Ипотечник - роман -

Глава 1
   Яркое солнце нещадно палило, раскаляя пожелтевшие камни и редкие буро-зеленые кактусы в рост человека. Легкий ветерок гонял песок по дороге, различимой в окружающем ландшафте лишь благодаря  утоптанной лошадьми поверхности и следам колеи от повозок. Одинокий пустынный орел вальяжно пролетел над ландшафтом, осматривая свои, замершие от зноя, угодья. Жаркую безмятежность изменил внезапный порыв ветра, всколыхнувший пейзаж. На дороге поднялась туча пыли, колеблющийся от жары воздух на миг стал плотным, и засветился синим, приобретя форму большого овала. В нем сформировались очертания человеческой фигуры, а через мгновение, ее обладатель вывалился оттуда на землю. Пространство за ним сразу вернулось в нормальное состояние. Долго лежать в пыли человек  не захотел, и быстро поднявшись на ноги, осмотрелся.
   Он был среднего роста, крепкого телосложения. Его коротко стриженные русые волосы местами соседствовали с седыми прядями. Отряхнув свою одежду, черную кожаную куртку и синие джинсы от пыли, мужчина поправил небольшую сумку, висевшую через плечо, и вышел на дорогу. На безымянном пальце его правой руке одиноко блестело серебристое кольцо. Посмотрев в одну сторону, он увидел только горы вдалеке, в другую, каменистую пустыню, тянущуюся в бесконечность. Достав из кармана джинсов  железный дверной ключ со следами ржавчины, он положил его на ладонь правой руки. Оказавшись свободным от удержания, металлический предмет завертелся наподобие стрелки компаса и указал своим концом с зазубринами  в противоположную от гор сторону. Спрятав шустрый ключ, человек зашагал в указанном направлении.      
    Его потрепанные долгими путешествиями тяжелые ботинки отмеряли новые и новые километры в этом чужом и явно негостеприимном мире. Чтобы защитить себя от солнечного удара, путник снял куртку и повязал ею голову. Получилась пародия на чалму. Идти стало немного легче. Человеку были явно не впервой долгие переходы. Он шел уверенной походкой, полностью доверяя своему импровизированному навигатору. Где-то впереди находилась цель его пребывания здесь. Что это такое, человек пока не знал, он всегда узнавал не сразу, но стоит ему лишь увидеть ее, так вопрос будет закрыт.  Главным сейчас мужчина определил для себя поиск ближайших населенных пунктов. Достав из сумки небольшую металлическую фляжку, он отпил немного. Воду надо было растягивать как можно дольше. 
    Солнце начало медленно клониться к горизонту, когда путник услышал приближающийся шум. Топот лошадиных копыт и скрип деревянных колес говорили о приближении каравана. Человек полностью уверен, что в подобной глуши поодиночке не передвигаются. Звуки приближались со стороны гор и вскоре, он увидел, как его догоняет несколько экипажей, окруженных клубами пыли. Странник остановился, переводя дух. Его фляжка опустела, и появление людей оказалось весьма кстати. Если конечно, это не бандиты.
     Опасения не оправдались. По дороге двигалась процессия из трех укрытых полинявшими тентами повозок, запряженных парой лошадей каждая. Завидев наблюдавшего за ними одиночку, возницы сбавили ход. С облучка первой повозки на путника смотрел седовласый мужчина в сюртуке и шляпе, когда-то черными, но давно посеревшими от дорожной пыли. На коленях старика как бы случайно появилось ружье. Путник рассмотрел другие экипажи, за их поводьями сидели молодые парни лет восемнадцати-двадцати.
- Доброго пути, незнакомец! – сказал пожилой человек, останавливая процессию.
- Здоровья тебе, отец, - сказал путник. - Куда направляетесь?
- В Олдхоуп, - сказал возница. - Как ты здесь очутился, сынок?
- Мою лошадь укусила змея, пришлось идти пешком, - придумал странник.
Старик деланно вздохнул, изображая сочувствие.
- А сам ты откуда? Уж больно диковинный у тебя вид.
Путник улыбнулся.
- Я прибыл издалека и буду признателен вам, если подвезете до города.
На миг старик замолчал, размышляя. Потом направил ствол своего ружья на собеседника.
- А ну, человек издалека, покажи, вооружен ты или нет.
  Путник медленно поднял руки и покрутился, показывая, что за поясом джинсов нет пистолетов. Снял с обмотанную вокруг головы куртку и вопросительно уставился на возницу.
- А сумка, - сказал старик.
 Путник похлопал по ней руками, показав, что ничего тяжелого и металлического, кроме пустой фляжки, там нет. Даже ее все же  пришлось продемонстрировать требовательному старику.
- Как же ты отправился в путешествие без оружия?
Незнакомец пожал плечами.
- Ладно, это уже не мое дело. Садись, сынок, бросать людей на верную смерть не в моих правилах. Можешь звать меня Робб.
  Путник кивнул и, поднявшись, уселся на облучок, рядом с кучером.
- Я Стас, - представился он.
- Эй, па, что случилось?! - послышался уверенный молодой голос со второй повозки.
- Все хорошо Джейк! У нас попутчик. Едем дальше! - прокричал ему старик.
- Ваши дети? - сказал путник.
Старик кивнул, трогая поводья. Процессия возобновила свой ход.
- Помогают мне в работе.  Джейк старший, он уже обзавелся своей семьей, - с гордостью сказал он. - Его жена и дочь,  мотаются вместе с нами.
   Полог тента повозки открылся, и оттуда показалась личико девочки лет пяти. Белокурые волосы спадали на синие глаза. Она посмотрела на своего деда, затем на чужака и, смутившись,  быстро спряталась назад.
- А чем вы занимаетесь Робб? - сказал Стас.
- Возим разный хлам из Тиберта в Олдхоуп, - махнул рукой старик. - Одно меняем, другое продаем, тем и живем.   
- Я смотрю, вы тут недоверчивы к людям.
Старик хмыкнул.
- Не знаю, как в твоих краях, а у нас тревожно.  Жителей близлежащих мест донимает банда Ворона. Это прозвище одного беглого каторжника, сколотившего шайку. Говорят, он настоящий псих и помешался на дури. Нанять личную охрану деньги пока не позволяют, но мы с ребятами вооружены, и готовы защитить себя.
   Путник кивнул, и какое-то время они ехали молча. Пустынный пейзаж вокруг завораживал своей суровой, но притягательной красотой. День медленно, но верно клонился к вечеру, и старик заговорил о скорой стоянке на ночлег.
- А до Олдхоупа далеко? – поинтересовался Стас. – Я думал, что мы остановимся в городе.
- Нет, - усмехнулся возница. – Туда доберемся завтра к обеду. Отсюда до старого захолустья добрых двенадцать миль.
