Красивая смерть

Проснувшись, Степан, сладко потянулся – так, что захрустели косточки. После сытного воскресного обеда он прилёг в зале на диван и уснул. Проспал, наверно, час, а то и больше. Сев на диване и воткнув ноги в тапочки, он несколько раз протёр глаза – может, мерещится? Может, он еще толком не проснулся? Напротив, в кресле у столика, закинув ногу на ногу, сидела красивая дама. На ней было длинное тёмно-синее платье с высоким разрезом, который обнажил стройные ноги в чулках телесного цвета.  Полуобнаженная грудь в декольте, изящная шея, тонкие, выразительные черты лица, высокая прическа из каштановых волос.  Дама слегка покачивала ногой – на ней были бардовые туфли с высоким каблуком.  Одна её рука с наманикюренными пальчиками свешивалась с подлокотника, а другой она поглаживала коленку.  Дама прищурила свои большие карие глаза с длинными ресницами, приподняла уголки красивых губ в легкой усмешке и спросила:
- Проснулся?
- Ну да, - ответил Степан. – Проснулся, вроде. А ты кто?
- Я? Я твоя смерть.
- В смысле? – не понял Степан.
- В смысле, что жить тебе осталось всего лишь… - дама взглянула на часики, которые обхватили сверкающим браслетом запястье её руки. – Два с половиной часа. Сейчас три двадцать.
- Киллерша, что ли? – спросил Степан. Нет, наверно, он еще не проснулся. Вчера допоздна смотрел по телеку детектив, и вот теперь спросонок мерещится всякая фигня.
- Просто смерть, - ответила дама. – Та, которую обычно на рисунках и в книжках изображают в черном балахоне и с косой на плече.
- Что-то ты на неё не походишь, - заметил Степан.
- Ну, мало что нарисуют и в книжках напишут, - рассмеялась дама.
- Так я, вроде, не болею. Здоров как бык.
- Случается и такое. Причём, нередко.
- А с чего же это тогда я помереть должен?
- А вот этого я, Степан, тебе сказать не могу. Извини. Только время – семнадцать пятьдесят. Можешь пока завещание составить.
- Я что, олигарх какой? Мне завещать нечего.
- Тогда, просто посидим, поговорим.
В это время с кухни зашла жена Степана: толстая, в бигудях, в маске из зелёной глины, в коротком халате и в своих дурацких тапочках-котиках с ушками. В руках она держала тарелку, которую протирала полотенцем.
Взглянув на жену Василия, дама пренебрежительно усмехнулась. Василию стало как-то неловко.
- Проснулся, наконец-то? – спросила жена. – Надо бы в магазин сходить. Хлеба мало осталось. На ужин может не хватить.
- Сейчас схожу, - ответил Степан, посматривая то на даму, то на жену.
- Твоё «сейчас» может до завтра протянуться. Чего головой вертишь? Отлежал шею, что ли?
- Сказал, схожу, значит схожу.
Жена развернулась и снова ушла на кухню.
- Не волнуйся  - она меня не видит и не слышит, - сказала дама. – Только ты. Для тебя – исключение.
- Спасибо, - проворчал Степан, - успокоила. Значит, говоришь, два с половиной часа осталось?
- Уже меньше.
- Можно, тогда, я выпью?
- Как хочешь. Могу составить компанию.
Степан прошёл на кухню и достал из холодильника бутылку водки.
- Это ты так за хлебом пошёл?! – возмутилась жена.
- Мне, может, жить осталось пара часов, а ты со своим хлебом!
- Ему жить осталось всего пара часов! Да тебя лопатой не убьешь! Бездельник! Третий день прошу в ванне кран и душ починить – вода капает!
- Дай, лучше, что-нибудь закусить. Я в зал пойду. На морду твою зелёную глядеть не могу. И так тошно.
- Сейчас я тебе дам закусить! Я тебе так дам! Дай сюда бутылку!
Жена отобрала у Степана бутылку и поставила обратно в холодильник.
- Если  возьмёшь – разобью или в унитаз вылью, - пригрозила она. – Купишь хлеба, починишь кран с душем, а там посмотрим.
- Не успею, - сказал Степан.
- Успеешь.
Жена пошла в ванну, но вскоре вернулась и забрала с собой бутылку.
«Вот грымза!» - ругнулся про себя Степан.
В зале его ожидал приятный сюрприз: на столе стояла бутылка коньяка, два пузатеньких бокала и порезанный лимончик.
- Наливай, Степан! – мило улыбнулась дама.
«Красивая стерва! Хоть и смерть», - подумал Степан, разливая по бокалам коньяк.
- За тебя! – подняла бокал гостья и причмокнула накрашенными губами, изображая поцелуй.
Когда жена вышла из ванны, гостья сидела у него уже на коленях, а коньяк был весь выпит.
- Нет, вы посмотрите на него! – возмутилась жена. – Пока я в ванне была, он уже успел за коньяком сбегать и весь выжрать. Даже мне не оставил. Хлеба, конечно, не купил?
- Уйди, грымза! – огрызнулся на жену Степан. – Дай красиво умереть!
- Это кто грымза? Это я грымза, сволочь ты этакая?! – угрожающе спросила жена и, круто развернувшись, убежала на кухню, загремев там посудой.
- Это я грымза?! – вернувшись, переспросила она и с размаху вмазала Василию по лбу скалкой.
- Ровно в семнадцать пятьдесят, как и следовало ожидать, - сказала гостья, освобождая свою руку из-под могучей шеи откинувшегося Степана и взглянув на часики.


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.