Очевидное и невероятное

      
                ОЧЕВИДНОЕ И НЕВЕРОЯТНОЕ

               

               Главные действующие лица рассказа: 
               Анастасия (простая женщина); 
               Владимир Владимирович, Президент;
               Дмитрий Сергеевич, Секретарь;
               Александр Васильевич, Директор разведки; 
               Сергей Кужугетович, Министр обороны;
               Дмитрий Анатольевич, Председатель правительства;
               А также: древние Монахи, Вашингтон, дворник Петрович.
               В эпизодах участвуют: джентльмен, бесноватая сила, полицейский командир, ухажёр и блудливый лохматый котяра (одно лицо), два охранника, пять лилипутов миниатюрного оркестрика, и другие. 


               
              (сон Анастасии во время рекламы крема для зубных протезов)

   

                Чего в мой дремлющий тогда не входит ум?
                Г.Р. Державин

      


   
               
        Всю свою недолгую и будничную жизнь ядрёная Анастасия страстно ждала этой дивной минуты, - и наконец-то свершилось: крем для фиксации зубных протезов появился в продаже! Уже в троллейбусе она убедилась в чудодейственных свойствах крема. Джентльмена, в серой твидовой шляпе с пером, убедительным тоном попросившего её: "Мадам, будьте так любезны, уберите своё копыто с моей туфли", она, переполненная неистовым чувством восторга, цапнула зубами за плечо. Шокированный джентльмен в ответ, чего от себя никак не ожидал, приложил ладонь к своей груди и сладкозвучным тенором пропел: "А я не знал". А потом, приподняв шляпу на голове, изрёк ту стандартную фразу, какую обычно, разводя руками и уныло вздыхая, говорят своим молоденьким, ветреным любовницам некоторые отставные военные и гражданские чины,  разумеется, если ничегошеньки не получилось в постели: "Пардон, мадам, осечка вышла, я дико извиняюсь!", и от амурных занятий, с гордо поднятой головой, ковыляют к скамейке пожизненных запасных.
        Восторгу ядрёной Анастасии не было предела. В ресторан она явилась с многообещающей улыбкой тигрицы. Выхватив у официанта обворожительный поднос с сияющим на зелени золотистым поросёнком, который, казалось, будто на душистой лужайке в приятной истоме дремал, она с наслаждением обнюхала лакомого его, блаженно оглядела выпученными глазами, и, балдея, на виду у потрясённой публике, сжевала за пять секунд целиком вместе с костями и подносом. Ложки, вилки и ножи, схватив со стола, разгрызла с хрустом, как леденец. Публика оцепенела.
         Возликовав, счастливая Анастасия промокнула лоснящийся рот салфеткой, победоносным взглядом окинула публику и переместилась на улицу. Там она зубами свободно выворотила часть угла здания  со штукатуркой и кирпичами, потом оторвала в эйфории  бампер и продырявила  шины у одного из большегрузных автомобилей, что перегородили наглухо улицу (и колёса, оседая и шипя, испустили возмущённый дух). За автомобилями, в шлемах, с дубинками и со щитами, пребывали полицейские, готовые отражать атаку бесноватой силы, наступавшей широким фронтом. Полицейский командир обратился к Анастасии:
        -Гражданка, не балуйтесь и срочно очистите от своей персоны поле брани. Сейчас здесь произойдёт жаркое сражение! Но если вы действительно имеете великие способности и являетесь патриотом нашего Отечества, то лучше будет вам применить ваши способности во благо его.
        Ядрёная Анастасия без сомнения являлась патриотом своего Отечества. Снова возликовав, уверенная в себе как никогда, она так грозно лязгнула и проскрежетала зубами, что полетели огненные искры, и бесноватая сила, настороженно наблюдавшая за ядрёной Анастасии, ужаснулась, повернула назад и пустилась в беспорядочное бегство. Ещё некоторое время Анастасия игриво преследовала бесноватую силу и стращала щёлканьем зубов.
