Из гранатомёта по врагам рода человеческого

Из гранатомёта по врагам рода человеческого


Земля сияющей власти. Мягкое подбрюшье Европы. Отсюда началась Великая война 1914 года, фактически продолжающаяся и сегодня. Сербия всегда была больным местом для России. Когда в стране непуганых идиотов брежневские обыватели смотрели в рот пиндосам и мечтали о «дешевой колбасе», сербы оставались неподкупным православным народом, готовым стоять против сил зла до конца.
Озверевшие от безнаказанности забугорные общечеловеки начали сбрасывать на Сербию бомбы. Московский скульптор, член Союза художников, Александр Сусликов понял, что всё зашло слишком далеко. На войне, как на войне. В 1993 году, сразу после кровавого расстрела потомками банды Хрущёва Верховного Совета России Александр вступил в творческое объединение авангардистов «Русский пожар», возглавляемое художником  Геннадием Животовым. Несколько лет лучшие представители русского искусства пытались обратить внимание народа на безпредельный ужас наступающего капитализма. Кровавая северокавказская вакханалия властьимущих проамериканских бандитов, направленная на уничтожение остатков Советской Армии вызвала к жизни серию выставок  «Россия на войне»,  проведённых под лозунгом «Армия, держись, мы идем на помощь!».
       Но самой громкой акцией «Русского пожара» стал вернисаж, посвященный импичменту кровавому палачу - пРезиденту бенеэльцеру организованный в Госдуме. Экспозиция несомненно ускорила процедуру отрешения «Ельцина» от власти, блестяще проведённую в конце 1999 года.
Двадцать лет назад, именно в тот трагически кровавый 1999 год, 28 марта, Александр Сусликов и его боевой товарищ Миша направились к посольству США. У них были 2 противотанковых гранатомета РПГ-18 и автомат – всё, что смогла противопоставить тогда Россия безпредельщикам империи лжи, тысячами убивающих наших сербских братьев.
Возле здания посольства в тот момент проходили акции протеста. У универмага «Смоленский» Александр и Михаил сели в джип «Опель». Принадлежало авто ГУВД Москвы, за рулем сидел полковник милиции Лебедев. Александр представился Лебедеву сотрудником одного из подразделений МВД и попросили отвезти на операцию. Оба бойца были в камуфляже. Полковник повёз. На пересечении Арбата и Смоленской площади, прямо на проезжей части, Миша вышел из машины, привычно встав на одно колено, изготовился к стрельбе и направил гранатомет на здание американского посольства. Огонь! Но оружие дало осечку. Схватил второй - то же самое. Тут спохватились милиционеры, охранявшие объект, и стали безпорядочно стрелять. Патриоты стреляли из автомата по зданию уже на ходу. Если бы это был какой-нибудь американский боевик, митингующих нам непременно показали бы разбегающихся с визгом во все стороны. Но это была Россия, а у посольства стояли обычные русские люди. Выстрелы по зданию, где сидели диппредставители убийц  были встречены овациями…
На следующий день Михаил и Александр отправили факсимильные сообщения в редакции нескольких газет, где подробно объяснили свой поступок.
«Это была очень хорошо подготовленная группа террористов»,— заявил тогдашний глава МВД Сергей Степашин, отметив, впрочем, что ее действия «больше являлись попыткой демонстрации силы, чем, собственно говоря, терактом».
       На том, что это был не теракт, настаивал впоследствии в суде и Александр, которого арестовали только в мае 2000 года. Мотивом своего поступка он назвал не демонстрацию силы, а нежелание мириться с произволом сил НАТО. Александру Сусликову дали шесть с половиной лет  (в 1993, когда он также был в авангарде протеста, несогласных просто расстреливали).
А тогда, 20 лет назад, над атлантическим океаном разворачивался летевший в США самолет, в котором находился премьер России Евгений Примаков. Говорить с американцами было уже не о чем. Это подтвердилось и на суде в Гааге, где американские холуи  судили Милошевича за геноцид, а Примаков выступал в защиту сербского лидера. Потом в России к власти пришёл Путин, ставший материализацией праведного народного гнева, который выплеснуло на стены американского посольства в марте месяце.
Зато общий язык с американцами нашел некий  Черномырдин. Пока наши военные со всей искренностью готовились к боевым действиям, а со всей России  для этого съезжались добровольцы, Черномырдин уговаривал Белград капитулировать на условиях нападавших, дабы «любой ценой прекратить бомбежки». В результате лишенных всякой поддержки сербов американцы разоружили, а Армию освобождения Косово, понятное дело нет. Она тогда активно поддерживалась мусульманскими странами, а масхадовская Ичкерия регулярно снабжала ее добровольческими батальонами. В результате сепаратизм в Косово только креп, что при поддержке США привело к его отсоединению от Сербии.
 
Через несколько лет российская геополитика еще раз пострадает от Черномырдина. Теперь уже на Украине, куда Виктор Степанович по каким-то соображениям будет назначен послом России. Говорят, у него там бизнес…
 
Вообще, Сусликов и Черномырдин - явления символические. Их действия не только демонстрируют собранность русского народа в критической ситуации и пассивность властных элит, плотно засевших у кормушки. Косово проводит черту, разделяет Россию народную и Россию официальную. И, несмотря на то, что патриотическая идеология стала мейнстримом, Владимиру Путину так и не удалось устранить этот зазор, вернуть доверие народа российской власти. Здесь, как оказалось, одних слов мало.
 
Поэтому, несмотря на то, что ориентация вероятного преемника Путина будет направлена на решение внутрисоциальных проблем России, заработать это доверие, как и Путину в свое время, удастся только жесткими геополитическими действиями. И проблема с Косово здесь практически послана судьбой. Она станет лакмусовой бумажкой, которая нам покажет, из чего состоит претендент на высшую власть в России. И если он не оправдает народного доверия, то гранатомёт Сусликова вновь даст о себе знать. Но в этот раз осечки может и не быть…


Рецензии