Карнавальная ночь

Мой друг Сергей Бойко за последние годы много наплодоносил. Посмотрите, как пишут маститые сценаристы.

Бойко Сергей Васильевич – публикации 2013-19-х годов.
Произведения, опубликованные в электронном виде:
- Издательство «Strelbooks»: фантастическая серия «SOLNЦЕЛЮБ» и биографическая серия «Мой ВГИК. Отчёты»
https://andronum.com/search/?q=+
- Литературно-художественные журналы «Новая Литература» и «Фабрика Литературы» - повести, сценарии и пьеса.
Бумажные публикации:
- Издательский Дом «Drugoe Reshenie»: роман, повести, литературные миниатюры.
https://www.morebooks.de/ru/search?utf8=&q=+
 Полигон. Берег. Лавров и Степной Волк
Над многолюдной центральной площадью Берега в темное ночное небо взлетают яркие разноцветные ракеты, фейерверки и салюты. Из динамиков грохочет музыка. На фасаде дома культуры – гигантская растяжка со словами: «День города! Все – на карнавал!»
Двое мужчин стоят на самом верху широкой каменной лестницы дома культуры, между колонн, и смотрят сверху на толпу гуляющих. Первый – подтянутый, спортивного вида Порфирий Лавров (шорты, кроссовки, тенниска). Второй – Степан Вульф по прозвищу Степной Волк, упакованный в летний комбинезон песочного цвета и крепкие башмаки на толстой подошве – чернобородый гигант с внешностью Иоанна Крестителя с картины Иванова «Явление Христа народу».
Степной Волк вертит головой и нетерпеливо произносит:
- И чего мы тут стоим? Полчаса уже.
- Ждем, - коротко отвечает Лавров.
- С чего ты решил, что он здесь? Надо пойти искать.
- Не надо, Стёпа. Находит не тот, кто ищет, а тот, кто умеет ждать.
- Ну да! – саркастически откликается Степной Волк. - Если долго сидеть на месте, мимо проплывет труп врага!
- Именно так, - невозмутимо соглашается Лавров. – Более того, сначала надо дождаться, когда перед тобой появится река. Но ты не отчаивайся. Жди.
- А я и не отчаиваюсь.
- Вот тебе за это – сладкая конфета: фантастический сюжет.
- А давай, писатель! Даже любопытно!
- Однажды на Землю напали невидимые пришельцы.
- Какое оригинальное начало!
- Результаты агрессии выглядели как естественные события, несчастные случаи, бунты, войны, болезни и даже эпидемии! Поэтому люди не сразу сообразили, что на них напали.
- Космические вирусы, что ли?
- Скорее, паразиты. И даже заразные. В некотором смысле.
- И как выглядели эти паразиты?
- Я ж говорю, они были невидимые. Не перебивай! В конце концов, люди узнали про пришельцев. Но сочли благоразумным воздержаться…
- И правильно сделали!
- Хотя могли бы…
- А ты как хотел? Такие агрессоры – невидимые!
- Какой ты, Стёпа, торопыга! И впечатлительный! За человека заступаешься, а сам не знаешь, что этот человек все свои беды стал валить на пришельцев. Мол, это их злые козни. Сам гадость сделает, а потом кричит: «Спасайся! Вертуны!»
- Какие «вертуны»?
- Это люди их так прозвали. Пришельцев можно было видеть как мельтешащую мошкару. Вот тебе и «вертуны».
- Ты ж сказал, они невидимки!
- Я не сказал «невидимки». Я сказал «невидимые». В измененном состоянии сознания человек их видел. Это были маленькие сгустки энергии. Они питались человеческими эмоциями.
- Остроумно придумали!
- А наша Вселенная устроена так, что за все надо платить.
- Принцип сохранения энергии?
- Вроде того. В обмен на украденные у человека эмоции вертуны вкладывали ему в голову свои знания. В этом и была их так называемая заразность. Человек принимал эти мысли за свои собственные. И от этого у него вспыхивали новые эмоции.
- А те их снова пожирали?
- Умница! И снова они что-то давали человеку.
- И снова жрали!
- Питались.
- Убийцы!
- Не торопись с выводами. Пришельцы дарили людям такое, что тем и не снилось. Вертуны знали про Вселенную всё!
- А человек расплачивался за это своим здоровьем!
- И даже жизнью. Но если бы только это!
- А что еще?
- Еще – хуже! Пришельцы расплачивались, но люди в итоге не получали ничего.
- Да как же так?
- А так! Они просто не были готовы к этим знаниям! Как говорится: главное, чтобы костер был правильно сложен, молния ударит сама.
- Ясное дело! – огорчается Степной Волк. - Молнии били, а правильных костров не было.
- Или было слишком мало. Криков «эврика!» долгое время не было.
Лавров, выдерживает паузу. Степной Волк не выдерживает:
- А дальше?
- А дальше пока не знаю.
- Ну и зачем ты мне это рассказал? Расстроил только! – вздыхает Степной Волк.
- Время коротал, - улыбается Лавров. – Какой ты чувствительный, Стёпа!
Степной Волк с подозрением смотрит на Лаврова.
- Кто ты, Лавров?
- Ты же в курсе. Я – писатель из Москвы.
- Это я знаю. Кто ты на самом деле?
- Собираю материал. Делаю снимки. Записываю рассказы очевидцев и ветеранов. Будет подарочный фолиант. Красочный. К юбилею Полигона. Спроси у Маши Чернецовой. Она-то уж точно про меня знает. Майор Меренков подготовил ее на все сто! Кстати, где она?
- В машине ждет. Фантазии у тебя, Лавров – будь здоров!
- Не жалуюсь. А вот и наш герой! - Лавров кивком указывает на вышедшего из дверей дома культуры крепкого невысокого старика. - Действуем, как договорились. Сначала он должен пройти мимо меня.
На старике – строгий костюм, в руках он держит белую шляпу и большую трость с серебряным набалдашником. Он делает несколько шагов вниз по лестнице и замирает. Некоторое время стоит в раздумье, разглядывая легкомысленную карнавальную толпу внизу.
- Он всегда ходит с этой палкой? – тихо спрашивает Лавров.
- Никогда не расстается!
Старик вдруг круто разворачивается, решительными шагами поднимается обратно наверх и начинает неспешно прогуливаться вдоль колонн, опираясь на свою трость.
- Сейчас он раскалится до белого каления, - тихо произносит Лавров, - и сам упадет к нашим ногам.
- Кто? Академик Сорочан? Паисий Паисиевич? – удивляется Степной Волк. - Сам Патриарх?
- Не преувеличивай…

