Русское каменное кружево архитектора Латкова

Александр Афанасьевич Латков. Для православного верующего человека это имя всегда будет связано с великолепным архитектурным убранством храмов, постройки рубежа ХIX – XX веков. Последнее десятилетие XIX века стало временем наивысшей творческой активности Александра Афанасьевича. Особенно плодотворна была его деятельность на посту архитектора Троице-Сергиевой лавры. За короткий срок ансамбль монастыря почти со всех сторон окружается новыми капитальными постройками. Вдоль западной стены вытягивается длинное здание больницы и богадельни с домовой церковью, с юга вырос странноприимный дом, с востока - торговые ряды.
Творения Латкова сразу бросаются в глаза неповторимым русским стилем, изяществом и в то же время величественной красотой.
Много работал Александр Афанасьевич и в отдалённых окрестностях Лавры. В Хотькове, помимо грандиозного собора, по проекту зодчего возвели двухэтажные здания просфорной, келий, монастырской гостиницы. Два небольших странноприимных дома, внешний вид которых явно выдает руку Мастера, сохранились близ Черниговского скита и у южной окраины деревни Рязанцы на Ярославской шоссе.  Из числа московских работ зодчего стоит отметить часовню на Тулинской улице и перестройку здания Троицкого подворья, бывшей резиденции Московского митрополита.
Кульминацией  творческой деятельности Александра Афанасьевича стало проектирование собора Александра Невского. Это гигантское сооружение, сравнимое по своим масштабам с храмом Христа Спасителя, планировалось возвести на Миусской площади в Москве. Сбор средств на строительство начался в 1860 году. К концу XIX века было собрано около 70 тысяч рублей (примерно, одна десятая часть требуемых денег), а остальные средства предоставила казна.
Латков разработал проект грандиозного, круглого в плане, с кольцевой галереей, храма. Проект был одобрен Московской духовной консисторией, а затем утвержден строительным отделением Московского губернского правления. Но неожиданно встретил сопротивление высшей церковной инстанции - Священного Синода (его члены впоследствии в 1917 году первыми предали Помазанника Божия и сразу изменили Богослужебные тексты). Синодальные блюстители архитектурных канонов разглядели, что в стремлении сориентировать храм в полном соответствии с церковными канонами - алтарями точно на восток, Латков поставил здание так, что его главная ось  пролегла под острым углом к границам площади, что по их просвещённому мнению должно было невыгодно сказаться на  складывающемся в те годы её архитектурном ансамбле. В качестве второго изъяна была отмечена разница в уровнях пола самого храма и окружающей галереи.
 Оба недостатка проекта являлись вполне устранимыми. Круглый в плане храм можно было легко развернуть, да и выравнивание полов не представляло никаких конструктивных трудностей. Но, тем не менее, проект был отвергнут.
Работал Александр Афанасьевич и над проектом сооружения Никольских торговых рядов в Москве. Составленный им проект трижды (!) отклонялся Техническо-строительным комитетом, и, в конце концов, проектирование было передано знаменитому мастеру Л. Н. Кекушеву. 
Русский Царь Александр III к тому времени был уже отравлен. Начиналось кроваво – смутное время Николая II, когда вверх попёрла известная по книгам С.А. Нилуса нечисть.
Несмотря на то, что многие годы Александр Афанасьевич был членом Московского архитектурного общества и даже избирался его секретарем, ни одна из его работ не была опубликована в выходивших под эгидой общества изданиях - такие «свободы» дал творец веротерпимости и прочих манифестов в предреволюционной России.
 Латковские жемчужины русского Православия своими золотыми куполами давно слепили чёрный глаз сил зла. После неизбежной русской катастрофы 1917 года и сам архитектор и его творения подверглись жесточайшим гонениям, злобной клевете, разрушению и забвению. Враг по достоинству оценил вклад Александра Афанасьевича в русскую Православную культуру. Теперь осталось оценить это и друзьям, поднимая из небытия и мерзости запустения, как сами творения великого архитектора, так и его славное имя.
Александр Афанасьевич Латков родился в 1859 году в Москве. Его родители – Московский цеховой живописного цеха Латков Афанасий Иванович и жена его, Наталья Ивановна, проживали в доме купца Виноградова. В сохранившейся выписке из метрической книги от 18 июля 1879 года указан дед Александра Афанасьевича, – Московский цеховой живописного цеха Латков Иван Александрович, который был восприемником при крещении.
В 1883 г. Александр Афанасьевич окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества. За учебный проект классической гимназии был удостоен Большой серебряной медали, что давало право на получение звания классного художника архитектуры.
С конца XIX века Латков архитектор Троице-Сергиевской лавры. В 1892 году стал архитектором Санкт-Петербургского общества страхования от огня имуществ, пожизненных доходов и денежных капиталов. В 1901 году Александр Афанасьевич избран секретарем Московского архитектурного общества. С 1914 года стал член-корреспондентом Московского археологического общества.
Работы в Москве: часовня (18889-90 годы, улица Сергия Радонежского, дом 23), колокольня (1911 год, Кронштадтский бульвар, дом 33), жилой корпус и трапезная (1898-1908 годы, не сохранилась) Головинского монастыря; ризница собора Ивановского монастыря (1895 год, улица Забелина, дом 4); придел церкви Покрова в Братцеве (1887 год, улица Соломеи Нерис, дом 4); расширение церкви Покрова в Красном селе (1902 год, Нижняя Красносельская улица, дом 12); пристройка церкви к приюту Лямина на улице Большая Ордынка (не сохранилась); пристройка часовни Знаменского монастыря (не сохранилась); дом притча церкви Троицы в Листах (улица Сретенка, дом 27-29); доходный дом на Трубной улице, дом 22/1 (1890-е годы).
В Сергиевском Посаде им построены многочисленные здания Лавры, в том числе больница, странноприимный дом, торговые помещения и т. д.  Кроме того, в Московской губернии им сооружены: колокольня Черниговского пещерного скита (1912 год); ограда Вифанского монастыря (около 1900 года, не сохранилась); надвратная колокольня в Чашникове (1895 год); колокольня в Кудинове Богородского уезда (1900 год); церковь при Владимирской общине в Филимонках Подольского уезда (1900 год); собор, келейный корпус, просфорная в Хотьковском монастыре (1899-1906 годы); дом при часовне в деревне Рязанцы Дмитровского уезда (1898 год).
В 1918 году Александр Афанасьевич участвовал в реставрационных работах в Московском Кремле.
Работы Латкова сохранились в бывшем Головинском монастыре в Москве и в подмосковном Чашникове. От колокольни Зосимовой пустыни в Арсаках остались только одни нижние ярусы. Ограда Спасо-Вифанского мужского монастыря утрачена почти полностью. Но до сих пор величественно вздымается над стенами Хотьковского монастыря кирпичная громада красивейшего собора в неповторимом «византийском» стиле.


Источники:

Центральный исторический архив г. Москвы, ф. 54, оп. 146, д. 16; оп. 152, д. 40; оп. 162, д. 4; оп. 156, д. 20, т. 2; оп. 162, д. 4.


Рецензии