   Для остановки на ночь Робб выбрал место возле одинокого холма, что встретился на пути, когда солнце ушло за горизонт. Вместе с сыновьями, он расположил повозки треугольником друг к другу. В центре образовавшейся геометрической фигуры развели большой костер, посидеть у которого выбрались ехавшие в повозках родственники. Жена с дочкой Джейка, старшего сына главы маленького пустынного каравана, младший ребенок  Робба, девочка Сели, лет четырнадцати-пятнадцати.  Одна большая семья собралась вместе. На путника, чужака в их обществе, поглядывали скорее с интересом, чем с опаской и недоверием.
   На небе появились огромные звезды, и заметно похолодало, как всегда случается в пустынях, но возле огня было хорошо. Караванщики начали трапезничать. Старик подсел к их гостю и дал ему деревянную тарелку с небольшой порцией аппетитно пахнущей похлебки.
- Благодарю, Робб, - сказал Станислав. 
- Может, поведаешь нам о своей родине? – спросил караванщик.
Стас осмотрелся и понял, что все люди смотрят только на него.
- Хорошо, только я не большой мастак рассказывать.
Все молчали, глядя на него.
  - Земли, где я родился, находятся далеко на севере, - начал путник, стараясь, чтобы его слова казались убедительными. – Пустынь у нас нет, а теплая погода стоит только четыре-пять месяцев в году.
   Слушатели дружно охнули и закачали головами.
- Не удивительно, что люди уезжают оттуда, - сказал кто-то.
- Я путешественник, - продолжил Стас, отхлебнув угощение деревянной ложкой, которую старик принес ему вместе с тарелкой. – Каждый год мы отправляемся в дальние страны, чтобы искать новые земли и устанавливать торговые отношения.
   Люди одобрительно загудели.
- Торговля – это хорошо, - сказал Робб.    
  В этот момент, взгляд путника случайно упал на юную Сели, что сидела ближе к нему. Рядом с хрупкой фигурой рыжеволосой девочки, в песке, показалась черная извивающаяся полоса, медленно, но верно приближающаяся к ней. Длинная и массивная, насколько он мог видеть в отсвете костра.  Родственники не видели надвигающейся угрозы. Они либо смотрели на огонь, попутно ужиная, либо наблюдали  за рассказчиком. От него до Сели всего шагов десять, но добраться к ней он мог не успеть, поэтому  решил поступить иначе. Размахнувшись, Стас метнул увесистую тарелку, с еще недоеденной похлебкой в сторону черной треугольной головы, от которой молодую девушку отделял метр с небольшим. 
   Тарелка не попала в голову твари, а упала перед ней, обдав змею горячей стряпней. Не ожидав такого, она зашипела, как брошенный в воду кусок раскаленного железа, и, собравшись в гигантскую пружину, метнулась к девушке. В этот момент, окружающие уже поняли, что происходит и девушка сумела увернуться. Промахнувшийся монстр не смог остановиться, пролетев дальше намеченного, и попал в костер. Шипение стало нестерпимым, к нему дополнился звук, похожий на рычание. Тварь попыталась вырваться из огненной ловушки, но подоспевший вовремя Станислав, пинком отправил ее назад в пекло. Несколько секунд змея, длина которой, по оценкам путника была не меньше двух метров, извивалась в агонии, после чего стихла. Запахло паленым.
   Случившееся переполошило всех караванщиков. Сыновья Робба запоздало достали ружья и, забравшись на повозки, начали смотреть в темноту, надеясь предупредить новые угрозы. Сели оказалась не робкого десятка. Она не расплакалась, как другие женщины, а с интересом глядела на догорающего в костре змея. На чужака, спасшего ее жизнь, смотрела как на героя.
- Ну, ты даешь Стас! – подошел к путнику старик, тоже взявший ружье. – Это аспид, агрессивная и ядовитая тварь. Мы сами виноваты, что слишком расслабились. Думаю, сказать тебе спасибо будет мало.
  С этими словами он снял с шеи цепочку с кулоном и протянул ему. Тот взял подарок и осмотрел его получше. Тонкие серебряные звенья, почерневшие от пота бывшего хозяина, держали медальон, на проверку оказавшийся механическими часами.    
 - Достались мне от отца. Вещь памятная, в любом случае, она достойна такого человека, как ты.
   В этот момент в душе Станислава зажглись огоньки ликования. С каждой секундой они становились все громче. Он держал в руках цель своего путешествия. Получается, она сама нашла его. Нет, ему не нужны серебро, деньги и прочие ценности как таковые, просто в этом случае они  совпали с его потребностью.
- Для меня будет честью носить его, - сказал путник и пожал руку главе каравана.
   Надев цепочку себе на шею, Стас ощутил удовлетворение. Первый раз он успел так быстро выполнить такую трудную работу, что даже не верилось. Улыбка заиграла на лице странника, что в последние годы случалось редко. Надолго она не задержалась. Когда со всех сторон, как гром среди ясного неба, раздался грохот выстрелов и с повозок на песок упали мертвые дети Робба, путника словно вернули с небес на землю, в очередной раз давая понять, что счастье может быть лишь кратковременной эйфорией, по крайней мере, для него.
   В следующее мгновение, до того, как он успел что-либо понять и сделать, его кулон, украсивший грудь, взорвался брызгами металла, после чего мир бешено завертелся и погрузился во тьму.

Глава  2
    Когда беспробудный мрак рассеялся,  остались только звезды. Большие, размером с кулак, бесконечным множеством рассыпанные на темно-синей скатерти неба. Однако, настоящей хозяйкой здесь была местная луна. По форме она слегка вытянутая и напоминала мяч для регби. Резкая боль в груди заставила вернуться в реальный мир. Стас приподнялся на локтях и осмотрел себя. От семейной реликвии Робба осталась порванная цепочка, фрагменты которой еще висели на шее. Кожаная куртка отсутствовала, от чего путник дико замерз. Он оставался только в футболке,  джинсах и обуви, по счастью, оставшейся на месте. Очевидно, у мародеров был не его размер ноги. Сумка с вещами тоже отсутствовала.  Медленно оттянув ворот футболки, он с облегчением выдохнул, обнаружив на теле здоровенную гематому, вместо пулевого отверстия. Похоже, старые часы все-таки принесли ему удачу. Сморщившись от боли, Станислав поднялся на ноги. Ему предстала картина разрушений и смерти.
    Повозки оказались разгромлены, изрешеченные пулевыми отверстиями, тенты располосованы. Лошади отсутствовали, похоже, их увели. Повсюду лежали тела. Большой костер, горевший в центре импровизированного лагеря, потух, и путник осмотрел их в свете луны. Здесь находились все, кроме женщин. Поморщившись от нехорошего предчувствия, Стас вдруг услышал многоголосый хохот, где-то неподалеку.    