Из материалов следствия. Допрос командира
Идет видеозапись допроса. В кадре видеокамеры – мужчина средних лет в форме полковника зенитно-ракетных частей войск ПВО. Он сидит за столом. Перед ним – микрофон. Голос за кадром задает вопросы. Запись начинается не самого начала.
ОТВЕТ: - …Я вам все это рассказал, чтобы вы как-то отреагировали.
ВОПРОС: - Обвинения в адрес руководства Полигона не относятся к нашему делопроизводству. Вернемся к пропавшему вертолету. Вы продолжаете настаивать что борт «08» с начальником Полигона и оперативно-следственной бригадой из Москвы не был сбит вашими ракетами во время плановых учебных стрельб?
ОТВЕТ: - Так точно! Я в этом абсолютно уверен!
ВОПРОС: - На чем основывается эта ваша уверенность?
ОТВЕТ: - Высота. Угол места. Дальность. Азимут. Скорость. Всё! Это была мишень!
ВОПРОС: - Разве это не мог быть вертолет?
ОТВЕТ: - Никак нет! Не мог.
ВОПРОС: - Почему? На мониторе не видно – мишень это, вертолет или самолет?
ОТВЕТ: - Согласен. На экране радара – только метка. Мы еще не научились по метке определять характер цели.
ВОПРОС: - Вот видите – одна метка.
ОТВЕТ: - По характерным признакам движения метки ясно, что это была мишень.
ВОПРОС: - Расскажите об этих признаках.
ОТВЕТ: - Я уже говорил: по скорости, по высоте…
ВОПРОС: - Там была запредельная высота? Невероятная скорость?
ОТВЕТ: - Обычно на этой высоте вертолеты не летают.
ВОПРОС: - А не обычно?
ОТВЕТ: - И скорость для него предельная.
ВОПРОС: - Украинцы тоже не хотят признавать, что сбили «Ту-154».
ОТВЕТ: - Это не идет ни в какое сравнение!
ВОПРОС: - Почему же? Стреляли по мишеням, а сбили пассажирский лайнер.
ОТВЕТ: - Здесь не Черное море. Тут степь. Найдите осколки мишени – и все!
ВОПРОС: - Этого как раз и не получается. Объездчик обшарил участок падения – и никаких следов.
ОТВЕТ: - А вертолет он нашел?
ВОПРОС: - Вопросы здесь задаю я. Отвечайте по существу. И как можно точнее. Нам надо установить действительную картину произошедшего. Вы готовы мне помогать?
ОТВЕТ: - Так точно! Задавайте ваши вопросы.
ВОПРОС: - Вы продолжаете утверждать, что не сбивали борт «08»?
ОТВЕТ: - Так точно!
ВОПРОС: - С учетом того, что вертолет все-таки мог лететь на высоте движения мишени и с такой же скоростью, повторяю свой вопрос: на чем базируется ваша уверенность?
ОТВЕТ: - Объясняю. Все передвижения мишени наглядно фиксировал планшетист. В присутствии чинов из Министерства обороны, Генштаба и штаба войск.
ВОПРОС: - Что значит «фиксировал все передвижения»?
ОТВЕТ: - Планшетист стоит за прозрачной стеной-планшетом. Его работу видели все: приемная комиссия, наблюдатели, командиры, операторы наведения.
ВОПРОС: - Что такое планшет? Я не вполне понимаю.
ОТВЕТ: - Планшет – это контурная карта на плексигласе. За этой прозрачной стеной стоит планшетист. Он рисует контрольные метки. Рядом с ними он пишет координаты и время. Он пишет желтым стеклографом.
ВОПРОС: - А почему не синим? Или черным?
ОТВЕТ: - Планшетист стоит в тени. На темном фоне хорошо видны метки желтого цвета.
ВОПРОС: - Позвольте, если он по ту сторону планшета, а вы с этой стороны…
ОТВЕТ: - Верно! Он пишет задом наперед. Этому их специально обучают в учебных подразделениях.
ВОПРОС: - Ясно. А вы не допускаете, что планшетист мог ошибаться?
ОТВЕТ: - Никак нет!
ВОПРОС: - Поясните.
ОТВЕТ: - Поясняю! Планшетист работал на пару с КП дальней связи. Связисты вели мишень с момента ее взлета и до уничтожения. И сообщали планшетисту все координаты. Именно этот объект и был сбит зенитно-ракетным дивизионом нашего полка.
ВОПРОС: - Скажите, полковник, что вы думаете о вашем планшетисте?
ОТВЕТ: - Не понял вопроса.
ВОПРОС: - Вы уверены, что он работал со связистами?
ОТВЕТ: - А с кем же еще?
ВОПРОС: - Вот это нам и хотелось бы знать – с кем?
ОТВЕТ: - Я ничего не могу сказать по этому поводу. Спросите планшетиста.
ВОПРОС: - Младший сержант Росляков подтверждает боевое взаимодействие с подразделением связи.
ОТВЕТ: - Вот видите! Это могут подтвердить на КП дальней связи. Он ведь получал сведения от них. Поговорите со связистами.
ВОПРОС: - Дело в том… Тут такое дело, полковник… Приоткрою вам тайну следствия. Младший сержант подтверждает боевое взаимодействие с подразделением связи. А вот они как раз этого и не подтверждают! Они не работали в тот день с вашим подразделением. Что вы на это скажете?
ОТВЕТ: - Этого не может быть!
ВОПРОС: - Итак, вы продолжаете настаивать, что ни одна из ракет вашего полка не могла сбить вертолет? Или вы уже сомневаетесь?
ОТВЕТ: - Этого не может быть…

