И вновь мой онейроид...

«И ВНОВЬ МОЙ ОНЕЙРОИД , ГДЕ ВСТРЕТИЛ ОПЯТЬ Я...»


Ах, как банален
этот мир!
Как скучен он, неинтересен.
Горит зимою чёртов жир,
и он с тобою так любезен!

В его гореньи профанаций
ты требуешь чуть-чуть оваций.
Но он так глуп, он бесполезен.
В постели будет он древесен,
а этот мир...
Как будто тир!
Хочу немного пострелять
в такие брёвна, как и он.
Но станешь ли обоих ждать?

Ах, мир банален!
Ты не заметила, что ль?!
Не верю!
Взор твой идеален!
Как у орлицы или зверя!
О, посмотри, на эшафоте моль.

И мир банален,
но взгляни
ты на него моим же взором.
Он для меня - как нереален!
Хочешь обратно? Ну, ни-ни!

Возьми ручонку мою смело!
Побежали!
Я посвятил себя всецело
закалке этой адской стали!

«Беги быстрей», «не торопись» -
опять себе противоречу!
Вокруг ну просто оглянись,
задай вопрос, и я отвечу.

Стадо овец сейчас под нами.
Спроси: «А что это у них?»
Им жезлы управленья снами
я дал из веточек сухих.

Иисус и Будда пьют вино,
громко смеяяся в изумленьи
пред шуткой Яхве в домино,
сегодня он в ненастроеньи.

Вот лес деревьев, все они
тебе немножко улыбаясь,
скрывают в ветках и в тени
кусочки света, чуть стесняясь.

Беги!
Осталось лишь чуть-чуть
пройти сей благородный путь,
ведь мы не дураки.

И я бегу, а ты бежишь быстрее.
Смотрю на искры ярких звёзд,
что оставляешь на Бродвее,
где Бред, что Пит, жуёт овёс.

А ты ему: «Гони автограф!»
А он тебе всё «бе-е» да «бе-е».
Пошёл ты вон, дрянной фотограф!
А то ответку дам в стрельбе.

Ё-хо-хо! А мы сейчас пираты!
Ты - Королева корабля!
Етить, как песни грубоваты,
что ты поёшь, шаля!

И снова ты стремишься вверх,
на верхний уровень Парижа!
Что? Как? Я слышу милый смех!
Мы в зоопарке?! Ну етиже!

Стоять-стоять! Стоять, да стой!
Блин, ну не надо гладить мишку!
Он сейчас в гневе, он щас злой!
Давай попьём лучше винишка?

Да не, ну хватит, не играй
с этим ужасным саблезубом!
Чего-чего? Ты с ним бонсай
творишь, упав под старым дубом?

Я удивлён, ведь ты не видишь меры
в моём же мире, в мире грёз!
Хотел любви я атмосферы,
а ты всё как-то не всерьёз.

Ну вот опять!
Куда ты побежала?
Стой, погоди!
Не трогай его жало!
Оно же ядовито, блять!
Ты возвращаешься устало...

О Господи! Ты щас умрёшь!
Ну вот сводил, блин, на свиданье!
Чё-чё? Какого хрена ржёшь?
Сейчас ведь скажешь «До свиданья!»

О Хаос, я в панике, шиза!
Она сейчас умрёт же!
Чего? Какой, блин, «а-за-за»?
Ты, что, с ума сошла уже?

О, сие мне нравится теперь.
Ты же так просто пошутила!
Может, в бутик? Держи, примерь.
Ну как там? Можно я войду?
Зачем так грубо? Не пустила.
Зато тебе идёт, поверь.

Идём же дальше! Вот Стокгольм!
Ну, не, тут скучно уже как-то.
А нет-нет-нет, идёт к тебе король,
его язык подвешен так-то!

Не слушай его! Не надо, пошли
на другие планеты взлетим!
Фига себе быстро до Марса дошли.
Ну, что, теперь-то пошалим?

Ай, больно! Никогда б не стал
сего свиданья опошлять
прекрасный миг. Как я устал!
Хочу немножечко поспать.

- Хе-хэй, Егор!
- Какого хрена?
- Та шо за спор?
- Это измена!

- Евгений! Женечка, Женёк!
Какая, к чёрту, блин, измена?
Зажёгся сердца уголёк.
- Ну а зачем тебе гиена?

О, как ты зла! Ирония обидна!
- Женёк беги, она тебя сожрёт!
- Уже бегу! Колючая ехидна!
Как колет больно, ну и бьёт.