        Понятное дело, Анастасия спасла от беспорядков столицу!
        Мэр столицы несказанно обрадовался, что всё обошлось. А узнав, что Анастасия мать-одиночка с двумя малолетними детьми живёт кое-как, пообещал задуматься об ней.
        Весть о том, что Анастасия защитила столицу и прогнала бесноватую силу, дошла до самого Президента. Он пожелал собственной персоной навестить ядрёную Анастасию, лицезреть её и наградить. От его кабинета до самой её квартиры был прорыт ударными темпами под столицей тоннель и была проложена узкоколейная железная дорога.
         Сам Святейший Патриарх решил тряхнуть стариной и засобирался с Президентом спуститься в тоннель и прокатиться с ветерком под столицей на вагонетке. Но в последний момент перед спуском в тоннель к нему в монастырскую келью, в которой он отдыхал и набирался сил, вошли, опираясь на сучковатые посохи, трое древних Монахов в чёрном одеянии. И в жаркой благовонной келье сладко запахло, как яблоками, морозною свежестью. Монахи поклонились Святейшему Патриарху, перекрестились на икону Святой Богородицы и поклонились Ей. Вид их был суров. На каменных лицах, изрытых бороздами и трещинами, горели зеницы огнём. Силы недюжинной были Монахи. Руками, точно поросшими красноватой корой лиственницы, могли шутя согнуть  дуло танка, а по-серьёзному могли и башню напрочь свернуть, и не только ему.
         -Ваше Святейшество, - загудели Монахи суровыми медными голосами, - негоже в тоннель лезть. Крысы там шастают такие же большущие, злобные и дурковатые, аки воинствующие атеисты. А правительство пусть. Они другое дело, миряне. Им можно и над столицей птицами и под столицей кротами. И с мутантами биться. На то у них войск достаточно, техника высокоточная и богатая казна.               
         Сказав, Монахи поклонились Святейшему Патриарху, перекрестились  на икону Пресвятой Богородицы и, поклонившись Ей, вышли из кельи. И сразу стали невидимы. А в пустом длинном коридоре, со сводчатым белым потолком, послышались их неторопливые шаги по половицам и раздался мерный деревянный постук посохов.   
         Никто не знал, даже высшее духовенство, сколько древним Монахам десятков веков и в каком именно тысячелетии народились они на свет.
         Ватикан имел достоверные сведения о существовании могучих древних Монахов и о заветной карте их, на которой была указана кратчайшая прямая дорога на Небеса Обетованные. И Ватикан тихо завидовал Москве.
         Узнав, что на самом деле существует такая карта с кратчайшей дорогой в Небесный Рай, тут же, ошпарившись разъедающей завистью, облез Вашингтон - и вовсе сдурел, свихнулся.
         Я - исключительный, я - сверх, гордо думал он покосившимся  чердаком, нет на свете мне равных! И вдруг ни с того ни с сего мелькнула в нём мысль, нахалюга ты, хам, и решил он свой косой чердак снести ракетно-бомбовым ударом. Потянулся нажать пусковую кнопку... да вовремя очухался. Пришёл в себя и облегчённо выдохнул: фу, пронесло, не снёс.
         Служа рьяно мамоне, самонадеянно чувствовал он себя владельцем всей планеты и, не чуя, куда его жёлтый дьявол завёл, горел желанием прибрать к рукам и Небеса Обетованные и навсегда поселиться там, переименовав в Небесные Штаты Америки. Мечтал установить на Небесах свои законы и порядки и впускать к себе в "вечную жизнь" только нужных и верных ему людей.  Тогда-то он и задумал стащить заветную карту у древних Монахов. Но все его "мастерски" спланированные операции похищения провалились к чёрту.
         Рвётся, стремится из всех сил Вашингтон: ищет тропы, подходы, лазейки. Громадные деньги сулил тому, кто укажет вход в Рай. Но помощники ему в ответ - лишь понуро вздыхают и разводят руками.
