Условия сотрудничества одинаковые для всех

У всех рефератных посредников существуют официальные «условия» сотрудничества». И все они написаны по одной шпаргалке. При этом у компании «Студсервис», где я подрабатывал (говорю в прошедшем времени) этот документ утратил и формальный статус и даже называется «Памятка автору». Читатель может ознакомиться, это формальное описание процесса работы, что-то вроде инструкции, от получения заказа в работу до оплаты. И есть ещё один важный раздел – система штрафов. В отличие от других известных мне в прошлые годы посредников, как HomeWork (каким его знал больше десяти лет назад). И стоило на какое-то время дополнительно к работе «один на один» подрабатывать у «Студсервиса», чтобы понять, насколько системные пороки посредничества дали устойчивую и зловещую помесь с личными пороками «девочек-менеджеров», и насколько это отражает современное унижение образования и вписывается в него.

Для штрафов у них – целая градация. Формально это может быть верным, так как в исполнители таких компаний идёт немало «грубописателей». Но, к сожалению, отработанная фраза «девочек-менеджеров», выбранная в качестве названия - «Условия сотрудничества одинаковые для всех исполнителей» - означает презумпцию того, что такое могут умышленно допускать любые исполнители, даже добросовестные и ответственные. В этом есть и другая презумпция – виновности исполнителей. Очень, кстати, желанная для нынешних чиновников, и рефератное посредничество (и не только рефератное) – это своеобразный полигон для отработки откровенно антинародного и в особенности – антирабочего подхода в законах. Ведь даже формального соглашения между студсервисами и исполнителями не заключается. При наличии трудового договора или куцего гражданско-правового соглашения – и то права работников сплошь и рядом нарушаются. А здесь – тем более, исполнитель не имеет не только возможности, но даже права отстаивать свои интересы по суду.

Если подумать - студсервисы присваивают себе права одновременно суда и администрации. Тоже мечты современных чиновников. И при этом «девочки-менеджеры» любят ссылаться на «законодательство Российской Федерации». И повторять при этом, что: «Сотрудничество - это обоюдное равноправное решение с обеих сторон».

О каком сотрудничестве можно говорить, если одна из сторон, оставаясь частным лицом, присваивает себе полномочия государственного плана – наказывать другую сторону? Штрафовать, ограничивать в работе. И с той же презумпцией виновности.

Например, штраф на 150 % от стоимости заказа назначается в случае:

«Заказ выполнен на 70% и менее, отказ от работы в последний момент, в случае отказа автора признавать свою вину».

К началу этого предложения я вернусь ниже, а сейчас просто обращу внимание на конец. Автор может искренне считать себя невиновным, да часто это и помимо его отношения. Просто унижение исполнителей – это многолетняя, ещё со времён HomeWork сложившаяся политика посредничества.

Презумпция виновности есть и в применении политики «ограничения в работе» при наличии двух и более претензий. Но ведь претензии могут быть необоснованными, даже надуманными, и таковыми бывают. То есть исполнителя наказывают не по сути претензии, на разбирательство которой нужно время, а только по факту недовольства клиента. Здесь «Студсервис» тоже пишет условия сотрудничества по шпаргалке HomeWork, но пошёл ещё дальше, оправдывая такие притеснения:

«Статус «Ограниченный» означает запрет на передачу автору новых заказов любой сложности, а также снижение порога доступных на одновременное выполнение заказов с целью предоставления возможности разгрузиться с заказами «В работе» и снизить количество нареканий по качеству и срокам выполнения».

Экспертиза тоже носит формальный характер, и в бланке экспертизы это отражено. В приводимой выше цитате даётся упоминание «заказ выполнен на 70 % и менее». То есть она сводится к оценке, на сколько процентов выполнена вся работа, но и здесь «Студсервис» передристал уже знакомый HomeWork. Оказывается, нужно оценивать, на сколько процентов выполнена та или иная глава, и арифметики здесь нет. Главы могут быть выполнены на 70 и 90 %, вся работа – на 65 %, а штраф назначат и 200 % от стоимости заказа. Так что есть проценты, не уступающие банковским и антиплагиатныи, и вреда от них сопоставимо с названными.