А я не буду тормозить
порыв своей любимой дамы.
Ты заслужил, чтобы пустить
все тяжкие на дно панамы.

- Даров, Георгий.
- И Махатма? Ты тоже здесь,
пришёл на Марс?
- Я не один, меня здесь смесь
коктейля «секс на пляже».
- Фарс!
- И даже это, даже... даже...

Ну, вот, теперь уже Вован
тянет ручонки к той ехидне.
Ну ладно хоть не мой маман!
- Сыночек! – Я в домике! Не видно!

- Егор! Притормози свою пассию!
- А вот и хрен тебе, Женёк.
- Я призову сейчас мессию!
- Не жди Майтрейю, дурачок!

Теперь и Миха?
Что за дичь?
Как всегда тихо
ест кулич.

- Опять кладёшь ты на него
всё из тарелки? Я ведь прав?
- Ну да, кладу. А что с того?
- Толь жабка душит, толь удав.

Да не! Ну вот зачем? Зачем сюда пришёл Георг?
- Хэ-хэй, мой жалкий глупый клон.
Наш договор ты вновь расторг.
Меня приводит в сей восторг
эта красавица, ехидна!

- Да как вам, юноши, не стыдно?
- Оу, - все как один сказали мы, -
теперь и Синдзи? - Ей обидно.
Егор, сэнсею дашь взаймы?

- Нет-нет, не дам. У меня нет.
Я всё потратил на милую даму.
- Ах ты ехидна! Почём бюджет
ты тратишь, предаваясь хламу?

А вот и генерал Катарсис,
вторжение хочет начать,
чтобы с Георгом в долгом танце
со мною вновь повоевать.

- Да вы задрали! Дай покоя!
У меня тут, вообще-то свидание.
- Ох извини, не пойму твоё горе.
- Тоже мне оправдание!

- Твоя ехидна...
- Не ехидна.
- Твоя ехидна...
- Не ехидна...
- Хорошо. Твоя ехидна...
- Д... - Не солидна!
Не для тебя она, похоже.
Смотри, морщинка.
Оп, слезинка!
Тебе нужна чуть по моложе.

- Заткнись, Георг!
- И что тогда?
- Я дам тебе сейчас люлей.
- На цитадели точка орг!
- Кончай рекламу.
- Ты - дораму!
- Дораму? Где же она? Где?
- Егор, займи реально денег.
- Я потерял их на еде.

И ух, и ах, и ах, ну ах!
Я так устал с ними возиться.
К кому ещё мне обратиться?
Хоть ты мне помоги, Аллах.

Чего? Я только что это сказал?
О неееет, опять кто-то спустился
с небес на Марс устроить фарс,
чтобы в глазах мне опуститься,
явился к нам и гордо встал...

- Здорова, Дил. Ты тоже тут? -
сказал я в скуке между снами.
- Капец, ребята рили жгут.
Я не один, я с пацанами.
- О, Диловар! А мы как знали!

- Паша! Ты-то что здесь забыл?
- Я просто мимо проходил.
- Ты, что, совсем уже дебил?
- Егор, твой клон меня обижает!
- Звони Рику!
- Обычно Морти приезжает.
- Какая разница, звони!
- Я не могу. Тут нету связи.
- Паша. Среди всей той возни
Её найдёшь ты точно.
- А, понял. Извини.
Совет да любовь.
- Слышь, ну-ка зад готовь!
- Егор, блин! Он меня обижает.
- Иди к нему.
- Ч-чего?
- Его музон капец качает.
- А, ну тогда я иду к тебе, злой Егор.
- Жди, клон! Щас Пашка сделает фурор!

- Егор, у вас тут вечеринка?
- А чё ты нас не пригласил?
- Междусобойчик, но не пати.
- Кто музыку заказывал? – и Паша так некстати!

Фейспалм. Рука-лицо и жест.
Свиданию пришёл конец.
Остался лишь финальный бой,
где я предстану как герой.

И вот дерёмся мы, и что?
Тихонечко где-то сопишь,
я знаю, где... однако... но
я сохраню для тебя тишь.

И вот... мы вместе поборолись
от мяса выдры... все дела...
Сыграли свадьбу, прикололись,
любовь - она ведь зла.

И вот разводимся, расстрой,
какая страшная дилемма.
Придётся ждать месяц другой,
чтоб расписались без проблем мы.

И вот мы ржём,
нам весело всем вместе.
Во сне моём
ты спишь в каком-то тайном месте.

