О счастливом детстве начала 30-х


   Много лет назад мой папа написал специально для внуков воспоминания. В основном - о войне. Но  есть там и страницы о его детстве.
Вот небольшой отрывок из его записей о жизни в начале 30-х годов. Папе тогда было 7 - 8 лет.

   «… 1930-1932 годы были очень тяжёлым временем для всей страны. Западные области постиг невиданный голод, от которого умерли миллионы людей. Захватило это и Сибирь и Забайкалье. В Сретенск прибывали вагонами переселенцы. Вид их был ужасным – голодные, исхудалые, оборванные, в лохмотьях – они ходили по дворам, просили подаяния.
   У нас в семье также чувствовался недостаток питания. Хлеб, крупу, муку, сахар отпускали по карточкам. Но нас всегда выручала корова Зорька.

    Помню, как мы с сестрой ходили на угольные отвалы к депо и выбирали палочками комочки угля покрупнее для отопления. Каждый день нам удавалось таким способом собирать по одному-два ведра угля. Мама радовалась и хвалила нас. Также иногда нам удавалось насобирать под цистернами, стоящими на железнодорожных путях около депо, растительного масла. Оно по каплям капало  из кранов цистерны на снег и застывало. Мы его столовыми ложками собирали в посудку и тоже с радостью приносили домой. Мама его растапливала, процеживала, и это была очень хорошая добавка к питанию для жарки картошки  и пр.

     Таким образом, тяжёлые голодные годы (1930 - 1932) мы перенесли сравнительно легко.

В Сретенске мы прожили с конца 1929 года по апрель 1934 г.

Эти четыре года у меня глубоко остались в памяти, как годы очень беззаботного, радостного, счастливого детства.

       У меня появились хорошие дружки – тоже дети железнодорожников, с которыми мы не расставались целыми днями. Летом бегали купаться, ловить удочками и корчажками рыбу – пескарей и кальянов; разводили голубей, а под вечер все вместе – человек 5-6, ходили встречать коров. Я также помогал убирать в стайке у коровы. Иногда мы уходили далеко за окраину посёлка в горы, где лазили по скалам. Нередко ходили на речку Маргулку, которая впадала в реку Шилку в двух-трёх километрах от нашего посёлка. На этой неширокой, но быстрой речушке была построена водяная мельница, и в пруду за мельницей мы ловили под камнями раков. Мне родители никогда не запрещали уходить далеко, всегда во всём доверяли.
Я много наслышан о красоте природы Швейцарии, но, думаю, что природа Забайкалья не уступит ей по красоте !! Маленьким мальчиком я воспринимал всем сердцем и душой красоту реки Шилки, её притоков Маргулки и Атаманки. Пади, сопки, усеянные пионами, подснежниками (ургульками), лилиями (саранками), багульником…
    Но самое величественное, захватывающее дух – это сопки и высокие с крутыми обрывами утёсы и скалы. Один из таких утёсов глубоко выступал в реку Шилку прямо за городом. В ледоход весной он всегда отрезал ход шуги, льдины упирались в него и запирали ледоход. Мы с ребятами  лазили по скалам, иногда забираясь на опасные высоты. Летом играли в прятки, бегали по крышам и тормозным площадкам товарного состава и прятались в его вагонах. …»
 
Одна из самых больших радостей - сопереживание счастью ребенка.
Читая эти строки, невольно радуешься давнему, чистому, всеобъемлющему ощущению счастья, которое переживал когда-то, несмотря на тяготы, маленький человек.
Радуешься, что были у него годы "очень беззаботного, радостного, счастливого детства".

А впереди еще предстояло взросление и предстояла война, четыре года на фронте...

Фото из интернета (быть может, именно ТОТ утес на Шилке)


Рецензии
Интересно читать такие воспоминания, Тамара. Всегда находишь что-то, что корябает или тревожит душу, остаётся в памяти.
С уважением,

Галина Козловская   23.12.2019 19:46     Заявить о нарушении
Большое спасибо за прочтение и отклик.
С уважением,

Тамара Николенко   24.12.2019 18:53   Заявить о нарушении