Старая шкатулка Продолжение IV

Начало сказки http://www.proza.ru/2019/09/20/486

РИСУНОК АВТОРА

Базарная площадь начиналась сразу за лавкой Месхида.
Кое-где прохаживались ранние покупатели, придирчиво разглядывая товары в надежде сбить цену. Запах пряностей и зелени кружил голову, а при виде щедро выставленных на прилавках подносов с только что испечёнными самосой * и наном* Месхид едва держался на ногах. Аромат кофе пьянил.

Увы, ладони мужчины не сжимали ни единого пайса в уплату за аппетитный завтрак. А сколько он проглотил этих пирожков в долг и сами торговцы не помнили, но давненько прогоняли, едва он приближался к их прилавкам.

Так, прислушиваясь к завываниям своего голодного желудка, Месхид добрался до шатра старого китайца, торговца чаем.
Отойдя в сторонку, Месхид достал сосуд, в который заточил паука, встряхнул его и посмотрел на свет.
– Эй, восьминожка! Я на месте. Может, что-нибудь подскажешь?

Но паук молча смотрел сквозь мутное стекло своими чёрными блестящими глазами.
– Рука не дрогнет, выкину, – пригрозил мужчина.
– Что ж, и в пустыне есть жизнь, – отозвался паук.
– И очень голодные птицы, – усмехнулся мужчина, однако немного удивившись стойкости своего необычного собеседника.

Тем временем из шатра вышел старик-китаец в тёплой накидке на плечах не смотря на душное утро.
– Заблудился? Чего тебе? – пробурчал он, проходя мимо Месхида.
– Ассаляму алейкум*! – на всякий случай поприветствовал мужчина китайца. – Мне нужна работа, слышал, что в твоём караване ещё есть местечко.

Старик смерил Месхида презрительным взглядом и спросил:
– Что умеешь?
– Варить рис без огня, – не моргнув глазом, соврал Месхид.
– Вот как! – удивлённо усмехнулся старик. – Так-таки без огня?

Месхид мотнул головой. И неожиданно для себя выпалил:
– «Цевинел», «корги», «бар»!
Глаза старика округлились.
– О-о-о! – радостно потирая ладони, проговорил он. – Есть, есть для тебя, только для тебя самое лучшее местечко в моём караване. Пойдём же скорее. Мы немедленно отправляемся!

Ах, как Месхид обрадовался: он вспомнил нужные слова, старик его не прогнал, караван немедленно отправляется в дальнюю страну и ему уже не станут грозить расправой, а жёны и дочери бесконечно клянчить деньги.
Бодрым шагом он едва поспевал за неожиданно прытким стариком, спешившим за базарную площадь к колодцам, куда приходили и откуда уходили все торговые караваны.

Поравнявшись с одной из верениц верблюдов, старик отыскал главного погонщика, что-то шепнул ему на ухо, показал на Месхида и удалился в начало каравана.
– Похоже, тебе надо бежать, приятель, – подал голос паук.
– С чего это? – небрежно бросил Месхид.

– Хитрый старик не сказал, кем тебя нанял, – заметил паук.
– Погонщиком верблюда, кем же ещё, – процедил Месхид. – Буду товар охранять, верблюда поить, расчёсывать ему свалявшуюся шерсть.
– Да неужели тебе доверят животное? – усомнился паук. – И ты знаешь, как за ним ухаживать?

– Да ничего особенного, – рассуждал мужчина, – сколько раз видел, как верблюдов чешут.
– И как надевают уздечку, привязывают груз? – не унимался паук.
– Да справлюсь, надоел, – отмахнулся Месхид. – А с тобой решено: оставлю на первом же бархане. Раз ты…

Он не договорил: двое из погонщиков позвали его и начали что-то быстро говорить. Месхид ничего не понял, но внезапно почувствовал, что один из погонщиков повалил его на землю, а другой, с ловкостью фокусника, надел тугие кольца на оба запястья рук и щиколотки ног, соединив их цепью.

– Что это? – попытался закричать Месхид, но ему зажали рот и потащили в сторону.
Не успел несчастный опомниться, как оказался рядом и в одной цепи с такими же окольцованными по рукам и ногам.