Вот разошлись,
остались мы вдвоём.
И напились...
- Ля, может быть, споём?

И мы поём!
Ужасно, да и только.
Но разбаловка подвела.
В сём караокэ без бабла
мы хорошенько спели на сто баллов.
- Теперь б ЕГЭ бы сдать на столько.
- Хочу пожрать сухих кораллов.
- Оригинально, - говорю в ответ.
- Оригинально, хоть и бред.

О боги! Даже этот бред
мне нравится больше всего на свете.
Я раньше жил как будто старый дед.
Теперь я в сил своих рассвете!

Тебе спасибо, что дала
надежд немножечко, с полгорстки.
Как жаль: уж всё ж любовь так зла.
Ути, котёнок в серой шёрстке!

Ути-ути, у-ня, н... ня-ня-ня.
Как мило! И гнев свой милостью сменя,
я буду гладить его вечно,
ведь я, как ты же, - человечный.

- Ты показала, что могу
я быть таким же человечным.
- Прошу, не будь таким беспечным,
подобно чесноку.

- Погодь, милаха. Разве ж... разве
чеснок беспечен?
- Как мой колит при твоей язве.
- Чидори прям из самых печен,
никто ж из нас теперь не вечен.

- Чё? Чё это? Что это в моих ушах?
- В твоих ушах? А, та не боись.
- А чё это?
- Всего лишь песня Макса Коржа!
- Чего? Зачем? К чему и почему?
- Та я хз. Я не пойму.
- Заткни его! Заткни, заткни, заткни!
Разрежь мой череп, извлеки!
- Ой-ой, без драмы. Погоди.
Сейчас исправлю.
- Нет-нет-нет, он стал лишь громче!
- А что не так-то?
- В смысле. Я щас умру в финальной арке?!
- Да всё по плану, не пугайся.
Теперь я тоже могу слушать.
При этом роллы даже кушать.
- О, детка, рад я. Наслаждайся.

- Прости, я сделала что-то не так.
- Ох, мягко очень сказано!
- Но я не ожидала, что ты такой простак!
- Чего-сь? - Ничем же не обязана?

- Ну... нет, ну что ты? Конечно, нет!
За чтобы ты была б должна?
- Ну вот и я о том же. – Сумбурчиком я чёт задет.
- Та ладно. О-кей, пошла я.
- Ага... ага... и хнык-хнык-хнык...
- Надень на голову башлык.
Замёрзнешь же.
- Уже. Спасибо за заботу.
Держи слезливое драже.

- А чё ты плачешь-то?
- Дай хоть обняться,
не сноби.
- Прости, но стоит нам расстаться,
ведь я немножко би.
- Да не про то я. Обниматься!
- Пока-пока, я тороплюсь.
- Похоже, я уже сдаюсь.
И ты уходишь... исчезаешь... Я остался...
Остался наедине с собой...
 я стал немножко сомневаться...
***
«Ну, вот опять, ты снова молчишь!
Неинтересен жар полёта?
Иль слов пустых не любишь гнёта?
Как пчёлка ты жужжишь!

Забудь, ведь крылья не нужны,
когда рисунком вновь оттает
звезда, что в теле догорает,
и глазки так честны!

Ты - красок мир, и мир вообще!
Твой образ, сотканный из боли,
в зелёном шёлковом плаще
распределил сегодня роли.

И всё! И тут весь мир - ничто!
Готов я мыслью вдохновляться,
попросишь ты не прикасаться,
а я кивну, долго киваю,
но всё ж волос твоих злато
коснуться я не оставляю.
Замолкла ты, и всё не то.

И вот в молчании дрожу,
неловкость этого момента
создаст во мне лишь пациента,
но всё равно не ухожу.

Ибо в молчаньи ты, и в грусти ты,
и в радости, и даже в смерти...
Пускай заткнутся злые черти!
Среди банальной круговерти
ты - все мои мечты...»

(Но ты ушла, и вновь я одинок...
Печаль нависла, и вновь я одинок...
Я пробудился, и вновь одинок...
Вновь одинок... как будто тебя и не существовало.
Как будто не существовало...
Как будто никогда... не улыбалась мне.
Как будто не говорила со мной...
Как будто не смеялась вместе со мной...
Как будто не смущалась вместе со мной...
Как будто никогда не встречалась мне...
Как будто всегда была мертва...
Проклятая иллюзия...
Да-а, проклятая иллюзия...
Проклятая...
Иллюзия...)




23.12.2019
2:50


Рецензии