         Ходит, бродит по свету белому Вашингтон с покосившимся чердаком, вооружён и очень опасен.
 

               
         В то время, когда в тоннели, бодро посвистывая и пыхтя, маленький паровоз тянул три вагонетки с Президентом и правительством, Анастасия находилась дома не одна. Напевая с радостным волнением в крови: "Я тебя ждала, мы не попрощались", она вышла из кухни в комнату и - остолбенела, разинув рот. На диване она увидела, вместо своего ухажёра, незнакомого лохматого котяру, который в сложной гимнастической позе, уткнувшись мордой меж задних растопыренных ног, старательно вылизывал  своё хозяйство. На шее у него поблескивала золотая цепочка, которую она подарила ухажёру на день рождения. Заметив Анастасию, котяра поднял на неё свою бесстыжую морду, с пылающими необузданной страстью глазищами, и сладко заурчал.
        Обретя дар речи, возмущённая до глубины души такому свинству, она произнесла:
        -Сволочь ты! Я к тебе со всей душой, а ты! Вот и верь после этого мужикам!               
        Анастасия гневно сорвала цепочку с котяры, схватила его за шкирку и вышвырнула в подъезд. Вернувшись расстроенная на кухню, она уже не очень удивилась, когда на полу откинулась квадратная крышка, а под крышкой оказался люк, и в нём слышались гулкие голоса и горел неровно и дрожал электрический жёлтый свет. Вначале из люка вылезли два опрятных молодых человека в расстёгнутых чёрных пиджаках, из-под бортов которых, слева и справа, виднелись чёрные кобуры с чёрными пистолетами. Они вежливо поздоровались с Анастасией и встали. Следом за ними появились из люка ещё два человека. Один - известный всему миру Президент был в тёмно-синем костюме, и другой, в тёмно-сером - его усатый Секретарь. Когда молодые люди с кобурами кинулись было подхватить Президента, он отрезал: "Я сам". А Секретарь, отдуваясь, ответил им мирно: "Я уж тоже как-нибудь".   
        Президент и Секретарь поздоровались  с Анастасией.
        -Здравствуйте, здравствуйте! - отвечала она, краснея в смущении и протягивая розовую пухлую ладошку. - И не поверишь глазам своим: такие люди - и прямо из-под пола! Да вы присаживайтесь, не стесняйтесь.
        Пожав ей руку, они подёрнули гачи брюк и присели около стола на табуреты.
        -Да, не разбежишься, - сказал Президент, оглядывая критически маленькую кухню.
        -Да, не разбежишься, - кивал Секретарь, - и не попрыгаешь.
        -Попрыгать-то вверх маленько можно, - сказал Президент, вскинув глаза на потолок, - запас небольшой есть.
        -Ну да, - кивал Секретарь, - понятное дело, до потолка запасное пространства имеется и попрыгать вверх маленько можно. Но не разбежишься.
        Пыхтя, из люка выбрался (при помощи всё тех же молодых людей с кобурами) миниатюрный оркестрик - пять лилипутов с махонькими инструментами. А так как на маленькой кухне уместиться всем было невозможно, то молодых людей с кобурами и оркестрик направили в комнату.
        -Здрасти, здрасти... -  забавными мультяшными  голосами здоровались лилипуты с Анастасией, вежливо кивая и проходя мимо.
         Как появился Директор разведки и в какую только пору успел  - никто и не заметил. Поздоровавшись с Анастасией, он подошёл к Президенту и стал ему тихо что-то докладывать. Президент слушал и глядел, не моргая, вниз. Закончив говорить, Директор, на глазах у Анастасии, приблизился к холодильнику, открыл верхнюю и нижнюю двери и разделился на две части: половина туловища с головой, устроилась на верхних полках, а другая половина, с ногами, втиснулась в морозильную камеру.  Двери плавно закрылись сами.   