В последнее время появились и вот какого рода претензии. Клиент защитил работу, но сказал, что его работа не устраивает, что сам(а) всё переделывал(а), то есть хочет и работу, и возврат денег. Конечно же, то, что «сами переделывали», не предоставляют, поскольку «Студсервис» Массово это даже для Студсервиса появилось только в последнем учебном году. Это возникло не само по себе. Это – следствие политики потакания, именуемой «клиентоориентированностью». И поэтому в «Студсервисе» ищут выход из созданного ими же положения, и находят – перекладывать ответственность на исполнителя. Штрафы в увеличенном размере – то, что им надо. Отрицательные экспертизы – предрешённый исход в таких случаях.

При этом аффилированные эксперты-адвокаты считают, что если в работе нет «новизны», то главы выполнены – это при раскрытой теме! – на 50 % и меньше. А какая новизна, если диплом, пониженный до ВКР, заявлен на 40-50 страниц, но зато с планом «три главы по три параграфа». Я уже считал: в среднем 15 страниц на главу, 5 на параграф, тут бы тему раскрыть. Тем более – данный диплом был на тему «Административная ответственность за правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность». Именно в эту часть Кодекса об административных правонарушениях были внесены изменения с марта 2019 года. Упомянул, конечно, об этом в процессе работы. И конечно же, экспертизу состряпали отрицательную.

Но уже через две недели в Санкт-Петербурге было возбуждено дело как раз об одном из таких уточнённых составов административного правонарушения против общественного порядка, и в новостях передали об этом, сосредоточив внимание на том, что в полиции не знали, как по такому делу составить протокол, подзаконных актов и особенно ведомственных инструкций для этих статей КоАП не подобрать. Чиновники растерялись, а от студенческих работ на заказ хотят научных открытий или, в крайнем случае, крупных обобщений, при мельчании этих работ до 40 страниц!

Обвиняли меня и в подложных ссылках, даже доказательства изготовили (довольно противоречивые, но доказывать не стал, поскольку имею дело не с незнанием или недопониманием, а с циничным расчётом). И почти одновременно с замешательством чиновников, перебирая материалы, поскольку планировал много и много написать о «Студсервисе», обратил внимание на малозаметный факт: в одном из заказов, который после моего обоснованного отказа в корректировках передали другому исполнителю, этот «другой» как раз такие подложные ссылки поставил, и там не нужно доказывать, там видно всё: ставить ссылку на статью, опубликованную в 2012 году, к предложению, описывающему события 2017 года!  И это только один такой случай, но я всё больше убеждаюсь: из того, что мне «нельзя», нет такого, что бы не оказалось «можно» кому-то другому. Что я воспринимаю как несправедливость. А мои заявления на эту тему «девочки-кураторы» из офиса цинично игнорировали. Что я достоверно знаю, ни одно из них правовых последствий не повлекло.

Характер экспертиз тоже необязательный. Такой случай произошёл в мае 2018 года. Работа была на тему «Производство в суде надзорной инстанции». Для «Студсервиса» это всего лишь заказ № 21768. И не я писал первым эту работу, мне прислали её значительную часть с ещё более значительными ошибками (даже кодированный текст я заметил). Чего мне стоило придать ей приличный вид, дописать до полноценной, в условиях постоянных помех, создаваемых офисными, клиентом и преподавателем (там сводилось всё к тому, что я сейчас называю «передвиганием ворот» - moving goalposts).

Редкий случай, когда оказался трезвый эксперт. Вот выдержки из его ответа:

«Если писать только нормативным языком, будет отражаться низкий процент по антиплагиату, так как антиплагиат несовершенен, он и законы, и судебную практику выдаёт за плагиат, нормы права своими словами писать нельзя обязательно цитировать, считаю требование необоснованным. Главное, должны быть ссылки, на заимствование и чем больше, тем лучше.