    Подняв голову, он увидел свет на вершине каменистого холма, возле которого стоял лагерь караванщиков. Видимо те, кто сотворили все это, еще находились здесь. Судя по пьяным возгласам, и вызывающему поведению, они мнили себя хозяевами пустыни и не считали нужным заботиться о собственной безопасности. У путника появилось острое желание заставить их пожалеть об этом.
   Обойдя побоище в поисках оружия, он конечно же не нашел винтовок старого торговца и сыновей, которые вероятно забрали напавшие. Повозки также были опустошены. Только в одной из них, он нашел  молоток. Самый обыкновенный, с длиной деревянной ручкой. Вооружившись им, Стас решил обойти холм и разведать обстановку, как выяснилось, не зря. С противоположной его стороны слышались голоса двоих мужчин. Припав к земле, странник пополз, стараясь двигаться бесшумно. Вскоре он увидел говоривших. Двое мужчин среднего возраста, типичного ковбойского вида, словно персонажи фильмов Серджо Леоне, в изрядно подпитом состоянии сидели на склоне холма и разговаривали. На поясах у обоих висели револьверные кобуры, но в руках, вместо оружия, они держали бутылки с явно горячительным содержимым, к которым постоянно прикладывались. Были ли это дозорные, или кто-то просто решил отлучиться из лагеря, путник не знал.
- Ворон совсем сходит с катушек, - сказал один из них, человек с заросшим черной щетиной лицом. – Я больше не знаю чего от него ждать. Временами он бывает вполне нормальным, но часто взрывается, как сухой порох. Так и пристрелить может ни за что.   
- Это точно, - кивает другой, пониже ростом, с длиной рыжей бородой. - Мог хотя бы женщин сохранить для общего пользования, ребята ведь устали, а он такое учинил. Говорю тебе, у него от дури крышу снесло, и чем дальше, тем будет хуже.
  Упоминание печальной судьбы женской половины семейства Робба, вызвало у путника вспышку ярости. Не став больше прятаться, он рывком вскочил на ноги и одним прыжком оказался возле бандитов. Те спьяну, уставились на непонятно откуда появившегося незнакомца, пытаясь понять, это им мерещится или нет. Они не успели и рта раскрыть, когда Станислав последовательно ударил наконечником бойка, сначала  одного, потом  второго. Сухой треск расколовшихся черепов и звуки падения тел утонули во взрыве многоголосого хохота, донесшегося с вершины холма, где собрались оставшиеся участники банды Ворона.   Затаившись на мгновение, путник спустился к упавшим с холма телам. Отбросив забрызганное кровью орудие труда, он забрал себе их револьверы. Отщелкнув барабаны, и удостоверившись в том, что пистолеты шестизарядные и все патроны на местах, он убрал оружие за пояс и осторожно поднялся  наверх.
    Вершина каменистого холма больше напоминала круглое плато метров двенадцать в диаметре. Выглянув из-за склона, Стас увидел, что Шайка расположилась на его краю. Бандиты сидели кружком вокруг костра, над которым на большом вертеле жарилось мясо, только в отличие от убиенной ими семьи, напоминали свору  собак, лающих друг на друга и судорожно заглатывающих перепавшие им от вожака куски пищи. Путник насчитал десять человек. Их лидер, Ворон, стоял над ними, прохаживаясь возле пламени, и курил толстую сигару. Он был высокий, широкоплечий, с кустистыми бакенбардами на выбритом лице. Его бежевый плащ-пыльник, развивался во все стороны, норовя попасть в костер, но бандита это, похоже, не волновало.
- Как вам фокус со змей? – кричал он. – Жаль, что какой-то недоумок убил ее, а то сейчас бы насмехались над трупом той девки. Я вам скажу, от их яда так раздувает, она бы сейчас выглядела как беременная медведица. 
  От нового разряда пьяного смеха, странника передернуло. Его взгляд привлекла горка чего-то бесформенного, рядом с гуляющей шайкой, всмотревшись, Стас ахнул, осознав, что увидел. Это оказались тела женщин караванщиков. Нагие, включая маленькую девочку. Вспомнились слова убитых им бандитов. У путника самопроизвольно сжались кулаки. Хотелось покарать всех присутствующих уродов, потерявших человеческий облик. На другой стороне плато, ближе к путнику, стояли привязанные к колышкам, вбитым в твердую землю, лошади. Их почему-то всего пятеро, хотя каждая повозка разгромленного каравана была запряжена парой жеребцов. Хотя, судя по тому, какой пир устроили головорезы, догадаться о судьбе потерянного животного   несложно.
  Осторожно выбравшись из-за склона, странник пополз к лошадям. В этот момент со стороны бандитов последовала очередная вспышка смеха. Припав к земле, Стас посмотрел в их направлении. Ворон показывал своим подельникам дымящуюся сигару, которую минуту назад курил.
- Думайте, это просто дым? Как бы ни так! Смотрите!
  Главарь шайки глубоко затянулся и с силой выдохнул дым на одного из сидящих у костра бандитов. Тот повалился на землю, раскинув руки. Остальные дружно захохотали.
- Бойтесь Ворона! У него даже дурь убивает! – сказал кто-то, что привело к новому приступу гомерического хохота.   
- А у меня есть еще одна, - сказал предводитель шайки, продемонстрировал целую сигару, но быстро спрятал ее в карман пыльника. – Эта для особых случаев.
  Удостоверившись, что его действия остались незамеченными, путник вновь пополз к лошадям. Животные при виде человека, скрытно приближающегося к ним, забеспокоились, но неистово ржать и вставать на дыбы не стали. Оказавшись рядом, Стас пошикал им и потрепав по гривам ближайших к нему гнедых, успокаивая их, склонился над колышками. Заостренные металлические штыри, к которым были привязаны животные очень хорошо сидели в каменистом грунте. Страннику пришлось изрядно попотеть, чтобы вытащить хотя бы один. Проделывая следующие манипуляции, он находился под прикрытием лошадей, поэтому особо не прятался. Гуляющие бандиты, возомнившие себя безнаказанными хозяевами пустыни, даже не смотрели в сторону находящихся на привязи трофеев.
- Гордыня всегда предшествует падению, - сказал путник, вытащив последний кол. – А теперь, мои дорогие, настало время отомстить за хозяев.
   Подняв револьвер над головами лошадей, он нажал на спуск. Одинокий выстрел в ночной тиши прозвучал как гром, среди ясного неба. Бандиты сразу замолчали, однако, ненадолго. Веселые пьяные вопли сменились криками и длинными ругательствами, когда из темноты на них выбежали пять лошадей. Двоих головорезов сшибли сразу, промчавшись мимо костра, перепрыгивая  его, один спьяну свалился в пламя, быстро охватившее его. Оказавшиеся на свободе гнедые, покинули холм, оставив за собой поредевшую шайку. Ворон пристрелил агонизирующего, превратившегося в факел, подельника, и быстро привел оставшихся в боевую готовность.
- Это вам за Робба и его семью! – закричал Станислав.