– Отпустите! – в страхе прохрипел Месхид. Но оба погонщика, довольные, ударив друг друга по рукам, ушли.
– Что случилось? – поинтересовался паук из банки.
– На мне… кандалы, и… цепь, – с ужасом выдохнул Месхид.

– А ты ожидал тёплое местечко между двух горбов милого послушного верблюда и шербет* по утрам и вечерам? – не унимался паук.
– Но старик не имеет права. Его накажут. Он поплатится, – причитал Месхид, потрясая железом. Кольца больно сжимали руки и ноги, а тяжёлая цепь вселяла страх и ужас.

– Ты сам этого захотел, – возразил паук.
– Я пришёл к китайцу наниматься работать, – перебил его мужчина, – он обманул меня, посадил на цепь. О, горе мне!

– Вспомни, что ты ему сказал, – посоветовал паук.
– Что могу сварить рис без огня, – промямлил Месхид.
– Нет, за это невинное враньё так не наказывают, – не согласился паук. – Ты вспомнил и сказал слова, которые обронил тебе карлик.

– «Цевинел», «корги», «бар», – прошептал Месхид.
– «Ленивец», «игрок», «раб», – медленно произнёс паук. – Как же я сразу не догадался! Подумал, что это какое-то древнее заклинание или пароль. И в этом карлик преуспел: отобрал у тебя шкатулку и лишил свободы, чтобы не вздумал его искать. Он заодно с китайцем.

– Выходит, я сам себя наказал? – упавшим голосом спросил Месхид.
– Выходит, – отозвался паук. – Одно из всего этого хорошо.
– Что? – с надеждой произнёс Месхид.
– Ты не сможешь оставить меня в пустыне на первом же бархане.
Месхид попытался залезь за пазуху, но скованные руки никак не попадали за отворот халата.

– С кем ты разговариваешь, брат? – спросил Месхида человек, сидящий неподалёку.
– Ни с кем, – испуганно ответил Месхид. Не хватало ещё, чтобы о нём говорили как о безумце.
– Лучше молись, – посоветовал сосед, поднимая кверху руки с такими же кольцами. – У нас впереди трудный путь. Далеко не все увидят завтрашний рассвет, только единицы дойдут до конца. Таких рабов, как мы, никто не жалеет.

– Мы какие-то особенные рабы? – Месхид почувствовал, что сердце его как-то необычно забилось, неровно, колко.
Сосед осмотрел Месхида долгим взглядом и, наконец, изрёк:
– Мы особенные рабы, вечные. Так захотел могущественный и коварный колдун, на пути которого именно нам выпало встретиться.

Поднялись клубы пыли, закричали верблюды, погонщики, зазвенели бубенцы на уздечках животных. Мужчины, скованные по рукам и ногам, гремя цепями, встали и двинулись за тронувшимся караваном.

Набиравшее мощь солнце впилось в лицо Месхида. Он охнул, ещё раз дёрнул крепкие оковы и, поняв всю тщету и ужас своего положения, беззвучно зарыдал, заставив ноги идти.


*Самоса – небольшой треугольный пирожок, начинённый картофелем, зеленью и красным перцем, популярная еда на Востоке.
*Нан – лепёшка из кислого теста, печётся в тандыре, популярна в восточной кухне.
*Ассаляму алейкум (мир на вас, мир вам) – арабское приветствие, укоренившееся в исламе. Эквивалент слова «здравствуйте».
*Шербет – традиционный напиток в странах Востока, приготовляемый из шиповника, кизила, розы и различных специй.

                Продолжение сказки - http://proza.ru/2019/10/17/515


Рецензии
Натальюшка, не устаю восхищаться!!! Мудро,поучительно и жутко интересно!!! Спасибо!!!

с теплом души,

удач, радости и всех благ,

Ренсинк Татьяна   04.11.2019 17:00     Заявить о нарушении
Рада тебе, Танечка, и благодарю от сердца.
Приходи на продолжение, надеюсь, что приключения тебе поравятся.
Доброго здоровья!
Обнимаю!

Добрая Добрая   05.11.2019 10:48   Заявить о нарушении
Понравятся.

Добрая Добрая   05.11.2019 10:48   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.