Похмелье

Чтобы в запой не провалиться,
искал я чем-нибудь взбодриться
и в полудрёме телек слушал,
запивши «жигулёвским» скушал
пилюль три штуки «Alka-Seltzer»®.
По ящику шёл в этот вечер
фильм про колхозниц,
в главной роли — Пельтцер.

Решил я было закурить,
и тут предстала предо мной
картина, словно в дурке:
по пачке папирос «Казбек»
скакал из Нальчика абрек,
а может, из Ташкента
мудрый аксакал-узбек
в Чапая чёрной бурке.

На фоне высился Эльбрус,
к нему лепилась сакля,
на ней гнездилась цапля,
там Зинаида ГэПэУс
травила перекисью ус,
а Дмитрий Мережковский
в раздумьях тёр рукою лоб...
Сюрпрайз — нащупал рожки.

Завив усы с амбрэ-лосьон,
мечтал он о революсьон,
о либертэ, эгалитэ, в обед
пил рюмку за фратернитэ
под фрикасе с окрошкой.
И тут в укромный их вигвам
ввалился сам «Грядущий Хам»
с наганом и гармошкой.

Что упразднён ватерклозет,
они узнали из газет,
а на базаре за кусок конины
пришлось отдать им жемчуг Зины.
Какой пассаж! — эгалитэ
явило формы далеко не те:
хватились, где же либертэ?
Глядь, сослана на Соловки,
а бедное фратернитэ
с кайлом и тачкой в Воркуте —
короче, с чаемой революсьон
произошла оплошка.

«На Елисейские поля? —
спросил их Ленин. — Вуаля,
но только при одном условии:
багаж ваш будет облегчён,
мы разрешим вам взять с собой
лишь пару ношеных кальсон».

ЧеКа супругов посадила
на «философский пароход» —
в нём раньше привозили суп,
которым хвастал Хлестаков.
Они нашли приют в Париже,
где либертэ чуть-чуть пожиже.

* * *


Рецензии
Охренительно!

Борис Скотт   08.02.2020 19:13     Заявить о нарушении