   Револьверы в его руках плеснули огнем. Загрохотало, находящиеся под действием алкоголя, бандиты палили в белый свет, в попытках достать неизвестного, посмевшего бросить им вызов, и падали один за другим, сраженные пулями Станислава. Последним на землю упал сам Ворон. Его безумный взгляд навсегда уставился в ночную темноту, ознаменовавшую конец его власти в этих землях.
   Неторопливо странник подошел к разгромленному лагерю бандитов. Осмотрев побоище, путник нашел свои потерянные вещи. Сумка обнаружилась неподалеку от костра. Внимательно осмотрев ее содержимое, Стас с облегчением заметил, что пропала только фляга. Остальное, самым главным из которого, являлся старый ключ, печатный экземпляр договора и металлический шарик, полученный от могущественной личности, уцелело. Кожаная куртка нашлась на одном из участников банды. Она была перепачканной кровью и имела дырку от пули в районе сердца. Ее он решил оставить последнему обладателю. Взамен потерянной вещи, Стас снял плащ с лидера бандитов. Пуля угодила тому в голову, настолько удачным оказался выстрел, и пыльник главаря даже не запачкался. Одежда Ворона пришлась по размеру страннику. Пыльник вполне удобен и сидел на нем, как свой. В его карманах обнаружились патроны, калибра его пистолетов и та самая чудо-сигара, свалившая одного из бандитов.
   Вспомнив об этом моменте, Станислав обошел вокруг костра и нашел того головореза. Он разительно отличался от своих соратников, бездыханно лежавших на земле, тем, что просто спал. Похоже, вещество, содержащееся в сигаре, обладало усыпляющим эффектом. Осмотревшись вокруг, Станиславу пришла в голову интересная идея.
   Когда на лицо головореза вылилась пригоршня воды, и он пришел в сознание, то увидел страшное. Кругом валялись тела его подельников во главе с самим Вороном, а над ними возвышалась фигура, взявшая себе одежду главаря. Лицо таинственного и смертельно опасного человека оказалось закрыто платком, а в его руках были револьверы.
- Кто ты? - вскрикнул бандит. - Или я все еще сплю?
- Ты всю жизнь спал, а теперь придется проснуться!
- Откуда ты взялся? Мы же перестреляли всех караванщиков, а больше никого поблизости не было. Ты, что призрак или мертвец?
- Точно, мертвец. А теперь, с начала ты мне кое-что расскажешь, потом сделаешь, и может быть, я тебя пощажу. Согласен?
Бандит быстро закивал головой.
                *                *                *
   Когда первые солнечные лучи осветили пустыню, работа была закончена. У подножия холма появилось шесть могил. Поскольку Станислав не имел представления о здешней религии, то велел Сканку, как звали бандита, воткнуть возле каждой дощечки, выломанные из разбитых повозок, и написать там имена погибших. Также, путник велел указать причину смерти "Убиты бандой Ворона, отмщенные Мертвецом". Последнее слово он захотел обозначить с большой буквы, потому, что принял свое новое прозвище, под которым его теперь знали в этом мире.
   От помилованного им бандита, путник узнал, на Олдхоуп недавно нападала другая банда, что орудовала в тех краях. Ворон тоже вынашивал планы наведаться в ослабевший, в последнее время, городок.   
- Ну, что, все босс? - сказал Сканк, утерев пот со лба. Он работал, не переставая, всю ночь, находясь под прицелом восставшего из мертвых, и теперь едва держался на ногах. Тела бандитов странник решил оставить на съедение падальщикам, не считая нужным тратить на них время.
   Путник кивнул. К нему подошла лошадь, единственная, оставшаяся после ночного освобождения. Ее собратья умчались в пустыню и не вернулись, эта же пришла, словно желала отдать должное усопшим хозяевам. Немного постояв, глядя на могилы и в очередной раз убедившись, что важнее человеческой жизни ничего быть не может, Стас мысленно помянул всех караванщиков во главе с Роббом. Ловким движением путник оседлал лошадь и грозно посмотрел на бандита.
- Передай своим дружкам, таким же негодяям, как ты, что Мертвец придет за ними.
Сканк быстро закивал.
   Окинув прощальным взглядом последнее пристанище семьи Робба, странник поскакал в сторону Олдхоупа.
Глава  3
    Когда солнце поднялось высоко, путник добрался до Олдхоупа. Это оказалась небольшая деревушка в несколько сотен душ, которую местные жители именовали городом, только в надежде на лучшие времена. Вступив на пыльные улицы, с покосившимися домами, Мертвец долгое время не встречал местных жителей, и лишь проехав ближе к центру, увидел немногих прохожих. Они с опаской смотрели на вооруженного чужака. Начав приближаться к людям с расспросами о резиденции местного шерифа, они лишь вызвал беспокойство. Горожане шарахались от путника, не желая отвечать на его вопросы. Лишь один пожилой джентльмен, которому вероятно, было уже все равно, объяснил, где можно найти местного шерифа и мэра в одном лице.
   Его дом находился в центре этого населенного пункта, за старой церквушкой, и представлял собой большое двухэтажное здание, когда путник только подъезжал к нему, оттуда навстречу вышли двое вооруженных людей, явно охранников. Под дулами револьверов, он спешился и сказал, что хочет поговорить с мэром. Объяснить в двух словах, кто он такой не получилось, и, решив, что пусть с ним разбирается сам мэр, пропустили его, предварительно забрав оружие.
- Меня зовут Таисий Харт, я здешний мэр и шериф, - сказал пожилой худощавый человек, сидящий за письменным столом своего кабинета. Старик явно переживал не лучшие времена. Мешки под глазами, бледность, и в целом, изможденный вид, говорили о том, что он чем-то обеспокоен или даже переживал какое-то потрясение. – Теперь расскажи, кто ты такой и зачем хотел меня видеть?
- Меня зовут Станислав, - начал путник.
- Гм, необычное имя, - поднял брови мэр. – Чужестранец?
Путник кивнул.
- Я путешественник с севера. Так получилось, что я лишился своего коня, и в пустыне меня подобрало семейство караванщика Робба.
- Знаю таких, - кивнул Таисий. – Как же так получилось, что ты приехал сюда раньше них, и откуда у тебя взялась лошадь?
 - Они все мертвы, их убили люди Ворона. Мне удалось незамеченным подобраться к их лагерю и разобраться с бандитами. Перестреляв негодяев, я взял лошадь, оставшуюся от каравана Робба и прибыл сюда.
  Несколько минут в кабинете шерифа царила тишина. Старик ошарашено смотрел на своего собеседника, а тот спокойно и как ни в чем не бывало, отвечал на его взгляд. Довольно быстрым и проворным движением, говорящим об опыте, Таисий открыл ящик стола и, достав маленький двуствольный пистолет, направил его на путника.
