули не просто латынь, но дефектный разговорный аналог, самый охолощенный «латинос» — лающее стаккато. Много сопоставлений с идиш.

Восьмой-девятый века (плутогонное исчисление). Это были времена расового предателя, бывшего русского человека, называвшего себя «Карлом великим». Триада Святослав — подставленная в нужное время (и где нужно) агентка Малка — известный насильник и братоубийца — несколько позже завершили «процесс».

Итак, вышеназванный персонаж Карл — ненавистник викингов, и сотворил искусственное новообразование, латинизированный балласт в виде «самоназвания deutsch». Был дан старт ненавистничеству в Европе — это известный hate-interest.
В будущем нужно исключить саму возможность заговоров внутри белых племен.   

Итак, одна героическая нордическая часть Европы ушла в леса. Пройти войну в Индокитае. «Что касается Фрэнка — он мертв, мертв!». Индокитай — это нечто большее, чем просто индокитай. Витязи Европы тренировались, «знакомый пулемет», строили бани и мылись, мылись, мылись. Добела — «от всей этой грязи», как мечтал наемник Трэвис в фильме Taxi Driver (1976): «Боевые лингвистические цепи! Наемничество в Европе! Ты нанял самого себя!».

Остальные идентифицировали себя как «латинос», The Departed – предательскую белую ветвь и перестали мыться. Даже при наличии джакузи в «Европе» начали мыться лишь с прошлого века. Чума — это неудивительно. Посмотрите — от Голливуда по утрам отваливаются целые куски. Все доброе красные бедуины (the reds) откачали (отводная труба колллайдера). Осталась всесторонняя ненависть меж белых ветвей (в границах расы) и на локальном уровне, внутри этносов. Поэтому белый человек, по большому моральному счету, виноват в своих бедах сам. Он не воспротивился и охотно подыграл Замыслу, на уровне коллайдера животного происхождения. А замысел ясен.

Галлов («германов»), то есть русских людей, римляне разделили:
- на «латинос» (латинизированных), онемеченных partisans
- и белоевропейцев, незавоеванных галлов («действительный» — germanus). Действительные непокоренные белоевропейцы, непобежденные германцы (русские).

В двадцатом веке к белым ветвям (русским и отколовшимся «латинос») семитствующие радикалы поднесли факел. Расовые предатели (race traitors), преобразовавшись в «латинос», ринулись в двадцатом веке на рваную, изломанную кромку русского материка.
 
Шикльгрубер (африканская хромосома известного происхождения) и его тотальная нацменская резня белых ветвей — прямое следствие разлета лингвистических ветвей в Европе. «Тысячелетняя империя» Шикльгрубера закончилась не начавшись именно в силу слабости, отсутствия европейской теории, в силу нацменских узкоспециальных задач.

Не будет преувеличением сказать, что разлет лингвистических ветвей — это начало надлома, скотничества в Европе. (Разлет проморгали). С этого момента движение Европы остановилось. Был утерян критерий. Для белой Европы на русской мета-основе картина мира испорчена. Раскол в Европе подготовил лингвистическую почву для череды идеологических и физических негровосстаний, а для бункерных идеологов реванш-столетия — лингвистическую «боль». И белый человек, видимо, в целом был добит.
… …
В чем истоки американского маньячества? Белые в Америке в массе своей «самоназвание deutsch». Пра-европейский язык, пра-европейская нордическая культура отсутствуют — это больное искусственное новообразование. На индейском континенте (маневровая площадка для satans) отсутствуют тысячелетние территориальные европейские корни. Отсюда гонор, психологическая уязвимость, страсть бегать по психиатрам, «группам» («Бойцовский клуб», 1999), влечение к Шикльгруберу, нацменскому олигархату.  (Нацменские вопросы — не арийские, не европейские вопросы). Фразируя Ницше, «не-европейские твари — это несвоевременные твари».

Циркуляция биогаза в коллайдере (кларсфельд-анархия) —  вот и результат.

К сожалению, Европа невнятно началась и невнятно заканчивается. Произошло ослабление контроля контр-разведывательного режима. 

