Глава 1. Тяжелые роды

Все действия разворачивались в небольшом, провинциальном городке. Было морозное, солнечное утро, весеннего столь прекрасного месяца марта. К великому удивлению, весь город обдувал приятный, южный ветер. Небесное светило, которое только показалось из-за горизонта, резко осветило весь город, начиная с окраины города, заканчивая центром. Прохожие неторопливо шли кто куда, зевая и смотря по сторонам. Деревья уныло, раскрывали свои нагие ветви, колыхаясь от небольшого ветра. Автобус за автобусом, двигались в плотном потоке машин, по утренним улочкам города, не давая задремать улицам, ни на секунду.
Вдруг издали, на светлых перекрестках улиц, раздались, истошные рёвы серены. Что же это? По тесным, слякотным улочкам, пронеслась машина скорой помощи. Люди, проходившие по тротуарам, резко оборачивались вслед. Пожилые прохожие крестились, и молили всевышних о помощи тем, кто оказался в этой, несчастной машине. Но, если бы, они имели хотя бы малейшее представление, что происходит, они бы обратились ко всем ангелам хранителям, какие только есть.
В автомобиле скорой помощи находились два медицинских работника: врач фельдшер, по совместительству анестезиолог, и акушер гинеколог. Обе работницы, относились к работе добросовестно. И если посмотреть со стороны посторонними глазами, то можно было подумать что это не коллеги по работе, а две сестры. Врача анестезиолога звали Людмила, а ее подопечную – акушера гинеколога, Анастасия.
Людмиле было на вид лет тридцать, а ее напарнице скорее двадцать пять. Обе шатенки, небольшого роста. Со схожими чертами лица: карие глаза, небольшой, аккуратненький носик, и тонкие уста. Единственное чем отличались эти две особы, женского пола - телосложением. Врач была  немного полноватая телом. А девушка акушерка, обладала худосочной фигурой.
Медицинские работники, корпели над спасением молодой, довольно приятной на внешность девушки. Ей было не больше девятнадцати лет. Звали девушку Елена. Ее измученное, просившее о помощи, готовящееся родить тело, было изнеможенно настолько, что даже врачам было жутко наблюдать за всем происходящим. Красивые небесного цвета глаза, заглядывали, будто в душу акушеру гинекологу. Сильно вцепившись руками в края кушетки, на которой лежала девушка, не выдержав, она закричала.
Людмила, стояла рядом, с акушером-гинекологом. После того, как она переглянулась с Анастасией, взяла руку роженицы нежно, с нотами материнского тепла. Большая душевная боль охватила её душу, и сквозь огромный ком в горле, Людмила молила беременную, готовившуюся стать мамой, девушку:
- Дыши девочка, дыши! Не зажимайся, этим ты делаешь хуже в первую очередь ребенку, а не себе. И сказать если прямо, не тая, то ты можешь не разродиться. Кого спасем, малышку? Или же тебя. У тебя есть родные?
Девушка сквозь огромную боль, с большим возмущением, из последних сил которые только оставались, ответила:
- Как вы смеете такое у меня спрашивать? Спасти нужно, конечно малышку. Я тут написала на досуге, пока ходила последний триместр беременности. Сначала я вам опишу вкратце ситуацию. У меня нет родителей, папа умер от алкоголя, а мама была убита. Меня воспитывала бабушка, которая год назад умерла. Я решила найти молодого человека, что бы родить от него. Мне не хотелось оставаться одной, да и детей я люблю. Забеременев, я узнала далее, что родить смогу, но сама не выживу. Я подумала, что у меня жизнь не сложилась, так хотя бы, я подарю эту же самую жизнь, маленькому человечку. И молила господа, что бы он послал мне верного спутника, которому я смогу доверить свое чадо. Я вас умоляю, возьмите это письмо, и передайте моей дочери, когда ей исполниться чуть больше восемнадцати лет. Позаботьтесь о моей малышке, - горько заплакав, девушка дрожащей рукой, протянула смятый лист бумаги врачу.
Людмила, содрогнулась от услышанного. Она торопливо взяла лист бумаги, и убрала его к себе в карман, медицинского халата. Пока они вели беседу, и прилагали все свои усилия, к тому, чтобы малышка появилась на свет, карета скорой помощи прибыла к входу в родильное отделение.
