Тома против Моны, а Мона играет или Вишневый шкап

Пьеса
в 2-х действиях




        Действующие лица:

        Тома

        Мона

        Лера

        Катеринка

        Денис

        Митрофан

        Леонид

        Соседка

        Сын соседки

         Участковый

         Вне сцены: Хэч

Возраст действующих лиц:
Тома, Мона, Леонид – примерно одного возраста, за 50 лет;
Лера, Катеринка, Денис, Митрофан – примерно одного возраста, от 30 до 35.

Действие происходит в небольшом областном городе: в кухне и прихожей однокомнатной квартиры; в кафе; в хорошем гостиничном номере. В наши дни.


    






Действие 1

           Сцена 1
          
          Гостиничный номер. Мона и Лера в креслах, на столике стаканы и бутылка с      вином.
 
Мона. Сыграла и сыграла. (Пьет.) Я – игроманка!
Лера. Ты?
Мона. Да, представь. (Смеется.) Устроила кастинг…
Лера. Кастинг?
Мона. Выбор. Без выбора – это жо…, полное жо… То есть темно, тесно и только один выход, тоже темный и тесный.
Лера (хохочет). Как я тебя узнаю! (Делает глоток.) А продать? Передумала?
Мона. Продать? (Делает глоток.) Что-то, видно, держит… Не сразу обрывать… (Делает глоток.) Вдруг здесь… изменится, а?
Лера. А если не изменится?
Мона. Ну-у-у…Что ж, тогда… Оправдаюсь.
Лера. Перед кем?
Мона. Перед собой. Что не делала резких движений.
Лера. Как с тобой интересно. Вроде бы обычные слова, а по-другому.
 
         Стук в дверь, Тома входит.

Тома. Аха, здесь. Здрасьте, кого не видела. О чем пьем?
Мона. Присоединяйся.
Тома (осматривает помещения номера). Это называется чистота?
Мона. Называется, стандарт. Технология услуги.
Тома (фыркает). Технология? И сколько отдала? (Берет квитанцию, читает.) Не худо устроились гостиницы. Лучше мне отдала б деньжищи, я б тебе санаторий закатила.
Лера (с ехидцей). Мона квартиру сдала. (Посмотрев на мать.) Да ты сядь, а то свалишься.
Тома. Я что, сразу не поняла. Не зря же в гостиницу покатила сразу с поезда. 
Лера. Маман, не исходи на эмоции! Не твоя  же квартира! Мона, рассказывай.
Мона. Вот рассказываю. (Смеется.) Делаю я на сайте объявление о продаже. Для пробы.
Тома (фыркает). Для пробы.
Мона (будто не замечая). Оказалось, что не продаю, а сдаю. Кнопки перепутала. Вот! (Делает глоток.) Но это же шанс! Надо его как-то… того… осуществить…
Тома (фыркает). Шанс!
Мона. Это ж людей увидеть. Это ж квартирный вопрос. У вас же не решен, так?
Лера. Еще бы!
Мона. Ведь людей узнать! Когда еще выпадет?
Тома. А срач устроят? Наплевать тебе?
Мона. О, я выбрала! Это надо видеть. Спектакль! Артисты! Вот их и выбрала. О-о! (Встает с кресла.) Будто и не пила. Встреча сейчас, в кафе, тут рядом. С нанимателем. Или со съемщиком? Как правильнее, не знаю…
Лера. Клиент.
Тома. Мужчина? Один?
Мона. Говорю же, пара. Женщина, Леры возраст. А мужчина по возрасту как мы. Юрист. 
Тома. А паспорта? Не спросила?
Мона (поднимается, идет к выходу). Не-а.
Тома. Все ясно. Мошенники.
Мона. Все обсмотрел, записал. Договор принесет. В кафе договорились… В номер не захотел.
Лера. Нормально бы и тут. Мам, вставай, пошли. Задерживаем!
Тома. И чего он обсмотрел? Разве не видно, что чистота идеальная... Как-то ты легко…
             
Тома и Лера встают и идут к выходу.

Мона. Да, ведь надо еще ключи, еще комплект. Тома, ведь у тебя есть?
Тома. А я? Я теперь совсем без ничего? Теперь я никто.
Мона. У тебя там что-то осталось? 
Тома. Может, и осталось! Что я, так сразу и должна все упомнить? (Вдруг решительно.) А я тоже в кафе.
Мона. Да? (Взглядывает на Тому, примирительно.) Хорошо. Пойдем. 
Тома. Нет, ты не поняла. Я отдельно. Ты виду не показывай, будто меня знаешь. Поняла?
Мона (удивленно). Не-е, не поняла… А зачем?
Лера. Не может, чтоб не шифроваться. Пойдемте уже.
 
                Сцена 2

Кафе. Мона, Леонид, потом Катеринка. Тома и Лера проходят за другой столик и реагируют соответствующе.