- Откуда мне знать, что ты не один из бандитов, а может и сам Ворон? Его лица я не видел, - сказал глава Олдхоупа. – А вот Робба хорошо знал, и готов лично покарать того, кто сотворил такое с ним и его родными.
  Выждав мгновение, Станислав ответил.
- Робб был хорошим человеком. Он подобрал меня, незнакомца, оказавшегося без воды в пустыне, и разделил со мной семейный ужин. Понимаю, что в такую историю трудно поверить, тем более, услышанную от первого встречного, но я могу только поклясться, в том, что уже сказал.
  Мгновение старик не отрывал взгляда от глаз Стаса, но затем, все же, убрал пистолет.
- Что стало с телами? – вздохнул он.
- Я похоронил их возле места побоища, вбив таблички с их именами над могилами. Это в двенадцати милях отсюда.
  Мэр кивнул.    
  - Я всегда считал, что разбираюсь в людях, поэтому тебе верю. Как только мы здесь решим наши, трудности, - старик запнулся, явно уходя в свои мысли, но через мгновение вернулся. – То отправим туда людей воздать моему другу последние почести.
- Трудности? – поинтересовался Станислав, уже догадываясь, каким будет ответ, вспомнив слова Сканка.
   Харт, опершись о стол, с огромным трудом поднялся и продемонстрировал путнику перевязанную в области голени левую ногу. На бинтах проглядывала свежая кровь.
- В наших краях идет засилье всякой мрази, - сказал он. – Банды совсем осмелели. Все потому, что Олдхоуп сейчас ослаб и не способен, как раньше контролировать окрестности. Дошло до того, что  вчера похитили мою двенадцатилетнюю дочь Франсину. Это случилось прямо здесь, в этом городе, который раньше являлся грозой преступного мира. При этом нападении убили четверых моих помощников. Сейчас в штате остаются еще пять, но, ни они сами, ни я, не могу рисковать последними депьюти города.   
- Вы знаете, где ее держат? – сказал путник.
Старик посмотрел на него с удивлением.
- Да, они требуют принести выкуп за девочку, но сумма, которую они хотят, чудовищная для нашего захолустья. Если я отдам эти деньги, все наши жители умрут с голоду.    
- Что вы дадите мне, если я пойду туда и верну вашу дочь? – сказал путник.
  Мэр, от удивления вновь опустился на кресло у стола. 
- Поверь, в накладе ты не останешься.
  Путник улыбнулся. Он чувствовал, что поступает правильно. Та цель, которой его лишили бандиты Ворона, ждала его там, где держали пленную Франсину.
- Если ты и, правда укокошил тех головорезов, что убили старину Робба, то вероятно сможешь справиться и с бандой Бархана. Такого прозвище их главаря.  Сколько тебе нужно человек в помощь? Учти, всех дать не смогу, я уже говорил об этом.
- Я пойду один, - сказал путник.
  Мэр окинул странного человека недоверчивым взглядом.
- Либо ты сумасшедший, либо невероятный смельчак. Давно таких не встречал.
- Я мертвец, - сказал Станислав, и покинул кабинет шерифа.

Глава 4
    Заходящее солнце окрасило мир оранжевыми тонами. Дом, одиноко стоящий на холме, заживо съеденный жарким солнцем, напоминал склеп. Облупившаяся на стенах краска, рассохшиеся доски, на крыше местами обвалилась черепица. Двое мужчин, стоящих на  крыльце, уставившихся на вид, городка, открывающийся оттуда, казались лишними деталями.  Олдхоуп, населенный пункт, в три сотни душ, именуемый в этом захолустье титулом «город», выглядел немногим лучше, но он хоть был живым, в отличие от дома. Когда-то особняк выглядел респектабельно, двухэтажный, с резными ставнями на окнах и флюгером на крыше. Сейчас временно подаренная светилом новая окраска, только усиливала контраст между теми незапамятными временами и нынешнем состоянием.
- Как думаешь, сколько мы здесь проторчим? - сказал один из стоявших на крыльце, парень лет двадцати, в выцветшем джинсовом костюме, с лицом, изъеденным рытвинами от перенесенной оспы.
  Собеседник, мужчина лет сорока, высокий, загорелый, с густыми черными усами, в широкополой шляпе и серой  домотканной одежде, пожал плечами. У обоих на поясах висели кобуры с торчащими оттуда рукоятями револьверов.
- Сомневаюсь, что босс хотел получить выкуп за эту сучку, - сказал он. - В этой дыре уже давно и взять-то нечего.
  Как бы подтверждая его слова, со второго этажа раздался женский крик и последовавший за ним басистый хохот. Мужчины переглянулись и почти синхронно, поддержали смех.
- Так оно и есть. Сейчас либо сам нарезвится и пристрелит, либо отдаст нам, чтобы уже мы с ней разобрались.
   В глазах молодого парня загорелись масляные огоньки похоти. Он улыбнулся в предвкушении и потер ладони.
- Я слышал, малютка - дочурка самого шерифа.
Старший товарищ кивнул.
- Да, похоже на то. Этим босс показал местным людишкам, что в Олдхоупе некого бояться и уважать, кроме нас.
Молодой переменился в лице.
- А как же Мертвец?
Его собеседник презрительно фыркнул.
- Это все байки. Мститель, в одиночку расправляющийся с десятком вооруженных людей, звучит, как бред.
- Кто знает. Говорят, банду Ворона разбил именно он.
- Чушь. Да и кто такое говорит? Трус и неудачник Сканк? Нет, говорю тебе, они перестреляли друг друга в пьяном бреду.
- А почему тогда он один выжил? – не унимался молодой человек.
- Сбежал, наверное, когда заварушка началась.
   Парень со следами оспы хотел было возразить, но быстро замолчал, как и его товарищ, изумленно уставившись на одинокую фигуру, словно из ниоткуда возникшую перед домом. Легко перемахнув через остатки невысокой изгороди, когда-то определявшей границы земельного участка, незнакомец уверенно приближался к ним.
- Эй, стой! - сказал человек в широкополой шляпе, вскинув револьвер. Его действие повторил младший товарищ.
  Неизвестный остановился в десяти шагах от крыльца. Одетый в бежевый плащ-пыльник и кожаную шляпу, человек сохранял инкогнито. Его лицо скрывал цветастый платок, оставляя снаружи только черные угольки глаз, оценивающие стоящую перед ним парочку.
- Ты из города? - продолжил усач. - Хочешь вернуть дочь шерифа?
Незнакомец кивнул.
- Проваливай отсюда и передай старому трусу, который испугался придти сам, что мы вернем ему дочь. Частями.
  Бандиты засмеялись, а незваный гость запустил руку в карман.
- Эй, без глупостей! – сказал парень с отметинами болезни на лице.