В экстренном порядке врач и акушерка взяли с двух сторон кушетку. Открыв двери, сзади автомобиля, они постепенно спустились на землю с кушеткой в руках. Выставив колесики кушетки, девушки повезли ее к ступеням родильного отделения. Закатив кушетку по больничному помосту, они раскрыли двери, и устремились к лифту. Оказавшись перед лифтом, нажав на кнопку, они с нетерпением стояли и ждали лифт. Железный способ передвижения с этажа на этаж прибыл на место. Очень сильно торопясь, девушки закатили кушетку в лифт. Людмила поправила голову рожавшей девушки, затем, не контролируя силу нажатия, продавила кнопку третьего этажа, там находился операционный блок. Лифт, стремглав устремился наверх. Выкатив кушетку, двое барышень, быстро побежали в сторону операционной.
Закатив кушетку в операционную, девушку в быстром темпе, переложили на родильный стол, который стоял в двух шагах от входа. Врач, понимая что, девушке осталось жить считанные минуты, сказала:
- Ну что же Елена. Дышим глубже, начинаем тужиться, на счет три. Раз, два, три.
Девушка истошно закричала, пытаясь тужиться от живота, усердно стараясь использовать, все свои последние силы. Но всё было тщетно. Она перевела дыхание. Людмила сказала, так нежно, беспечно, излучая из себя последние лучи надежды:
- Еще раз Леночка, ну же соберитесь. Пробуем, на счет три. Вдохните поглубже. Раз, два, три.
Девушка, собирая все оставшиеся силы, в свой маленький, исхудавший кулачок, глубоко вдохнула. Пытаясь тужиться, закатив глаза, потеряла сознание. В эту же минуту, ее сердце остановилось. Людмила, сразу же заметив, что произошло, резко вскрикнула:
- Анастасия, дефибрилляторы сюда. Мы ее теряем, - в скором темпе в руках врача оказалось оборудование. Собрав весь электрический разряд, Людмила прислонила  аппарат, к груди потерпевшей. Но сердце не забилось. Врач, прослезившись, умоляла:
- Елена, нет. Ну же. Умоляю, ты нам нужна. Разряд.
Дрожащей рукой, врач пустила электрический разряд, сквозь грудную клетку по всему телу. Но все старания напрасны. Одному Господу была известна вся боль, которую испытывала женщина. Ее бросало то в жар, то в холод. В ее душу закралась обида на обстоятельства, связавшие эти две души.
 Пока врач отходила от глубокого шока, открылось кровотечение. Анастасия, находившаяся рядом заметив это, обратилась к врачу, с мокрыми глазами, и истошным криком:
- Людмила, кровь. Все бесполезно, мы ее потеряли, постараемся спасти малышку.
Люда поняла что, все старания напрасны. Она взяла скальпель, и приступила к кесарево сечению. Поднеся, холодное орудие к животу недвижимого тела. Пронзив нежную кожу, далее матку, женщина достала малышку. Девочка сразу же закричала. Обрезав пуповину, Людмила, бережно отерев, от остаток крови малышку, взвесила, и отнесла на упокой. Дав указание акушерке присмотреть за ребенком, она трясущимися руками взяла белую простынь, и накрыв с ног до головы тело девушки, зарыдала. В ее душе было столько боли, и обиды. Она не знала, что ее и малышку ждет впереди, и как же ей жить дальше.
Немного походив кругами, она прокрутила в голове всех родных и близких, кому можно доверить чадо. Но, спустя небольшое количество времени, не нашла ни одного, кому бы сильно доверяла.
Затем Людмила вспомнила: у нее есть младший брат. Люди они с женой хорошие, но дело в том, что уже как пять лет, не могут родить. Врачи сами не понимают в чем дело.
- Может позвонить ему? Я же не могу пойти, наперекор своим обещаниям, - подумала женщина. Побродив еще несколько минут по операционной, она достала из кармана, медицинского халата мобильный, и начала судорожно искать, знакомый номер. Найдя его, стерев пот со лба, нажала на кнопку вызова.


Рецензии