Леонид. По сантехнике. У меня записано. На кухне кран. Подтекает, согласны? 
Мона. Да, да. Укажите, если надо. Может, сантехника вызвать, пока я здесь? Я же только завтра уеду…
Катеринка (вбегает). Здравствуйте, Мона. (Леонида целует.) Здравствуй, здравствуй. (Моне.) Как мне у вас хорошо! Как мне нравится. Я так довольна! Так довольна! Такая вы, Мона! Вы вся такая! Такая, что слов у меня…
Леонид (прерывает). Мы с договором закончим. Про кран отметили, что подтекает…
Катеринка. Да? Кран? Я и забыла. Это ведь ты хозяйственный мужчина. Вот тебе! Вот еще! (Целует каждый глаз.)
Леонид. Вода холодная, вроде и недорого, не то что горячая. Но счетчик крутится, денежка набегает. А?
Катеринка. Счетчик? Так это… Мона, у меня есть… Правда, есть… человечек. Он все сделает. Я договорюсь. Мне легко. Правда, легко.
Леонид (с ласковой иронией). Верим.
Катеринка. Или это должны вы? Я ведь не знаю, а командую. Вы же хозяйка.
Мона. Катя, если ваш знакомый исправит, то я оплачу, естественно. 
Катеринка. Да вы что, он за так… Ой, что это я. Нет, конечно, лучше, чтоб за деньги.
Мона. За деньги, конечно, лучше.
Катеринка. Придете сегодня? Приходите. Увидите шкаф. Вы сказали, что любите, что память у вас с ним связана. Правда? А я сделала дизайн, я же могу как настоящий дизайнер. Все утро дизайнила. И цветы! Я же цветы привезла, у вас же не было совсем цветов. Вы разве не любите? 
Леонид. Дамы, мне пора. Вот договоры, подписывайте. (Подает договоры в двух экземплярах.) Ваш, Мона, экземпляр.  Тебе, Катеринка. Храни. Так, за месяц вперед мы заплатили, с оплатой коммунальных договорились, показания счетчиков сняли. Катеринка, все понимаешь? Тебе этим заниматься. 
Катеринка. Да? Счетчики?
Леонид. Счетчики, счетчики! Ау, куда улетела? Бабочка!
Катеринка. Да, как будто я бабочка. И цветы, цветы. Я все утро со цветами. И сейчас как будто… В мыслях, а как будто и не в мыслях, а на самом деле.
Леонид. Ясно с тобой. (Моне.) Вы не беспокойтесь. У нее бывает. (Катеринке). Или мне контролировать?

Катеринка встает, припадает к нему всем телом и шепчет на ухо. Леонид не сразу отстраняется. Кивает Моне на прощанье и быстро уходит.

Катеринка. Ой, мне тоже! (Моне.) Мона, вы такая добрая. Спасибо, спасибо. Можно я вас?... (Целует.) Вы как родная, даже лучше. Я такая довольная. Я побежала, полетела.

Убегает. Мона смотрит ей вслед. Тома и Лера пересаживаются за ее столик.
   
Тома. Ну, ты даешь! Выбрала, называется. Я еле удержалась, чтоб не встать и все в харю бесстыжую не высказать. Удивляюсь!
Мона. Да?
Тома. Это ж хабалка! Прошмандовка! И ей квартиру доверить? Что, совсем наплевать? 
Мона. А в чем риски?
Тома. Вот она, опять ей риски. А срач! Не риск?
Мона (подумав). Не мой уровень.
Тома. Вот опять. А я, выходит, никто?
Мона. Извини.
Лера. А не исходи на эмоции. (Моне.) А видно, что не любовник. Разыгрывают?
Мона. Так в том и смак.
Тома. А лицо знакомое у мужика. Я бы ни за что не пустила.
Лера (Моне). Все же, почему этим сдала? Вроде бы людей понимаешь?
Мона. Да? (Звонит мобильник.) Это мой? (Роется в сумочке.)
Тома. Да откуда понимать, если не здесь живет? За двадцать лет кто хошь разучится.
Мона (в трубку). Сдала, да. Извините. Нет, извините.
Тома. Мужчина? Ведь по голосу слышно, что настоящий мужик. Вот почему ему не сдала? (Лере.) Скажи, я права?
Лера (Моне). Не понравился?
Мона. Ну… Вот как-то так.
Тома.  Хабалку в дом.
Мона. А вообще-то, девочки мои, она напомнила мне себя саму. Вот показалось, что такая я была в ее годы.
Тома (фыркает). Ну уж, не ври.
Лера. И мне не верится. 
Мона. Сон приснился. Я ж люблю сны. Смотреть, а потом еще обмозговывать. Про будущее что-то. Шкаф еще почему-то…  этот, старый… Вот мне снился шкаф, а она, Катеринка… что-то с ним химичила, дизайн какой-то творила. Мне снится то, над чем она… колдует. Представляете? Явно связь между нами, а?
Лера. Я считала, что ты не веришь во все… эдакое…
Тома. Сон! Фу! Не хватало еще! (Вдруг решительно.) А дай телефон того мужика мне.
Лера. И зачем?
Тома. На всякий случай. Я ж парикмахер, мужской. Забыла?