        -А мне это надо - в моём холодильнике, -  недовольно сказала Анастасия и осторожно подступила к нему. Распахнула верхнюю дверь и посмотрела на полках. Не увидев Директора и растерявшись, открыла морозильную камеру, из которой недобро таращился свежемороженый налим.
        -Не утруждайте себя и не огорчайтесь сильно, - раздался насмешливый голос сзади её, - я в вашем холодильнике не живу.
        -А я не расстраиваюсь, - чуть смутилась Анастасия.  Сбитая с толку, она обернулась: Директор стоял у противоположной стены и улыбался хитро. - Ну вы можете! - воскликнула она.
        -Это ещё ерунда, - проговорил он невозмутимо, - вы не знаете наших реальных возможностей.
        -Так уж и быть, - предложила она простодушно, - если хотите, можете жить в моём холодильнике сколько вашей душе влезет. Мне не жалко ни капли.
        -О, наивность! - сказал Директор.
        Вступив в разговор, Президент разъяснял Анастасии:
        -У нас самая лучшая разведка в мире, которой мы гордимся! А наиважнейшее качество разведчика, а тем более самого Директора, быть вездесущим и незаметным. Присутствовать незримо везде, и чтобы о тебе никто не догадался.
        -Здорово! Как в кино! - восхитилась она.
        Около Директора высунулась из стены чья-то рука, блеснув ярко чёрным гранатом запонки на манжетке голубого рукава, и подала ему сложенный вдвое белый лист. Он взял протянутый лист и сказал "спасибо". "Пожалуйста" ответила рука и, снова ярко блеснув чёрным гранатом, убралась обратно в стену.
         Расправив его и пробежав глазами по тексту, он подошёл к Президенту и поднёс к нему лист. Президент прочёл и, довольный, пожал Директору руку:
         -Поздравляю. Теперь мы будем мочить террористов не только в сортире, но и в Аду.
         Директор прерывистыми движениями продвинулся к стене боком и пропал в ней.
         Анастасия подошла к открытому люку и наклонилась взглянуть: внутри горела переноска, которая висела сбоку на железном крюке, торчавшем из чёрной земляной стены. Упираясь концами в люк, тянулась из подвала красная длинная лестница, как с пожарной машины. Там, в  подвале, она увидела среди больших и маленьких труб, толпу людей, задравших на неё белеющие лица. Двоих со стаканами: низкорослого, головастого и другого повыше, в мундире, с горящей большой золотой звездой на погонах, она узнала сразу, - это были Председатель правительства и Министр обороны. Приветствуя, они ей помахали свободными от стаканов руками, затем чокнулись и выпили.
         Анастасия покачала головой и закрыла люк. Вдруг она сказала изумлённо:         
        -Ой, постойте-ка! А куда квартира внизу делась?
        Президент и Секретарь переглянулись.
        Президент поднялся с табурета, и синхронно с ним встал Cекретарь. Прошагав к окну и открыв его, Президент высунулся на улицу, поглядел вниз, на первый этаж.
        -Действительно, окна есть, а квартиры нет, - подтвердил он задумчиво, возвращаясь на табурет. - Сколько ещё в мире непознанного и странного. Как вы думаете, Дмитрий Сергеевич?
        Пошевелив весомо усами, Секретарь сказал:
        -Я думаю, Владимир Владимирович, в жизни, как и в политике, чудесам всегда есть место. - Он выпучился и добавил: - Случаются разные, особенно в снах. Только не ленись и не трусь. - (А почему "не ленись и не трусь", к чему сказал - никто не понял.)
        -Чудес полно на свете! - охотно согласились Анастасия. - У меня сегодня тоже случилась невидальщина. Пришёл ко мне тут один... А через десять минут гляжу, вместо него на диване лохматый кот вылизывает себе между ног до блеску, сами понимаете чего. Мне так обидно стало, так обидно до слёз! Вот, думаю, мужики.
        -Обыкновенная мутация, - объяснил Секретарь, - такое часто происходит не только  с животными, но и людьми.
        -Чего? - в недоумении произнесла Анастасия, сощурясь.
