Пара стиший

Письмо дед Морозу.

Пишу тебе сегодня из далей, из далеко, короче, путь не близкий. Ты там себе в стакашечку долей, не бзди, не спалят, не на мутной вписке. Я че пишу то, ты же все того, ну тот, который чудо исполняет, я там понаписал тебе кого, чего кому по жизни не хватает. Ну, там, лаве, бухашку, марафет, бабцу, чтоб ляжки, только чтоб со мною. И чтобы от стекла звенел буфет, чтоб матушка не маялась спиною. Чтоб дед дожил хотя бы до весны, чтоб брат вернулся целым и здоровым, чтоб долю малую, там, на вино-цветы, сам понимаешь, туго без застолья. Давай заочно врежем по сто грамм, для счастья, я тебе его желаю, скажи, ведь жить без мазы пацанам, когда работа в праздник выпадает? Короче, закругляюсь, и того, жду после всех, как стухнет веселуха. Накапаем, закусим, попоём. С приветом, дед. Не кисни, твой Петруха.

***

Больше нет. Он если не умер, то окаменел, причем безобразно. Лет через триста его по кусками откопают, и явят миру, так скажем, возвратно. Но он если даже не умер, то собран не так. Вкривь, наперекосяк. Шелестит трава над его курганом. Здесь ли он, нет ли, он если и жив, то зарос бурьяном. Он если не умер и не окаменел, то поеден ржой, заветрился, зачерствел, сросся со скалой. Лучше бы умер, не жил истуканом. Пережить свой сердечный ритм дано далеко не каждому болвану. Ты один из немногих, кто не умер, не окаменел. Не истлел, в землю не пророс, не прогорел.

Просто охуел.


Рецензии