                Сцена 3
.
Квартира, кухня. Митрофан вносит Катеринку на руках, сажает на стул.

Катеринка. Не этот.

Митрофан поднимает ее и переносит на другой стул.

Катеринка. Этот лучше. Не чувствуешь? Совсем?
Митрофан. Что?
Катеринка. Какой лучше?
Митрофан. Этот.
Катеринка. Правильно. А почему? Скажи, скажи!
Митрофан. Ты же выбрала.
Катеринка. Лопух! Зеленый! Не чувствует, не чувствует. Не понимает, какой стул лучше. Усадил бы на корявый пень и хоть бы хны ему. Сам садись на урода.
Митрофан (садясь). Обычный. Одинаковые все.
Катеринка. Лопух! Зеленый!
Митрофан. Мне не дано.
Катеринка. А у меня чувство тонкое. (Оглядывает кухню.) Моне не подходит эта квартира. Не-а. Будто и не ее.
Митрофан. Мона – это кто?
Катеринка. Лопух! Это хозяйка, которая мне сдала квартиру. Сама за  границей живет и имя заграничное. Не понимаешь?
Митрофан. Не дано.
Катеринка. А вот сейчас правильно. Ты ж мужчина, а не фантик. Нет, сейчас фантик. (Ласкается к нему, пересев на колени). Фан, Фантик, Митрофантик. А повисеть? (Митрофан встает, уронив стул, Катеринка повисает на нем.) А поносить?
Митрофан. Стул подниму.
Катеринка. Ну вот, все сбил. Ну, поднимай, раз сбил. Кайфа совсем не понимает.

Звонок у входной двери.
Катеринка. О! Он! Бегу!
 
Катеринка бежит в прихожую. Митрофан манипулирует с двумя стульями, переставляя их местами, а потом опять возвращая на прежние места.
Входят Катеринка и Денис.

Денис. Люди делятся на кто может жить один и кто не может. Вот некоторые не могут.
Митрофан. В упор не слышу. 
Денис. А я могу. Я, конечно, алименты. На добровольной основе.
Митрофан. Аха, двоим на троих. Все в курсе.
Денис. А не затыкай. Как говорит мой новый сосед, главное в жизни – определиться с жанром. Профессор, между прочим.
Митрофан. Похоже, уровень повышаешь?  С унитаза до профессора, аха!
Денис. А профессор без хорошего унитаза не профессор. Так что сантехник теперь культовая фигура..
Митрофан. Крылышками обзаведись, фигура.
Катеринка. Мужчины мои! Мужчиночки мои!

Звонок. Катеринка бежит открывать, это Тома и Лера.

Катеринка. Здравств… Мона говорила, что вы придете… Я думала, завтра. А я вот тут… А мы вот…
      
Тома, идет и заглядывает в кухню. Митрофан и Денис выходят в прихожую.

Тома. Проходной двор, что ли?
Митрофан. Здраст...
Денис. Здравия сверху донизу.
Лера (хохочет). Опа! Остренько получилось. Новенько!
Катеринка. Вот вещи. Мона сказала, если что...
Тома. Разберусь без указки. (Складывает вещи в сумку.) А кавалеры чего потеряли?
Катеринка. Они не кавалеры. Зачем вы так? Это по ремонту. Денис, он кран в кухне чинил… сейчас будет чинить. Сантехник он…
Денис. Мой новый сосед, у него лозунг: каждой хозяйке – по сантехнику. Профессор, между прочим.
Лера. Мама, не исходи. У нас тоже ведь… кран. Забыла?
Тома. Да, у нас ведь тоже... Совсем из головы выскочило.
Денис. Что выскочило?
Лера. У мамы из головы что-то выскочило. С каждым может случиться. (Митрофану.) А вы значит, не сантехник?
Тома (Митрофану). Знакомое волосье. (Делает жест, будто стрижет волосы.) Чик-чик.
Катеринка. Он по компьютерам… Айтишник он… Интернет мне делает. И дочке.
Тома. Еще и дочка?
Катеринка. Четырнадцать лет, между прочим. Никто не верит.
Тома. Ну, новости! Ну, Мона! И ни слова мне, будто я никто.
Катеринка. Я паспорт показала, и в договоре есть.
Тома. Облапошили. А со шкафом что натворила? 
Катеринка. А шкаф? Это (оглядывается на Митрофана), это мы вчера. Мона видела, сказала, эксклюзив стал теперь.
Тома. Опять у нее Мона! Я бы вообще выбросила это старье.
Денис. Мой сосед профессор, специалист по Чехову, между прочим, говорит, что раньше говорили шкап. Вишневый, говорили, шкап.
Лера. Вишневый сад.
Катеринка. А у нас тоже вишни растут. Дома.
Лера. Аха! Из вишневого сада в вишневый шкаф.
Тома. Тут не вишневый, а цвет детского поноса.
Денис. Ах ты, Чехов, Чехов! Чего ты не понимаешь…

Звонок в дверь, Тома делает жест, что сама откроет.


Рецензии