   Вместо оружия, человек в плаще и шляпе достал сигару и коробок спичек. Демонстративно он зажег ее и закурил прямо через платок. Когда, побагровевшие от такой наглости ребята собрались еще что-то сказать или сделать, незнакомец резко выдул клубок дыма. Вдохнув его, бандиты закашлялись, и удивленно округлив глаза, повалились на крыльцо. Поднявшись к ним, чужак достал пистолет усача и подошел к парню, который еще находился в сознании.
- Кто ты? – прохрипел он.
- Мертвец, - сказал незнакомец.
    Глаза лежащего на полу молодого бандита закатились, и он провалился в беспамятство. Взяв и его оружие, человек с грозным прозвищем, отворил дверь и вошел в дом.
  Первый этаж представлял собой большую центральную комнату с лестницей наверх и две маленькие, смежные с ней, кухня и кладовая. В большом помещении совмещалась гостиная и обеденный зал. По центру располагался большой камин, возле него стоял видавший виды диван, на котором громогласно храпел немолодой тучный мужик. На полу возле него валялись две пустых бутылки темного стекла. Мертвец не тронул его, этого не требовалось.
  В кладовой никого не было, кроме груды старых изодранных мешков и следов мышиного помета. А вот из кухни доносились голоса. Осторожно подобравшись к приоткрытой двери, незваный гость украдкой разглядел в небольшом помещении двоих человек. Один худощавый, стоял спиной ко входу, облокотившись о стену. Второго почти не разглядеть, лишь едва видимые с такого ракурса контуры. Не теряя времени, Мертвец ураганным ветром ворвался на кухню. Огрев рукоятью пистолета по затылку стоящего к нему спиной бандита, он, не останавливаясь, ударил ногой другого, как оказалось, сидящего на стуле. Также вырубив его ударом по голове, незваный гость остановился, тяжело дыша. "Четверо врагов выведены из строя, один это сделал сам, хороший результат за несколько минут": подумал он, восстанавливая дыхание.
  Со второго этажа послышался визг, заставивший Мертвеца встрепенуться, и кинуться к лестнице на второй этаж. Он больше не хотел опоздать, как случилось с женщинами семьей Робба. Верхний уровень дома представлял собой коридор с двумя комнатами по сторонам. Из ближайшей, где отсутствовала дверь, доносились пьяные голоса. Девичий визг слышался из дальнего помещения, дверь в которое была закрыта. Очевидно, главарь банды не хотел, чтобы кто-то мешал его развлечениям.
   Быстро заглянув в первую комнату, одиночка насчитал четверых головорезов. Двое сидели за журнальным столиком, курили и играли в карты, третий наблюдал за процессом, а четвертый с безразличным видом полулежал на полу, изредка прикладываясь к бутылке. Мертвецу ничего не стоило незаметно прошмыгнуть мимо лишенной двери комнаты и перейти к главной задаче.
  За дверью слышались звуки борьбы и рвущейся одежды. Легонько толкнув ее, он заглянул в комнату. Крепкий мужчина средних лет с голым торсом и лысым черепом, картинно широко раскинув руки, надвигался на девочку в порванном платье. Франсина, как ее звали, сидела в углу кровати, обхватив колени руками, и дрожала. Рядом с ней лежал небольшой, желтый плюшевый мишка, со следами заплаток. Войдя в помещение, одиночка беззвучно прикрыл за собой дверь и, воспользовавшись удобным положением своего противника, с размаху ударил его сзади ногой в пах. От неожиданной резкой боли предводитель шайки упал на колени. Не давая ему опомниться, Мертвец вышиб из него дух пинком в голову. Увидев еще одного страшного человека, девочка закричала.
- Меня прислал твой отец, - сказал он и протянул ей руку. - Пойдём со мной.
  Франсина взяла своего мишку и подошла к своему спасителю. Странник, вытащил  простыню с кровати и, свернув ее вдвое, набросил на плечи девочки. Оказавшись в коридоре, они медленно, стараясь не делать резких движений, направились к лестнице. Проходя мимо комнаты с отдыхающими бандитами, Мертвец зажал девочке рот, во избежание недоразумений.  Как и в первый раз, терроризирующие Олдхоуп грабители оказались слишком заняты, чтобы уделить им внимание. Это вполне устраивало незваного гостя и двенадцатилетнюю девочку, идущую рядом. Добравшись до лестницы, Мертвец облегченно выдохнул, поверив в благополучное и относительно легкое завершение дела.
  В этот момент из дальней комнаты, выскочил пришедший в себя главарь банды, которого в городе знали по прозвищу Бархан. Одеться он так и не удосужился, но вооружиться не забыл. Завидев свою несостоявшуюся жертву, и ее спасителя, он сразу пальнул из дробовика, к счастью для них, мимо.
- Бегом! - сказал Мертвец, и они с девочкой побежали по лестнице на первый этаж.
- Эй, парни, схватите девчонку, а этому придурку отстрелите яйца! - послышалось вслед.
   Одиночка понимал, что сейчас нельзя просто броситься бежать, на открытом месте они станут легкой добычей. Поэтому он велел Франсине идти домой, а сам приготовился задержать бандитов на лестнице. Прозвище Мертвец появилось всего пару дней назад, когда на караван, подобравший умирающего от жажды путника, напала банда одного из местных авторитетов по кличке Ворон. Караванщиков перебили всех, кроме одного. Тот самый выживший в пустыне оказался везучим парнем. Пуля, метившая в сердце, угодила в медальон, висевший на груди. Когда грабители решили отметить удачную вылазку, став лагерем неподалеку от места бойни, то оказались очень удивлены появлению грязного и оборванного, похожего на ходячий труп, незнакомца. Первым делом он застрелил главаря, дальше без особого труда расправился с десятком изрядно пьяных бандитов. Одного он даже оставил в живых, чтобы тот рассказал о случившемся другим представителям местного криминального мира. Потом неугомонный живчик появился в Олдхоупе, где предложил свою помощь местным властям, состоящим из шерифа и мэра в одном лице.
   Несмотря на свою недавно сформировавшуюся репутацию, Мертвец не любил излишнего кровопролития, стараясь решать вопросы без оружия. К большому его сожалению, в этот раз без него не обошлось. Первого же бандита спускающегося по лестнице он встретил выстрелом в грудь. Второй, идущий следом, споткнулся о тело товарища и кубарем полетел по ступенькам. Далее последовала пауза. Видимо желающих идти на смерть больше не находилось.
- Ты кто такой? - послышался сверху бас главаря.
- Мертвец, - представился одиночка.
Еще одна пауза.
- Тот самый?
- Ага.
- Чего же ты хочешь?
- Я все уже получил. Дай мне уйти отсюда и больше никто не умрет.
- Нет, приятель. С Барханом так дела не ведут.
   В этот момент чьи-то сильные руки обхватили путника сзади и бросили на пол. Пистолеты выпали из рук. Оказавшись без оружия, одинокий мститель отругал себя за невнимательность. Следовало насторожиться, когда спустившись вниз, он не услышал звук натужного храпа. Тот самый толстяк, которого он решил не трогать, возвышался над ним. От него несло жуткой смесью мочи и перегара.