Таким образом, религиозники подготовили почву для окончательного (как они думали) решения — Final Solution белоевропейского вопроса. Замысел латинизации (искоренение белого человека в масштабе планеты) завершить в двадцатом веке не удалось — дали по зубам и снесли «башку». (Можем повторить). План Нордау-Зюдфельд, автора «Вырождение» и мадагаскарского плана — провалился.

Самое опасное в реванш-столетии — это претензии нацменства, благодаря чему и случились гигантские бойни-диверсии-схлест между белыми ветвями, не имеющими серьезных видовых различий. Претензии на исключительность китайцев, Вашингтона, высокомерных претензий JDL и саймон-визентальской группровки (ось Вена — Лос-Анджелес). 
...

Разлета лингвистических ветвей в Европе уже не будет — институт кары в лесах предшествует расе.

Институт кары — это лесные контр-мероприятия.

Контр-диверсионные мероприятия предшествуют лингво-расе.

Утро для Европы на безжалостных словах.   
...

Существование предшествует «сущности» (фальшегонному гермафродитному «оно»). Что касается дарвиновской шерстистоволосости — коллайдер животного происхождения будет разобран на satans. Нордическое время — это роковое (на первый слог) время. С одной стороны, конговцы, ухмыляющиеся гуроны, индейский континент (маневровая площадка для satans). А с другой? Метафизики цели, реваншисты цели.   


По мотивам Out For Justice (2020), — «Во имя справедливости»:
«Типичный американский пейзаж. Никогда не понимал рыбной ловли. Ты предал меня, сенатор. Ты предал Америку. Ты предал чертеж Техаса — «К югу от рая, к западу от ада», South of Heaven, West of Hell (2000). Ты пытался убить арийскую мечту. Ты предал Курский выступ, водораздел, Карский разгон, Баренцево плато, сражение под Прохоровкой. Арийскую державность на скалах! Бункер, вбитый в скалу. Беломорский контейнер. Ты предал Хоза-Тумп. Белый фосфор как воплощение. Нордический вой во Вьетнаме. Ты предал... ты не увидишь больше звезд! Утро для Европы на безжалостных словах».


К финалу.

Русский лингвотип Раскольников пишет письмо домой. Военный лингвист Трэвис пишет письмо домой. Военный текстограф — босс по жизни и босс по смерти — Барнз в фильме «Взвод» письма домой не пишет. Барнз — настоящий метафорист Европы:
«Everybody gotta die sometime, Red» (Platoon, 1986) — «Все когда-нибудь умрут, Ред».

Но и Раскольников, и Трэвис, и Барнз пишут дикой ницшеанке: «Где архетипы молодой Европы? и где продвижение воли к звериной молодой Европе?».

_____________ ! _____________
После чего сцена уходит в затемнение. Европа-лингвоотжим, лингво-раса, опасные композиции, теория опасности — это белоевропейский лингвистический фундамент. Предстоит апология метафор, плотных масс холодного вещества, тотальная метафоризация жизни, давление метафизики метафор на идеологию. Текстофонное крыло военного экзистенциализма с возрожденческими методами. Раса — это не только фраза, раса, как известно, кровь, а кровь стоит на языке, лингвистика ее определяет.


Графический топор стремится к мощи.
В свете последних «арестов», мифологических прыжков, напластований современник уже понял: от смерш-идеализма ни спрятаться, ни скрыться. Утро для Европы на безжалостных словах. Нордический вой во Вьетнаме. Пропитать мощью жизнь. В наше время (а это время тотальной лингвистики) самое необходимое это понять — как это все называется. Есть состояния, а есть отражения — знак, графический топор. Аналитическая записка стремится к мощи. Новелла стремится к мощи. Самоуправный топор стремится к мощи. Маневрирование satans нас спасет.

Творчество Смита для военных метафизиков. Ядерная «мертвая» рука — Европа-дива — олицетворение высоких сил Европы — европейская музыкальная шкала.   