        -А возможно, произошла трансформация организма, - добавил он. - А ещё такое бывает: игра природы.
        -А по-простому можно?
        -Экая невидаль, - усмехнулся Президент, - наблюдать приходилось не раз! Нагрянул как-то в кабинет к одному чиновнику, а за его столом, думаете, кто сидел? Подлинный хряк, в шерсти и с рылом, и документы просматривал, и печать на них ставил. Не ожидал он, вылупился на меня, глаза его свинячьи кровью налились. И вдруг - в человека  превратился. Но до того, видно, был растерян, что языки перепутал, и начал со мной на свинячьем изъясняться, то есть хрюкать. Конечно, пришлось оборотня гнать взашей с должности. А в другой раз на змею наткнулся. Натуральная гадюка подколодная, шипит, кольцом свернулась на своём столе, жало высунула и в подчинённых своих, дрожащих от страха, ядом брызжет. Или ещё было: команда породистых ослов крупным регионом лет десять руководила. Представляете, никто даже не догадывался, что ими руководят настоящие ослы. И только когда регион пришёл в упадок, стали разбираться, и обнаружили резвящихся ослов в апартаментах губернатора. Однако, ослы ослами, но про себя не забывали и жили с размахом.  А приятель ваш, Анастасия, ничего удивительного, из кошачьей породы. Но в большой международной политике всё куда на много сложнее! Котов, ослов практически не бывает. Там в основном зверюги могучие и коварные: носороги, львы, аллигаторы, удавы, акулы, и есть даже динозавры. С юрского периода, наверное, сохранились. Зевать никак нельзя, сразу сожрут не только тебя вместе с обувью, но и разрушат государство. Но чёрт с ними!
        Президент, прочищая горло, покашлял в кулак, и, встав, значительным тоном объявил:
        -Анастасия, я прибыл наградить вас за храбрый поступок!
        Зазевавшийся Секретарь вскочил, подал Президенту футляр с медалью и стал аплодировать.
        Из комнаты зазвучала торжественная музыка миниатюрного оркестрика.
        Президент прицепил Анастасии медаль на ворот халата и доброжелательно пожал и потряс руку.
        -Спасибо! - поблагодарила Анастасия, одёргивая халат и косясь на свою медаль. - Владимир Владимирович, - решилась она, - от имени обыкновенных людей хочу сказать: зарплата скудноватая. Прожить тяжело. Вроде бы официально - прибавляется, а реально, наоборот - уменьшается.
        -Такие суждения в большинстве случаев являются объективно ошибочными, - сказал Секретарь, топорща знатно усы под носом и волосы на голове.
        Президент  достал из кармана телефон и набрал номер.
        -Дмитрий Анатольевич, поднимитесь ко мне, - сказал он.
        Через минуту в крышку люка  постучали.
        Президент посмотрел на Секретаря.
        Секретарь подошёл к крышке, нагнулся и с загадочной улыбкой спросил:
        -Кто там?
        -Это я - Дмитрий Анатольевич, - послышался оттуда слабый голос.
        -Входите.
        Крышка люка, судорожно подёргиваясь и кряхтя, медленно открывалась, и показалось красное, взмокшее лицо головастого Председателя правительства, который, пыжась, толкал её рукой.
        -Высоко, однако, забрались, - пробормотал он,  с трудом выбираясь из люка на пол. От него несло водкой и шпротами.
        Он встал и понуро поглядел на Президента.
        -Владимир Владимирович, мы, то есть я и моё правительство находимся в экстремальной ситуации, - Председатель икнул. - Даже в туалет по-нормальному не сходишь, не говоря уже о том, чтобы выпить чашечку кофе или издать приказ.  Всё правительство ропщет! Абсурд полнейший - вдруг оказаться в вонючем подвале и дожидаться неизвестно чего.