- Все в порядке, босс, я сделал его! - прокричал пьяница наверх.
  Раздались одобрительные возгласы и звук приближающихся шагов. Очевидно посчитав поверженного врага больше не представляющим угрозы, здоровяк на мгновение отвлекся. Он повернулся к лестнице, ожидая своего босса для победного доклада. Этого Мертвецу хватило, чтобы крутануться на полу, подбив ноги толстяку, опрокинув его и поднять свое оружие. Помещение огласили четыре хлопка, эхом отразившиеся от стен. К бездыханному телу жирдяя скатились трупы его подельников и главаря. Шайки Бархана больше не существовало.

Глава 5
- Хвала всем старым и новым богам! – сказал высокий седовласый мужчина, обнимая дочь.
  Дом Таисия Харта, городского главы и ведущего блюстителя закона в Олдхоупе, представлял собой двухэтажное строение, совмещающее  в себе как жилую, так и рабочую зону. Здесь имелись все блага местной цивилизации, проведен газ, водопровод, на первом этаже находилась кухня, на втором - три жилых комнаты. Здесь также располагался и рабочий кабинет. Он сегодня был заполнен местными официальными лицами. Все они наперебой поздравляли мэра и спасителя его дочери. Старик излучал радость и доброжелательность. Несмотря на ранение, из-за которого он не смог лично принять участие в спасении Франсины, он с большим трудом поднялся на ноги. Ему помогли встать многочисленные подчиненные и услужливо подали костыли. Стараясь не опираться на простреленную людьми Бархана ногу, в стычке три дня назад, когда убили четверых депьюти и похитили его дочку, Таисий лично подошел, к странному человеку, тем не менее, оказавшемуся таким полезным. Мэр протянул руку и Мертвец пожал ее. Одиночка поддерживал репутацию и в доме городского главы. Его лицо по-прежнему скрывал пестрый, перемазанный грязью платок.  Только шляпу он снял, в знак уважения, обнажив ежик русых волос.
- Спасибо сынок, - сказал старик, глядя в глаза своему благодетелю. – Ты у нас всего несколько дней, но в одиночку сделал то, что и дюжине не под силу. Кстати говоря, мы проверили твои слова и направили дозорного к тому месту, где ты говорил, убили семью Робба. Все подтвердилось. Теперь мы будем следить за могилами, отдавая последние почести хорошим людям. 
  Собравшиеся одобрительно загудели. Кто-то хлопал героя дня по плечу, желали долгих дней и приятных ночей.
- Благодаря тебе сгинули две банды, нагонявшие страх на всю нашу округу, - вздохнув, продолжил мэр. – Сколько депьюти и простых граждан полегло от их рук, но сейчас не об этом. Я хочу предложить тебе должность шерифа.
  Люди ахнули, услышав такое.
- Да, последние события показали, что я уже не тот, кем являлся. Будь я хотя бы на десять лет моложе, то никогда не допустил кражу моей дочери, да и людей своих сберег. Мне на остаток дней вполне хватит должности мэра. Что скажешь?
- Нет, - быстро сказал Мертвец, чем вызвал новые возгласы друзей и сотрудников Харта.
Старик изменился в лице.
- Покорнейше благодарю за щедрое предложение и гостеприимство, но у меня впереди долгая дорога, - пояснил странник. – Я покину Олдхоуп сразу после нашего разговора.
- Очень жаль, - поморщился мэр. – Возьми хотя бы вознаграждение. За убийство Бархана у нас полагалась сотня золотых и за спасение моей пташки, еще столько же.
  Странник посмотрел на спасенную им девочку. Франсина стояла рядом с отцом, прижимая к груди верного плюшевого медведя, который не покидал ее в самые трудные минуты. Девочка выглядела изможденной. Оно и понятно, после всего пережитого.
- Деньги вам пригодятся больше, чем мне, - сказал Мертвец. – Посоветую вам нанять профессионалов для охраны города.   
  Теперь в помещении воцарилось молчание. Силы удивляться, похоже, закончились, и все ждали, что же еще отчебучит этот странный тип.
- Если позволит юная леди, я взял бы в качестве награды этого славного медвежонка, - сказал человек, в одиночку расправившийся с двумя бандами. – Я в своем роде, коллекционер необычных вещей, и он кажется мне именно таким.
  У шерифа и его людей округлились глаза. На Мертвеца смотрели, как на умалишенного, затем, перенесли внимание на Франсину. Девочка улыбнулась и протянула игрушку своему спасителю.
- Пока  Мишка, я буду скучать, - сказал девочка.
   Поднеся старую, залатанную вещь к лицу, путник осмотрел ее, все заплатки и трещины, с торчащей наружу посеревшей от времени набивкой, и удовлетворенно кивнул.
- Желаю вам, чтобы в Олдхоуп вернулось спокойствие и уверенность в завтрашнем дне. Поверьте, это самое главное в жизни.
  Ничего больше не говоря, поразвивший весь город до глубины души, странник, отправился в очередной путь. Выйдя из дома градоначальника, он медленно пошел через весь город, с плюшевым мишкой в руках. Редкие прохожие, оказавшиеся рядом на пыльных улицах, провожали его взглядами. Мертвец не обращал на них внимания, просто следуя своим путем. Пройдя мимо крохотной деревянной церквушки с покосившимися стенами, поросшими желтой травой, через несколько минут он вышел на окраину города. Здесь попадалось много заброшенных домов, хозяева которых умерли, или, собрав пожитки, уехали из этого забытого богами места.
   Еще немного и Олдхоуп остался позади, уступив место каменистой пустыне. Отойдя от него еще немного, путник остановился и осмотрелся вокруг. Ни одной живой души в округе. Потерев ладони, странник закрыл глаза и раскинул руки в стороны. Его мысли ушли далеко за пределы этого мира, застрявшего на времени Дикого Запада. В памяти появилось лицо красивой женщины, с золотыми волосами, тоска по ней заполнила все вокруг.
 Левая Рука сама собой полезла в карман плаща и достала оттуда старый ключ, со следами ржавчины. Стороннему наблюдателю показалось бы, что именно он является движущей силой, тянущей за собой податливое тело. Странник не пытался сопротивляться, а доверившись старой железке, сделал пару шагов вперед. Этого оказалось достаточно. Ключ нашел искомое место и сам направил держащую его руку. Человек словно открыл невидимый замок, несколько раз провернув артефакт, зависший в воздухе. Раздался скрип отворяемой двери. Мертвец открыл глаза. Перед ним бурлила темно-синяя воронка трех метров в диаметре. В ее недрах открывались бездонные глубины, уходящие в центр мироздания. Постояв еще какое-то время, завороженный этим, виденным много раз, но все равно притягивающим зрелищем, он прыгнул навстречу бушующему потоку, с огромной скоростью утянувшему его прочь из этой действительности.