Причина (претензии) надуманная, так если бы клиент был отличник мог разобраться где история, а где действующее законодательство».

То есть экспертиза оказалась полностью оправдательной. Я прокомментировал это  (поскольку ответ автора по экспертизе должен быть):

«… вижу, что он главы не в % оценивал, а на отлично, хорошо и удовлетворительно. То есть - проявил соображение, 75 % - считаю достижением, ведь не я писал работу первым, и мне мешали как могли - студент, преподаватель (кстати, не ГУАП ли это?). А главное - это первая не враждебная экспертиза (потому что даже положительные были написаны ранее враждебно)»

Это было 24 мая 2018 года. А 29 мая мне написали следующее:

«… решение по возврату в данном случае было пересмотрено, в силу того, что работа всё же так и не доведена до нужного состояния. Главная причина низкая оригинальность, которая значительно влияет на качество работы. С такой оригинальностью заказчик даже не сможет сдать её в ВУЗе. Штраф назначаем соразмерно возврату, с учётом того, что Вы очень старались и действительно прорабатывали заказ, штраф - 40% (1000 руб.)»

Осчастливили, называется! Посчитайте, какой гонорар за дипломную работу, пусть неполную, часть мне дали написанную, но в то же время я исправил в ней дисквалифицирующие ошибки! Ответить оставалось только так:

«Всё же я остаюсь при том мнении, что и эксперт. Оценивать работу по проценту недопустимо. И вижу, что решение экспертизы необязательное».

Штрафы могут назначить и без экспертизы. По одному недовольству клиентов. Я не стану пересказывать «дело Бегуновой», кое-что читатель о нём знает. Но когда тебя почти месяц терроризируют корректировками, при этом даже с планом не определившись, а также с оформлением (то полуторный интервал, то одинарный, то шрифт 14 и лист А4, то 10 и А5 соответственно – Политех имени Петра III же!). В отчаянии я, уже не зная, чем угодить, заимствовал 7-8 страниц из другого диплома, заполученного мной случайно (бывает, что по ошибке присылают лишнее), предварительно их обработав и исправив ошибки. Откуда мне было знать, что Бегунова этим дипломом располагает, что он защищался в оном Политехе имени Петра III, и что преподаватель ей дал его как «пример»! Понятно, за эти 7 или 8 страниц (на 100 страниц объёма) штраф назначили 50 % или 2300 рублей (называю и в рублях, чтобы читатели имели представление, сколько платят авторам «за новизну», - несоизмеримо меньше, чем за «болвангайство»).

Но то, что произошло на следующий день после штрафа, потрясло меня несоизмеримо больше. Бегунова написала, что переделывала всё сама, надёргала частью из того самого диплома, назначенного на роль «примера», частью из прежних моих вариантов, причём только то и именно то, что её весь месяц – с середины августа по середину сентября – «не устраивало», и именно по этому тексту потребовала написать речь для защиты и презентацию.

Я написал следующее:

«Проанализировал работу - и свой вариант, и присланный. Меня обвинили в списывании из диплома Миллера. У меня совпадений с ним на немногим больше 7 %. И то с моей обработкой. И за это вы штрафуете меня на половину стоимости, что считаю на сегодня самой большой ошибкой компании за всю её историю. А в присланном мне варианте списано почти 25 % из Миллера. Можете сами проверить. Как это понимать? Мне нельзя, четвёртую неделю меня терроризируют, а кому-то можно легально и безнаказанно?
Тем более - списано в первую очередь именно то, что я и списывать не стану. Я же говорил, что за исключением отдельных страниц, Миллер не соответствует теме. В присланном скопировали ещё 20 страниц сверх моего - причём не в тему - и сделали это легально и безнаказанно. Страшен не грех, но бесстыдство после греха!»