        -Успокойтесь, Дмитрий Анатольевич, квартирка тесная, мы тут все не поместимся. Но хочу вас обрадовать, разведка и Академия наук доложили, что  всё прояснилось. Оказывается, мы угодили к Анастасии в сновидение, которое она видит во время рекламы крема для зубных протезов. И опасаться нечего. Разведчики и академики меня заверили, что уже в ближайшее время сон её, слава Богу, прервут, и мы окажемся опять в своей привычной  колее. - Президент поглядел на иконку, что находилась высоко в углу, и широко перекрестился.
        -Дай-то Бог! - радостно вздохнул Председатель, крестя быстро и мелко живот.
        -Спаси и сохрани, -  перекрестил Секретарь рот и зевнул.
        Понюхав воздух, Президент заметил:
        -От вас, Дмитрий Анатольевич, алкоголем пахнет, как от алкаша. Не ожидал.
        -Что у вас за нюх такой, волчий, Владимир Владимирович, - обидчиво сказал Председатель и, икнув два раза подряд, стал объяснять: - Это Сергей Кужугетович затеял. Вы ж знаете, Владимир Владимирович, меня как облупленного. Видит Бог, моей вины почти тут нет! Но в подвале сыро. Да и на душе невесело. Теперь я познал на собственном опыте, что мешают нам не только дураки и дороги, но и чёртовы подвалы и дурацкие сны, в которых нам приходиться к тому же участвовать. Я думал, с Сергеем Кужугетовичем по пятьдесят, как лекарство, для профилактики простудных заболеваний и для поднятия иммунитета. Говорю ему: "Сергей Кужугетович, давайте, по-интеллигентному, пропустим по пятьдесят", потому что знаю, у него всегда, на всякий пожарный, во фляжке запас. А он наотрез: "Нет, ерунда! Только рот марать! А вот если по-настоящему, тогда буду. Давайте, говорит, зараз по двести." Что тут... - уголки губ у Председателя обиженно опустились, и он качнул головой. - Вы ж знаете меня, Владимир Владимирович. Не привыкший я к такими лошадиным дозам. Но не хотелось мне Сергея Кужугетовича отказом расстраивать.
         -Печальная история, - иронично произнёс Президент, - чуть даже не прослезился. Но перейдём к делу. Дмитрий Анатольевич, наша отважная патриотка, - указал он прямой ладонью на Анастасию, - не довольна заработной платой обыкновенных людей. Надо разъяснить ситуацию.
         -Владимир Владимирович, я...
         -Не ко мне, Дмитрий Анатольевич. Уж будьте добры. - И Президент опять указал прямой ладонью на Анастасию.
         Председатель обернулся. Маленький, он глядел на рослую, ядрёную Анастасию снизу вверх.
         -Под обыкновенными людьми, - сказал он, - как я понимаю, уважаемая Анастасия, вы имеете, очевидно, простой народ?
         -Ну да. Вроде того.
         -Хорошо, давайте разбираться. Хочу спросить у вас, Анастасия, а когда зарплата у простых людей была высокой и жили они припеваючи. Напомните, в каких это веках? А я отвечу: в никаких и никогда! Так что особо жаловаться и сердиться нечего, жизнь обыкновенного человека испокон веков на Руси не сахар. Более того, взять далёкое прошлое: при царях народ был нищ и длительное время закрепощён. Пришли большевики, разогнали царей и начали строить свой коммунистический рай. Итог строительства - хорошо известен. Коммунистов сменили сладкоречивые либералы, наобещали народу золотые горы, а сами отобрали у него всё и загнали опять в нищету. Мы, патриоты, под руководством Владимира Владимировича восстановили страну и, согласитесь, Анастасия, жизнь стала заметно легче. И с этим не поспоришь! А всё самое лучшее, думаю - впереди! И хотелось бы закончить на оптимистичной ноте стихотворением нашего гениального поэта Пушкина.
         -Всегда вот так, сваливать на будущее - пробурчала Анастасия. - А что - Пушкин или Лев Николаевич нам зарплату прибавит?
