Смерть социалистической Албании

Смерть социалистической Албании

Из всех восточноевропейских социалистических стран именно Албания во времена Энвера Ходжи ближе остальных подошла к порогу полностью независимых и самостоятельных держав в Военном, Идейном и Экономическом отношении. Албанский народ проложил себе путь в истории с мечом в руке. В схватках с внешними и внутренними врагами он отстаивал свое существование как народа и нации, боролся за свободу и национальную независимость, за землю и родной язык, за хлеб и социальную справедливость.
Имея во главе народного государства такого незаурядного лидера, как товарищ Энвер, Албанский народ сумел решить бесчисленное множество конкретных задач, от которых зависело его существование. Было остановлено вымирание этого народа, построена современная промышленность и сельское хозяйство, обеспечена безопасность.
И вместе с тем, в НСРА, в отличие от КНДР не решена основная проблема - обеспечение преемственности революционного руководства. Именно она и оказалось фатальной, хотя в целом, албанцы, как народ с честью выдержали все обрушившиеся на них в ХХ веке испытания.
С помощью Советского Союза в годы первых пятилеток было создано ядро албанской промышленности: электростанции, нефтеперерабатывающий и сахарный комбинаты, каменноугольные, медные, железоникелевые и хромовые рудники. К 1956 г. Албания из отсталой аграрной страны превратилась в аграрно-индустриальную, а в 1960 г. валовая продукция промышленности в 25 раз превышала показатели 1938 г. Строительство социализма в Албании велось по советскому образцу. Албанские коммунисты во главе с Энвером Ходжой выступили против решений XX съезда КПСС и разоблачения культа личности Сталина. Еще при жизни И.В.Сталина, находясь в Советском Союзе, Э. Ходжа заметил, что после войны в ВКП(б) проявились некоторые отрицательные явления: «известное ослабление характера и моральное падение многих кадров», тщеславие и превознесение одержанных побед усыпляли бдительность партии, «в армии появилась каста, распространившая свое самовластие и грубое господство и на партию, изменив ее пролетарский характер.» Э. Ходжа видел, что ВКП(б) стала терять революционный дух, заражалась бюрократизмом и рутинерством; замедлялись темпы экономического развития. Причину всего этого албанский лидер видел не в проявлении ошибочной линии И.В.Сталина, а в извращении ее советским государственным аппаратом. Утрата революционного духа привела к тому, что бдительность партии и масс превратилась в бдительность бюрократических аппаратов, подхалимство, болезненное покровительство, антипролетарскую мораль. И таким образом, по мнению Э.Ходжи, «рабочая аристократия создавалась из кадров-бюрократов».
Участвуя в работе XIX съезда КПСС, Э. Ходжа обратил внимание на то, что отчетный доклад сделал Г.Маленков, а И.В. Сталин выступил только на закрытии съезда, отсутствовал на многих его заседаниях. Насторожило его и то, что пост генсека был негласно ликвидирован, а И.В. Сталин стал членом Бюро и секретарем ЦК. Его фамилия значилась под № 103 в списке членов ЦК, то есть указывалась по алфавиту, а не по авторитету.
Описывая события, связанные со смертью И.В. Сталина, Э. Ходжа вспоминал: «Из того, как было сообщено о смерти Сталина и как была организована церемония его похорон, у нас, албанских коммунистов… сложилось впечатление, что его смерти с нетерпением ждали многие из членов Президиума Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза». Спешка в распределении постов и бросающееся в глаза отсутствие единства в советском руководстве оставили у Э. Ходжи неприятный осадок. Он еще больше разочаровался, когда через несколько месяцев, в июне 1953 г., встретился с советским руководством, чтобы запросить кредит экономического и военного характера.
В ходе официального и холодного приема советские деятели впервые предприняли попытку вмешаться во внутренние дела Албании. Вначале Г. Маленковым, Л.П. Берией и А.Г. Микояном были урезаны албанские запросы, а затем Н.А. Булганин, ссылаясь на то, что многие кадры албанской армии являются якобы сыновьями баев и богачей, «посоветовал» произвести чистку. Э.Ходжа не сдержался и в резкой форме настоятельно попросил Н.А. Булганина представить доказательства указанных фактов. Однако, ни у Н.А. Булганина, ни у Л.П. Берии таковых не нашлось, и прием завершился. «Мое заключение об этой встрече было горьким, — вспоминает Э. Ходжа. — Я понял, что в руководстве Советского Союза не было расположения к нашей стране. Явная напыщенность, с которой они обращались с нами во время встречи, отклонение наших незначительных запросов и клеветническая выходка против кадров нашей армии были дурными приметами.»
14 апреля 1956 года в Тиране открылась партконференция. Сторонники либерализации перешли в наступление. Возглавили его директор киностудии Нести Зото, радиоведущий Вахип Деми, военачальники Хулеси Спахиу и Ильяс Ахмети, партийный функционер Ниязи Яхо. Выяснилось, что значительная часть делегатов рвётся к переменам. Особенно представители творческой интеллигенции и офицерского корпуса.
Фикирете Шеху пыталась возражать «реформистам», но они задавали всё новые и новые неудобные вопросы. На помощь даме поспешил председательствующий Бекир Балуку.