Смит пишет блок-бастеры, «тигровые отжимания», выходы силой, свою идеологию-страсть: «Рельеф отжимает меня». Разгонный потенциал «лингво». «Рычание» в текстографии. Масштабируешь «жизнь». Вьетнамское время — это незабываемое время. Твоя личная вьетнамская война. Вьетнамское время — это нордическое время. Нордическое время — это роковое (на первый слог) время. Европейский театр войны — это джунгли и продвижение в Камбоджу.  Европейский рейнджер в черном. Европа-модель. Жизнь как «концентрационная» ловушка! Бегущая с волками — бегущая с бруталом Смитом.

Европейские экзистенциалы будущего, мотоформы, расовые железные экзистенциалы, текстофон и технотрон — это летучие компоненты — погрузить в тематику целые континенты.

Март-апрель 2019 г. Перед отъездом в злой томский баскервиль-house. Освобождающийся ядерный материал-метафора:

- Настройся на медведя только. Мне нужен этот банк. (Heat, 1995).
- Уверен? (Нил Макколи).
- Уверен (Крис).

Хочешь жизнь превратить в ад в прямом эфире? «Так, тихо! Никто не стреляет, пока не проверю — сдох ли этот ублюдок на этот раз!» — «В глаз воткни, может, моргнет!» (Free Fire, - Перестрелка, 2016).

Тысячи, десятки тысяч медведей просыпаются голодными и раздражительными. Ареальная романтика Смита, Джона Смита. Одинокий рейнджер. Да это музыка, львы-евроейцы! Фартом по перегону! «Рычание» в текстографии — кодовое наименование <kanyon>. Превентивность нас спасет.

Господа контр-охотники! Контр-диверсанты в единственном числе! Грубые экспедиционеры! В идеале стрелять по вечерней баскервиль' тяге, но они приходят на рассвете. Они думают, что они медведи. Они хотят, чтобы мы считали их медведями. Баскервиль скоро пережрут друг друга или подавятся кусками жизни. «Накорми их, Джек!»

Ворваться в ельник. Деловые линии экзистенциализма. Практикую пристрелку на добивание-в-упор, потому что медведи именно так и выскакивают.

Возвращаемся к вопросам силы, страсти и расовой картографии. Волевая накачка экзистенц-умов. В глуши анти-вьетнама гризли-туман, мрак и туман. «Что касается Фрэнка — он мертв, мертв!». Вставай! Настал еще один финальный аккорд. Мужчина должен знать, когда покинуть вечеринку.
 

Перед отъездом в злой томский баскервиль-house. Наедине (в мыслях) с дикой принцессой на каучуковой плантации. Синие глаза. Олицетворение высоких сил Европы.

- Вы после войны вернетесь в Америку?
- Нет (!)
- Тогда вы похожи на нас. Ваш дом здесь.


- Хочешь снова в большую игру? (Это написано на лице).
- Белая дьяволица — это ты.

— Тебя никогда не догонит никакая пуля, — пишет из далекого далека дикая идеалка из Европы. — Сейчас у нас развивается красивая история... От идеализма ни спрятаться, ни скрыться. Я твоя метафора-задача, Смит. Я твоя красивая часть идеологии.

***

События, герои, место действия являются литературным вымыслом; также прошу не отождествлять героя произведения с автором


Рецензии
Валерий, на мой взгляд, ВАШ ТЕКСТ по содержанию равен большому количеству книг, спрессованных в лекцию. Читается с большим интересом! Не соглашусь, что все является "литературным вымыслом".

Эмма Гусева   03.02.2020 21:19     Заявить о нарушении
Спасибо.

«Дьявол» вовсе не в деталях — он в прерогативах. Работать на прерогативах только. Вся наша метафизика, образность, умение рисовать в пространстве слова - это методика рукопашного боя, «садишь» зло, холодно и методично.

Золотой фонд «оружейной» идеологии - это метафоры, но они должны быть прикладными, «пинок», рывок, прорывы-через. Экзистенциалы - это планирующие крылатые блоки на темно-хвойных ландшафтах, собственный набор особых миссий.

Герой белой новеллистики и дальше будет демонстрировать свою неуклонность в обращении с информацией.

Валерий Галицких   15.04.2020 12:34   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.