Солнечный лучик

      На вид ей было около сорока. Лёгкий бежевый плащ, туфли на невысоком каблуке, коричневая кожаная сумочка через плечо.
      – Вы Светлана? – спросил он, понимая, что едва ли мог ошибиться. Поблизости с условленным местом встречи больше никого не было, да внешность дамы полностью совпадала с её описанием.
      Она взглянула на него. Серо-голубые глаза, выражавшие до этого исключительно ожидание – а он наблюдал за ней уж минут пять, – теперь были преисполнены неприкрытого любопытства. Этот внезапно оживший взгляд, казалось, пытался нащупать в его лице что-то знакомое, словно найти подтверждение тому, что прежде они уже непременно должны были где-то встречаться.
      – Да. А вы – Николай?
      – Он самый.

      Через некоторое время они уже сидели в маленьком уютном кафе, окна которого выходили на набережную одного из узких городских каналов. Золотокрылые грифоны, упираясь лапами в гранитные постаменты, зажимали в своих зубах чёрные металлические тросы, которые удерживали на растяжках узкий пешеходный мост, не давая ему провиснуть. Стоящая на мосту одинокая парочка, слегка обнявшись и склонившись над перилами, кормила хлебом плавающих внизу уточек.

      Это была уже далеко не первая его встреча в подобном формате. После развода Николай несколько лет вёл сравнительно затворнический образ жизни, избегая новых знакомств и лишь изредка проводя время в обществе старых друзей. Нелюдимым он никогда себя не считал, но впускать кого-то в свою жизнь пока ещё тоже не был готов. Слишком свежими были рубцы на сердце от кромсания на лоскуты прежде общего духовного пространства и выкраивания из нового интимного вместилища для души. Зияющие пустоты не спешили заполняться чем-то иным.

      Выйти на просторы интернета ему посоветовал сослуживец, такой же, как и он, холостяк, но уже с более солидным стажем, после того как Николай в порыве откровения поведал ему о своей интимной необустроенности. Разговор проходил в разгар «корпоратива», проводившегося по поводу встречи очередного нового года, и богатый выбор напитков на столе этой теме всячески способствовал.
 
      Его приятель уже давно освоился в этой, заполненной разного рода информационным мусором виртуальной среде, но похвастать чем-то значимым, выуженным им из обилия сайтов знакомств, наводнивших интернет в последнее время, пока не мог. Впрочем, как Николай смог убедиться в этом позже, в этот специфичный сегмент сети чаще попадались сами ловцы, нежели те, кого они пытались выловить ею.
 
      – Найти в современной жизни надёжного спутника нынче ой как не просто – Раньше это делалось по производственному принципу, сам знаешь. Но нынче трудовые коллективы усохли и измельчали, а вместе с ними скукожились и наши шансы на успех. Ходить по ресторанам и на дискотеки пошло. Что остаётся? В общественном транспорте этим заниматься? Не смешно. Хотя, в метро можно рискнуть. Но я всё же настоятельно рекомендую тебе воспользоваться современны-ми инструментами, предназначенными именно для этих целей.

      Николай завёл аккаунт на рекомендованном ему ресурсе, и вскоре стал обрастать контактами. В какой-то момент он даже почувствовал вкус к переписке со своими виртуальными партнёршами, но, поймав себя на излишней фантазии, грозящей вот-вот преодолеть порог, за которым начиналась откровенная фальшь, оставил это занятие. Лживости он не любил в других и не терпел в себе.

      Анализируя этот феномен, он вдруг осознал, что к такому стилю общения невольно подталкивает сама специфика удалённого доступа к информации подобного рода и обмена ею, и, видимо, подобного отношения к общению здесь следовало ожидать и от других респондентов. Позже он убедился, что таковыми были наиболее укоренившиеся стереотипы ведения виртуального флирта на этих сайтах. Немалому числу пользователей, как он видел, была по душе возможность сравнительно безопасно и безнаказанно для себя примерять разнообразные маски и со временем невольно срастаться с ними. Застряв в образе, они с огромной неохотой соглашались на открытый контакт, боясь разоблачения. Всё это коробило его. Впрочем, он не исключал, что, может быть, именно этим отличался тот ресурс, которым товарищ поделился с ним.