Полигон. Берег. Карнавальная ночь. Центральная площадь
В ночное небо взмывают разноцветные ракеты, салюты и фейерверки. Воздух сотрясают бравурные марши, танцевальная музыка, грохот петард и хлопушек, взрывы хохота, веселые песни и крики. На центральной площади – всеобщая гулянка: люди прохаживаются между лотками с выпивкой и закуской, танцуют на нескольких площадках под различный аккомпанемент, участвуют в развлекательных аттракционах и конкурсах, заглядывают в палатку смеха под названием «Королевство кривых зеркал».
Две дамы в пышных париках и одинаковых платьях средневекового стиля с высокими стоячими воротниками, прикрываясь необычными ручными полумасками, Евгения Горина и Анастасия Блакитная, чинно шествуют среди толпы гуляющих, привлекая к себе любопытные взгляды мужчин и ревнивые взгляды женщин. Их сопровождает тучный мужчина в камзоле, коротких штанах и высоких ботфортах – бизнесмен Бахыт Моисеевич Камалов. Троица заходит в палатку «Королевство кривых зеркал».
Около дома культуры происходит суматоха и переполох. Бородатый черноволосый гигант, работник Полигона Степан Вульф по прозвищу Степной Волк, сбегает по ступеням дома культуры. За ним вдогонку кидается, потрясая толстой тростью с набалдашником, коренастый коротко стриженый седой старик, академик Сорочан, патриарх Полигона. Ему преграждает путь спортивного вида подтянутый мужчина, Порфирий Лавров. Старик бьет его своей палкой по голове. Оба они падают. Лавров первым вскакивает на ноги и бежит за угол двухэтажного здания с надписью «Столовая» – туда, где только что скрылся волосатый гигант. Старик указывает палкой и кричит громоподобным басом, перекрывая шум карнавала:
- Догнать! Схватить! Задержать!
На его клич откликаются двое дюжих молодцов в костюмах пиратов: расталкивая толпу зевак и гуляющих, они бросаются в указанном направлении.
Из палатки «Королевство кривых зеркал» выходит одна из «карнавальных» дам и торопливым шагом направляется в переулок. Следом за ней из палатки появляется вторая дама и их тучный кавалер. У обоих растерянные лица. Дама кричит, но голос ее тонет в карнавальном шуме:
- Евгения, вернись!
Евгения оглядывается, не отнимая от лица своей полумаски, ускоряет шаг и скрывается в темном переулке.


Рецензии