         -Коллеги, товарищи, Владимир Владимирович, - сказал Председатель, оставляя без ответа её вопрос, - поддержите, пожалуйста. Прочтём все вместе для Анастасии оптимистическое произведение Александра Сергеевича - "Если жизнь тебя обманет".
         Президент достал из штанины свою неразлучную спутницу, дирижёрскую палочку. Он произнёс: "Раз, два, три" - и виртуозно взмахнул палочкой.
         Слаженно, выразительно стали все читать:
               

                Если жизнь тебя обманет,
                Не печалься, не сердись!
                В день уныния смирись:
                День веселья, верь, настанет.

                Сердце в будущем живет;
                Настоящее уныло:
                Все мгновенно, все пройдет;
                Что пройдет, то будет мило.


          И в заключение Председатель обнадёжил:
          -Не беспокойтесь, с голоду пропасть не дадим.
          Насупившись, Анастасия язвительно сказала:         
          -Уж спасибо, что ноги не протянем. Но Бог не Яшка, знает  кому тяжко, любит говорить у меня мама.
          -Хорошая поговорка, - похвалил Президент. - А ещё есть замечательная: на Бога надейся, а сам не плошай.
          -Заставь дурака Богу молиться, он лоб разобьёт, - проговорил Секретарь, таращась сердито на Анастасию, и ублажал свои напыщенные усы поглаживанием золотистой щёточки.
          -Бог не выдаст, свинья не съест, а разведка предотвратит, - твёрдо заявил с потолка голосом Директора человеческий силуэт.
          Председатель, подняв лицо, сказал силуэту:
          -Вон вы где, Александр Васильевич, затаились. Здравствуйте!
          -Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич! - ответил силуэт.
          На полу откинулась крышка и вылез из люка Министр обороны, держа за длинный хвост большущую, серую и, похоже, дохлую крысу. Искрясь глазами и довольно улыбаясь, он поднял её высоко, для всеобщего обозрения. Крыса покачивалась размеренно, как маятник. Президент с интересом на неё смотрел.  Секретарь, таращась, пощипывал усы. У Председателя и Анастасии одинаково в брезгливости скорчились физиономии.
           -Мерзость-то какая! - чуть не плачущим голосом произнесла Анастасия. - Неужели такие бывают!
           -Сергей Кужугетович, ради бога уберите эту гадость с глаз, - попросил Председатель, - а то меня стошнит.
           Президент подошёл и, разглядывая крысу то с одной, то с другой стороны, говорил:
           -Ну и зверюга. Здоровенная! Где добыли, Сергей Кужугетович?
           -В подвале. Вы понимаете, Владимир Владимирович, наглые, ничего твари не боятся. Мимо нас пешком ходят. Нас там, считайте, всё правительство. Женщины повизгивают и на меня смотрят. Вы же, говорят, Министр обороны. Так сделайте же что-нибудь, защищайте нас. Я к подвальному окну, гляжу, мальчишки маленькие  играют на детской площадке. Их позвал и попросил принести рогатку. Они, тысячу дашь, принесём. Я им, какой разговор, хоть две. Покажи, просят. Я достаю и показываю пятитысячную. Без сдачи, говорю отдам, только камней мне к рогатке побольше. Принесли рогатку с камнями. Я, честь по чести, с ними рассчитался. С пяти выстрелов, две подбил, - похвалился он, -  но убежали. Двух - скользом задел. А эту сокрушил наповал. Что-то не вижу Александра Васильевича, - завертел головой Министр. - Вышел, что ли?
          -Нет, он здесь. Попробуйте найдите, - в хитрой улыбке прищурился Президент.
          -Ага, - разулыбался Министр, - бесполезное дело. Легче найти инопланетян в Пентагоне, чем Александра Васильевича на этой кухне.
          -Что вам надобно от меня, Сергей Кужугетович? - молвил сверху голос немного устало.
          Глянув на потолок и увидев на нём человеческий силуэт, министр похвастался:
          -Видали, Александр Васильевич, какую добыл рогаткой!