Глава 6
    Скоростной полет в бесконечной аэродинамической трубе между мирами закончился быстро, как всегда, не дав насладиться ощущением свободного падения. Странника выбросило из находящегося в постоянном движении туннеля, как пушечное ядро из ствола. Каменистая пустыня сменилась песчаной. От резкой перемены температур, прохлады туннеля и царящего вокруг пекла, помутилось в глазах. Проделать такой путь в первый раз было тяжело, но Мертвец, имел солидный опыт, поэтому, уже через мгновение пришел в себя.
   Он приземлился, где и ожидал, рядом с небольшим деревянным домом, одиноко стоящим посреди пустыни. На крыльце узенького двухэтажного строения, с покосившимися оконными рамами, укрывшись от зноя под крышей, стоял невысокий, полный старик монголоидной внешности, одетый в узбекский халат, или что-то его напоминающее.
   Сдернув с лица платок, и сняв шляпу, появившийся из ниоткуда, пошел к дому. Его внешность больше подходила под термин обычная, не очень запоминающаяся. Округлое лицо, чуть вздернутый нос, карие глаза, русые волосы. Вот только сам его облик нес отпечаток долгих странствий и тяжелого бремени. Лицо странника было обветрено, и не выражало радостных эмоций.
- Здравствуй Стас, - сказал старик.
 Путник искренне улыбнулся. Уже давно он не встречал эту мудрую и всегда позитивную личность.
- Доброго здоровья, Проводник, рад тебя видеть.
- Может, зайдешь чайку попить, а? Сам знаешь, у меня редко бывают гости.
- В другой раз, - сказал Станислав. – Спешу.
Взгляд старика сконцентрировался на плюшевом мишке, который его собеседник держал в руках.
- Ежемесячный платеж? – сказал Проводник.
  Путник  кивнул.
- Ты когда-нибудь думал о досрочном погашении? – сказал он.
  Странник задумался. Последние два года его жизни превратились в безумную гонку за важными, но сиюминутными целями. О чем-то большем просто не получалось задумываться из-за вечного дефицита времени.
- Я открываю тебе путь, иди как всегда на север, - сказал  пожилой человек. – Советую поразмыслить над моими словами.
  Станислав благодарно кивнул и пошел в привычном направлении. Обогнув дом, и немного пройдя по вечно раскаленному песку, он ждал сигнала. Как правило, двери между мирами всегда дрейфовали, сохраняя, однако, постоянное направление. Вот и сейчас  путник миновал то место, где воронка открывалась в прошлый раз, а сейчас без результата. Пройдя всего пару метров, он ощутил присутствие двери. Ключ привычно завибрировал в кармане пыльника. Достав его, Стас расслабил руку и доверился своему верному артефакту. Почти рефлекторные действия, в которых он ощущал себя не участником, а пассивным наблюдателем. Открыв еще один невидимый замок, путник снова отправился в полет по темно-синему лабиринту. 
*                *                *
   На этот раз поток вынес его не в пустыню, а в помещение. Одну из комнат просторной квартиры. В ней царил полумрак, и, судя по отсутствию вещей и общей атмосфере отчужденности, никто не жил. Стас ненавидел это место, ставшее краеугольным камнем его жизни. Он стал путником, скитальцем между мирами из-за того, что допустил оплошность два года назад, и теперь вынужден каждый месяц возвращаться сюда.
   Станислав закрыл глаза, вновь ощутив дискомфорт, как в самый первый момент своего пребывания здесь. Он ощущал местных жителей, десятки тех, что были до него, чьи души навечно остались пленниками этого места.
  «Пришел час расплаты!»: раздался голос в его голове. 
- Я готов, - сказал путник.
В центре пустой комнаты появилось подобие жертвенного алтаря из белого мрамора.
«Принеси свою жертву!»: вновь объявил голос, распугав мысли.   
   С кривой ухмылкой, Стас положил на холодный камень плюшевого мишку, взятого у спасенной  им девочки из другого мира. Одним из условий договора, того самого, что располагался между строк, банковской писанины, было ежемесячно отдавать самое дорогое, ценное для кого-то. Путник прекрасно понимал, что демоны хотели, чтобы он начал убивать, приносить к алтарю чьих-то детей и женщин. Таким образом, постепенно, они бы заполучили его душу, и она стала бы одной из тех, что принадлежат этой адской цитадели безысходности. Вот только Стас нашел лазейку, которую не смогли увидеть составители документа, запутавшись в собственной лжи.
    Мишка исчез не сразу, только через несколько мгновений, вместе с алтарем. В голове странника послышались недовольные возгласы. Не первый раз, он срывал их планы и получал от этого несказанное удовольствие. Конечно, обходиться без крови получалось далеко не всегда. В мире Дикого Запада, он с самого начала получил, что хотел – ценный медальон,  подаренный одним из караванщиков, за спасение своей дочери от ядовитой змеи. Не поджидай тогда караван банда Ворона, все сложилось бы очень тихо и мирно. В любом случае, убивать ради принесения кого-то в жертву, Стас не собирался. Это стало его главным жизненным принципом.
«В этот раз тебе повезло, но получиться ли в следующий?»: сказал уже другой голос, змеиным шепотом.
- Посмотрим, - сказал путник. – Давай свою подсказку.
На какое-то время наступила тишина. Стас подумал, что они хотят отыграться за его победы над ними, но в голове снова зазвучала чужая речь.
- Сто твоих шагов на юг, затем десять на восток. Увидимся через месяц.
  Он пожал плечами. Его снова ждал новый мир, откуда демоны хотели получить свою ценность. Сколько их уже было за это время. Путник вздохнул. На него навалилась усталость. Лишь сейчас он вспомнил, что не спал уже третьи сутки подряд. Отдыхать у Проводника в доме, где все равно ощущалась жара, не хотелось, а отправляться в новое путешествие без восстановления сил, нельзя.  Станислав лег прямо на полу, и, подложив под голову свою руку, закрыл глаза. Несмотря на неприязнь к этому дому, ему срочно требовался спокойный сон. Он знал, что пока не истек положенный по договору месяц, с ним здесь ничего не случится. Чисто юридически, это была его квартира, поэтому Стас как мог, расслабился, и отправился в еще одно путешествие, на этот раз в царство Морфея.
   Его мысли успокоились и отправились в то время, когда жизнь шла своим чередом, даря спокойствие и открывая радужные перспективы на будущее. Тогда ему было тридцать лет, он и женился на любимой девушке, она забеременела от него и все его помыслы были сосредоточены на поисках достойного жилья для новой семьи. В этот момент Стаса и встретил человек по имени Александр, который предложил свои услуги риэлтора…

...

Полный текст романа здесь:( https://www.litres.ru/vladislav-kuligin-21148634/ipotechnik/ )
.


Рецензии