      Те «физические» встречи, которых удалось ему добиться, в большинстве своём разочаровывали очевидностью несоответствия заявленного в анкете и в переписке с реальным положением дел. Хотя сочетание «в большинстве своём» звучало с некоторой натяжкой – встреч как таковых были считанные единицы. Поняв это, он завёл правило сразу же предлагать новой «знакомой» свидание, дабы не давать повода втянуть себя в бесцельные упражнения в изящной словесности, и этого правила старался неуклонно придерживаться.

      В этом отношении его новая знакомая оказалась редким исключением. Она сразу же откликнулась на его предложение и дала ему свой телефон, чтобы договориться о месте и времени встречи. Исключением было и то, что ни её возраст, ни фотография, ни прочие данные не подверглись компьютерному макияжу или иной трансформации и были самыми что ни на есть аутентичными. Что же касается переписки, то до этого, как мы помним, дело так и не дошло. И вот теперь она сидела напротив него с чашечкой кофе в руке и открыто улыбалась, нисколько не жеманничая и даже не пытаясь хоть как-то очаровать его и увлечь собой.

      Как ни странно, эта её простота и открытость, начисто лишённые даже намёка на привычное женское кокетство, парадоксальным образом сразу же расхолодили и обезоружили его, погасив так ещё не успевший разыграться охотничий азарт. А именно его появление ожидал он обнаружить в себе прежде всего, когда  представлял себе мысленно эту встречу.
 
      Как часто при первом же свидании нацеленность партнёра на то, чтобы произвести впечатление на приятную незнакомку – а Светлана обладала довольно милой внешностью, – желание побороться с её заочным соперником, пусть даже с мнимым, и стремление во что бы то ни стало покорить её сердце берут верх над здравым смыслом. Потому, как делается это даже не под влиянием притягательности или обаяния собеседницы и не с какой-то корыстной, далеко идущей целью, а просто в силу традиции, под диктовку заложенного в мужчине инстинкта. Дабы не утрачивать природные навыки и быть всегда во всеоружии. И в этом отношении Николай не был исключением из правила. Но сейчас желание затевать эту ритуальную канитель отсутствовало в нём напрочь, так и не успев толком родиться. Также, как и не провоцировалось оно и его визави.

      Николай часто задавался вопросом, почему все мужчины за редким исключением так тяготеют к тому, чтобы каждый раз поддаваться на обольщение, порой откровенное и наигранное, и каждый раз обманываться в своих ожиданиях? И не бояться быть обманутым вновь. Почему они ищут какую-то загадку в женщине, пытаясь разгадывать её снова и снова, и не хотят принимать готовых, лежащих на поверхности ответов, лишенных интриги? И так часто остаются равнодушными к добродетели и невинности.

      В данной ситуации всё обстояло именно так, или почти что так. Ответ же для него на это вопрос заключался, видимо, в том, что при всей миловидности Светланы ему не доставало в ней какого-то особого штриха или детали, которые способны были зажечь и увлечь его. То, что подсознательно цепляет мужчину и порабощает его. Не совсем его типаж, осознавал он, вглядываясь в её лицо и всё больше убеждаясь в этом. И это несмотря на то, что в её взгляде всё же присутствовало что-то необычное, что он почувствовал ещё в первый же момент знакомства и чему никак не мог найти пока определения.
      Николай и раньше замечал за собой, что его привлекали женщины сугубо восточного типа. Светлана же обладала характерной славянской внешностью. А жаль – как человек она ему явно импонировала.

      В какой-то момент у Светланы звякнул телефон – пришло сообщение. Она взглянула на экран и, извинившись, стала писать ответ. Николай воспользовался паузой, чтобы оценить свои первые впечатления от знакомства и попутно перебрать в голове возможные темы для возобновления беседы. Он перевёл взгляд за окно. Парочка уже давно ушла, и мост пустовал. Золотые крылья грифонов отражали тусклый свет фонарей. Фантазия пробуксовывала, и рождавшиеся мысли отдавали пустотой и банальностью.