          -Видел с самого начала, как вы в неё пальнули камнем и попали. Но будьте осторожны, она лишь оглоушена.
          -Как вы только успеваете? - весело спросил Министр, - и шпионов ловить, и за всеми следить?
          -Работа такая.
          Крыса и в самом деле вдруг ожила и стала яростно изворачиваться, стараясь цапнуть Министра. От греха подальше он её отпустил, и крыса, упав на пол  и вскочив, метнулась в открытый люк.
           Президент вскинул перед собой руку, посмотреть время, но на запястье часов не оказалось.
           -Сколько сейчас время? - спросил он.
           Все пожимали плечами, тоже не обнаружив у себя часы, и тревожно переглядывались.
           Президент взглянул на синеющие за окном пространство.
           -Уж вечер наступает, скоро ночь. Пора возвращаться. Выводите оркестр, - приказал он молодым людям с кобурами. - Мы следом за вами.
          Миниатюрный оркестрик из пяти лилипутов, промаршировав  до люка, благополучно в нём исчез вместе с молодыми людьми.
          -Куда ж-то на ночь глядя? - сказала Анастасия. - Когда ещё доберётесь через всю столицу до дворца.
          -Паровоз нас домчит, - ответил Президент.
          -Ой, подождите, голова моя содовая! Я вас чаем забыла напоить! - всплеснула руками Анастасия. - Или, может, чего покрепче?
          -Не надо! - грянули хором.
          -А что, остались бы до утра. Конечно, всем у меня на кровати не уместиться, она у меня не большая. Но не беспокойтесь, на полу постелю. Ну а вам, Владимир Владимирович, в тесноте да не в обиде, половинку кровати  уступлю. Не бойтесь, я ночами не кусаюсь и с гостями глупостями не занимаюсь.
         Председатель укоризненно покачал головой.
         Секретарь вздохнул:
         -Эх, темнота.
         -Спасибо, Анастасия, за приглашение, - сказал Президент, - но меня ждут великие дела!
         -Я тоже остаться не смогу, - доложил Секретарь, - так как я женат на фигуристке.
         -А мне хоть на трактористке, - ответила Анастасия, - я вас не звала к себе на кровать.
         Раздался стук в окно. Все обернулись. За окном стоял в воздухе пожилой мужик с сивой бородой и в руке держал метлу. Он сказал в форточку:
         -Я время принёс.      
         -Это наш дворник, Петрович, - объяснила Анастасия.
         Распахнув окно, она спросила:
         -Петрович, тебе чего?
         -Время принёс, - повторил он.
         Пригнувшись, дворник ступил в открытое окно и сел на подоконник, свесив ноги над полом. Метлу прислонил к стене.
          -Я ведь не только убираю двор, но и слежу за временем, - сообщил он. - Обязанность моя такая.
          Из-под тёмного передника он достал круглые часы, размером с обычный настольный будильник, на которых не было стрелок. От края циферблата тянулась спиралью линия  к середине и закручивалась там в воронку. Было тихо, и отчётливо слышалось мерное тиканье механизма.
          -Петрович, - сказала Анастасия, - на твоих часах нет стрелок.
          Дворник взглянул на циферблат и загадочно улыбнулся:
          -И верно - нету. И быть не должно. Потому что это часы  "прошлого". Но заметьте, тикают, голубчики. Прошлое не умерло, а просто застыло до определённой минуты. Там знают, - показал он большим пальцем вверх.
          Сунув часы под передник, вытащил ещё одни, но вдруг передумал показывать и убрал назад.
          -Нет, часы "будущего" вам не покажу. Иначе могу получить нагоняй.
          Дворник отодвинул с запястья рукав поношенного своего пиджачка, и открылись простенькие часы с тусклым металлическим корпусом. Посмотрев время, он спустился с подоконника на ноги, взял метлу и крепко стукнул деревянным черенком о пол, возвещая  торжественно, как глашатай:
         -Ночь на исходе! Светает! Пора просыпаться всем!
   


Рецензии