Ответ мне был в виде смеси, сочетавший и то, что «мне нельзя, а кому-то можно», и то, что «это в моих де интересах»:

«Клиент может в свою работу писать все что угодно, мы не можем на это повлиять.
Поймите меня, я каждого автора отстаиваю, когда клиенты звонят и орут матом, но как я могу Вас защищать, если не уверена, что Вы правы?»

Конечно, в «Студсервисе» могут назначить и «штраф за невыполнение» из-за произвольного переноса сроков, при этом предпочитаемая работа может не соответствовать теме. Или могут в своей упёртой «клиентоориентированности» поощрять (как действиями, так и бездействием) скандал как раз на предмет такого несоответствия. Например, ради «новизны» одна из клиентов хотела приспособить ALM (управление активами и пассивами - Asset and liability management), характерное для банков и страховых компаний, к … горнодобывающей отрасли!

Кстати, если упомянул и о сроках. Да, добросовестный исполнитель не просрочит время, но в том случае, если задание поставлено корректно, и сроки правильные. Если на хорошую курсовую или отчёт по практике в35-40 страниц в «Студсервисе» выделяют 3-4 дня. Как на «фрилансовых» биржах. То есть – создают гонку и содействуют принятию необдуманных решений.

Конечно, такой автор, как я, научившийся работать одновременно и на скорость, и на качество, устоит и в этом случае. Например, в апреле мне предложили написать реферат о Патрике Блэкетте, физике, удостоенном Нобелевской премии, и общественном деятеле. Условия – «сегодня на сегодня», но, к счастью, не было требований по процентам, что упрощало задачу. Я написал в соответствии со своим подходом «чему это учит»:

(П. Блэкетт) был первопроходцем применения методов исследования операций для принятия решений в вопросах выбора военной стратегии и тактики. Хотя он не проявлял интереса к использованию методов количественного анализа применительно к проблемам гражданских отраслей промышленности, все же он активно выступал за развитие научного и технического образования как средства восстановления национальной экономики… его принципиальное несогласие с тактикой тотальных бомбардировок городов Германии во время Второй мировой войны стало прелюдией к последующим выступлениям против распространения и применения ядерного оружия. Он также уделял много внимания решению проблем бедности в странах третьего мира путем совершенствования в них системы научной подготовки кадров.

Копропреподов это не просто не интересовало – на этот раз отношение оказалось враждебным. Потому что даже отдалённое упоминание об этом – помеха в их участии в унижении образования. Поэтому сначала придрались к оформлению (разумеется, требования к нему прислав вместе с замечаниями, сразу их в таких случаях не дают, чтобы оставить возможность унижать хорошие работы). А когда я пошёл на эту уступку, они посчитали её за слабость и потребовали ещё больше:

«Все формулы в реферате должны быть написаны через редактор формул. В введении текст должен быть иметь вводные слова «Реферат посвящен», «Будут рассмотрены», «Состоит из ... разделов» и т. д. Преподаватель сказал, что у меня введение в биографию Блэкетта, а нужно введение в реферат. В заключении тоже должны быть вводные слова «Рассмотрено», «Изучено».

Эти формальные требования (тем более – незаявленные!) со словами-загрязнителями сводили бы на нет всё впечатление от нравственно-научного значения реферата. И в них я отказал, причём на этот раз – в грубой форме.

Но такой случай – исключение, и прецедентом его я не считаю.

Я при работе «один на один» беру на сроки 7-10 дней всё, что меньше дипломной, и в порядке очереди.  А у «Студсервиса» может быть вот что: диплом был приостановлен почти 4 месяца, а затем изволь сделать за 4 дня, да ещё в мае, когда и без того перегружен. Само посредничество с его малыми сроками и низкой оценкой труда исполнителей (и в денежном, и в организационном понимании) есть среда для ошибок в работах!

«Студсервис» не должен отделаться тем, что потерял меня как исполнителя. За всё надо платить. И если начисляют штрафы, то есть не хотят платить деньги, будут расплачиваться по-другому.


Рецензии