О чалме и тиаре. Аллюзии на наше время

        Любая империя обречена. Византия не была исключением из этого правила.  Империя ромеев была больна. Внешнее следование обрядам, иконопочитание и напускная религиозность сочетались с нескончаемой чередой убийств, интриг и  проявлений язычества. Игнорируя турецкую опасность с Востока, византийские придворные, разбившись на группы сторонников и противников унии с католической церковью, в пылу догматических споров, старались урвать свой кусок пирога: титулы, должности, деньги. Наконец, византийские императоры делали все возможное, чтобы сопредельные с их государством страны разделили судьбу империи.

             – Придет гордость, придет и посрамление; но со смиренными - мудрость (Притчи, 11:12). Мудрости в Византии не было, а гордости, спеси, надменности было в избытке. Логично, что процесс обесчеловечивания Византии был закономерно подытожен появлением султана Мехмеда у ее столицы.

              Одним из ярких образчиков душевредной атмосферы Константинополя в преддверии его падения является Великий дука («великий герцог»), главнокомандующий флотом, а попросту - главадмирал византийского флота, Лука Нотарас. Пробник интригана и изменника, он вошел в историю следующей фразой: «Лучше турецкая чалма, чем папская тиара».            
 Нотарас – потомок торговцев соленой рыбой, осевших в Константинополе за сто лет до описываемых событий. Гены торгашей сыграли свою роль в становлении личности Нотараса. Он якшался с венецианцами и генуэзцами. Предчувствуя грядущую катастрофу, Нотарас,  «вложился» в экономику Венецианской республики, совершив инвестиции, на которые потом жила его дочь Анна, заблаговременно эвакуированная из Константинополя заботливым папашей.
           Заметим, что, предпочитая хранить свои активы в Венеции и Генуе,  в вопросах веры Нотарас являлся противником католичества и предпочитал видеть в Константинополе турок, но не «латинян».

       – Погибели предшествует гордость, и падению - надменность (Притчи, 16:18).

         Константинополь пал 29 мая 1453 года. Турки организовали премьеру исторической трагедии, генеральную репетицию которой весной 1204 года провели крестоносцы.

        ... Нотарас оборонял один из участков стен Константинополя; несмотря на просьбы и требования других защитников города, умышленно не посылал им помощи; два сына его, с оружием в руках, погибли во время штурма. В то время, как они погибали, Нотарас изымал деньги из государственной казны. Присваивать казенные суммы Нотарас не имел никакого права. Факт незаконного изъятия принадлежащих государству денежных сумм был намеренно скрыт им от императора (к счастью, не от истории). Зато после падения Константинополя, когда Нотарас предстал перед очами султана Мехмеда, ему было чем порадовать своего поработителя – Нотарас предложил султану деньги. А султан, ничтоже сумняшеся, предложил Нотарасу пост нового правителя Константинополя.

            Но на следующий день все пошло не так, как планировал Нотарас. Мехмед предположил, что предавший один раз, предаст и в другой. Турки приняли решение нейтрализовать бывшего главного адмирала. Нужен был повод. Султан обвинил Нотараса в том, что последний не смог убедить  императора сдать Константинополь без боя.  Затем Мехмед потребовал, чтобы самого младшего, четырнадцатилетнего, сына Нотараса отправили в султанский гарем. Нотарас (надо отдать должное этому аферисту) отказался от подобной чести, за что и был казнен на месте вместе с сыном и зятем. Даже испытывающие к Нотарасу презрение хронисты пишут, что он умер достойно. Применимы к его смерти слова, сказанные через несколько веков роялистами в адрес Филиппа Эгалите: «Жил как собака, а умер, как подобает потомку Генриха Четвертого», перефразируя которые можно сказать, что Нотарас «жил как предатель, а умер, как подобает последнему главнокомандующему византийским флотом».

Деньги, которые Нотарас предложил султану, нашли своего адресата. Существует версия, что Нотарас, во время первой встречи с султаном, передал ему список с именами тех византийских придворных, которые были в состоянии заплатить за себя выкуп. Султан не замедлил воспользоваться этим списком….

А смысл всей этой истории в том, что человек, который предпочитал чалму тиаре, удостоился увидеть последствия своих предпочтений….
В истории такое бывает нечасто – чаще люди не успевают дожить до того, чтобы увидеть результаты своих убеждений.

                29.10.2019 г.


Рецензии