      И тут совершенно неожиданно, словно читая его мысли, Светлана прервала молчание:
      – Вы знаете, Николай, вообще-то я редко встречаюсь с незнакомыми людьми. Да и на сайте этом оказалась почти случайно.
      – Странно. А почему тогда вы сразу же согласились на встречу?
      – Мне показалось, что вы ищите именно меня.
      – Возможно. Но почему вы так уверенны в этом? Хотя не исключаю, что вы и правы, – поправился он, пытаясь сгладить бестактность.
      – Да нет же, я вам точно говорю!

      Николаю впервые встречался в женщине такой стиль поведения. При этом он нисколько не сомневался в её искренности или порядочности. Об этом, в числе прочего, говорили и её глаза. Ни тени лукавства, ни намёка на пошлость. Да и то, что она рассказывала о себе, о своей профессии и своих интересах, совершенно не вязалось с мыслью о том, что она нацелена любой ценой, даже таким вот откровенным способом, найти себе мужа или, как минимум, спутника жизни.
      – А знаете, как меня на работе все называют?
      – Попытаюсь угадать. Светик?
      – Не совсем. – Она сделала паузу и выжидающе посмотрела на него. – А интуиция вам ничего не подсказывает?
      Он слегка пожал плечами – на ум ничего не приходило.
      – Солнечный лучик!
      Она улыбнулась и снова взглянула на него.

       Николай вдруг осознал, что такого особенного было в её взгляде. В глубине её глаз иногда вспыхивал какой-то внутренний огонёк, и его невозможно было спутать с отражением пламени горящей на столике свечи. И именно отблеск этого внутреннего света мелькнул сейчас в них, и, произнося эту фразу, она смотрела на него так, словно надеялась увидеть какой-то встречный отклик.
      – Хорошее имя. Никогда бы не подумал, что так можно называть человека.
Она открыла было рот в попытке что-то ответить ему, но вдруг осеклась и потупила взор. Огонёк в глазах исчез.

      Оставшуюся часть вечера они провели, пребывая в некотором напряжении, хотя продолжали обсуждать вещи вполне невинные и отстранённые. Светлана натужно реагировала на его сентенции, а он всё с большим трудом поддерживал нить разговора и чувствовал себя этаким грифоном, пытающимся сохранить на весу прогибающийся под тяжестью пауз и односложных ответов собеседницы мостик их общения.

      Прощаясь, он вежливо поблагодарил Светлану за приятный вечер и пообещал ей перезвонить в ближайшее время. Но они оба понимали, что этого не произойдёт. Ожидаемой «химии», объединения валентных электронов их душ так и не состоялось.

      Придя к себе, он первым делом включил компьютер. Смутная догадка, способная пролить хоть какой-то свет на сегодняшнее странное поведение его визави, уже терзала его по пути домой. Наверное, ответ следовало искать где-то в его профиле на сайте знакомств.

      Он зашёл в свой аккаунт и открыл свою страницу – он уже забыл, когда он заполнял анкету и что там писал, делая это, скорее, чисто механически. Никнейм, возраст, знак зодиака, хобби, любимые писатели и фильмы... Так-так, всё не то. Он опустился ещё ниже. Опять не то.
      Вот оно! В графе «Что вы ищете» значилось: «Солнечный лучик!»
Николай застыл в изумлении.
      Он медленно подвел курсор к этой надписи, выделил её и, задумавшись на мгновение, нажал кнопку «Delete».


Рецензии
Очень забавный сюжет. Как в астрономии: вроде свет от звезды к нам ещё летит, но на самом деле она давно погасла, и на её месте черная дыра.

Григорий Кузанский   30.04.2020 07:24     Заявить о нарушении
Забавное сравнение. Кстати, не случается ли, что посланный звездой поток ЭМИ (свет в т.ч.) в какой-то момент разворачивается назад, теперь уже к чёрной дыре? Спасибо за отзыв, удачи вам.

Александр Лышков   30.04.2020 09:06   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.