15 апреля перед делегатами предстал Энвер Ходжа. Он действовал как тигр: сначала хвалил и благодарил за «смелую постановку вопросов» — а затем, вызвав на откровенность, перешёл к жёсткому прессингу. Агенты Сигурими молча фиксировали перерожденцев. Надо ли добавлять, что Ходжа предусмотрительно приказал привести в боеготовность танковый батальон?
На следующий день зал уже был наводнён госбезопасностью. Самые ушлые «реформаторы» без труда переметнулись на сторону Ходжи. Остальные превратились в «мальчиков для битья». Ко дню закрытия конференции (20 апреля) оппозиция оказалась полностью разгромлена.
В 1952 году в Тиране был открыт Музей Ленина и Сталина, в 1961 году Э.Ходжа потребовал передать Албании гроб с телом Сталина для последующего установления его в мавзолее в Тиране.
Летом 1960-го, новая группа партийных оппозиционеров запланировала переворот. В очередной раз попытались привести к власти проамериканских марионеток. Сигурими раскрыла  этот план. Организатор заговора контр-адмирал Теме Сейко был казнён, остальных повязали. В том числе Лири Белишову, до этого участвовавшую в «Обманувшей весне» и умудрившуюся тогда сохранить позиции. Но теперь ей крамолу уже не могли спустить.
В середине 1970-х прошла целая кампания по искоренению иноземной заразы и либерального уклона. За недосмотр были арестованы секретарь Тиранского комитета АПТ Фадиль Пачрами и руководитель албанского Гостелерадио Тоди Лубонья.
Как писали в официальной «Истории Албанской партии труда»: «Идеологическое давление врагов приняло характер настоящей идеологической агрессии». Под «идеологической агрессией» понимались либерализм, растленный образ жизни, модернистская музыка и литература.
Конец 1970-ых годов для самой маленькой из европейских социалистических стран - Албании выдался очень сложным.
В 1975-м Сигурими постучались к Бекиру Балуку. Который два десятилетия назад помог Ходже расправиться с оппозицией, а к моменту ареста являлся министром обороны. Мавр сделал своё дело… Вместе с ним пошли под замес начальник генштаба Петрит Думе и начальник армейского политуправления Хито Чако. Им предъявили «вредительство в вооружённых силах». Кстати, вместо Балуку министром обороны во второй раз стал Мехмет Шеху, одновременно оставаясь главой правительства. Шеху: «Кто не согласен с нашей руководящей ролью, тот получит плевок в лицо, удар в челюсть, а если надо — то и пулю в голову».
После выхода Албании из Вршавского договора Андропов стал разрабатывать план смещения Энвера Ходжи. Ставку в Москве сделали на нескольких ключевых министров, в прошлом выдвиженцев Ходжи, но уже подозреваемых им в просоветских и проюгославских настроениях. Похоже, информацию о зреющем в Тиране заговоре Ходжа получил не только от «Сигурими», поскольку и его, и разведки превентивные действия оказались своевременными и результативными.
Ходжу, по имеющимся данным, планировалось «отставить» по состоянию здоровья на пленуме ЦК под давлением министров обороны, промышленности и торговли, руководства Генштаба, главы Госплана. Или устранить в результате «несчастного случая». Тогда упомянутые деятели обратятся к Варшавскому договору за «помощью для защиты социализма и стабилизации положения в стране».
Этот план Ходжа упредил, а его участников загодя обезвредил. Первым под раздачу попал министр обороны Бекир Балуку, глава заговорщиков. Его еще в 1975-м сделали и. о. министра и вскоре взяли под стражу. Затем были арестованы глава Генштаба Петрит Думе и начальник политуправления армии Хито Чако. Им предъявили обвинение «во вредительстве в армии и агентурной работе в пользу империализма, и социал-империализма» (последним термином именовался послесталинский СССР). В 1976-м их расстреляли. А в 1975–1977 годах были сняты со своих постов, затем арестованы и расстреляны глава Госплана А. Келлези, министры промышленности и торговли К. Теодоси, К. Нгьели.
План Б («несчастный случай») предполагалось осуществить во время намеченной на февраль-март 1977-го инспекционной поездки Ходжи в северный и восточный регионы. Но ее внезапно перенесли «на неопределенный срок». А спецгруппу из 20 человек (из местных албанцев и эмигрантов), готовившую Ходже автокатастрофу, арестовали в начале марта 1977-го и тут же расстреляли.
Ходжа не стал разглашать детали заговора. Он не мог не помнить ввода войск ВД в Венгрию и Чехословакию, отравления лидеров Чехословакии и Польши – К. Готвальда в 1953-м и Б. Берута в 1956-м. Знал Ходжа о ссылке и кончине в СССР М. Ракоши («Первый заложник «обновления»), венгерского оппонента хрущевской политики. Как и о самоубийстве в Сургуте в 1973-м героя греческого сопротивления фашизму Н. Захариадиса, резко осуждавшего политику послесталинского СССР. Помнил и о провале андроповского «плана 571» по устранению Мао Цзэдуна.
После 1976 года в Албании был принят закон, запрещавший иностранные кредиты и займы. К тому времени в стране действовал социально-экономический механизм, являвшийся точной копией механизма, действовавшего в 1946—1953 годах в СССР. Албания перешла к полному самообеспечению продовольствием, медикаментами, промышленным и энергетическим оборудованием, стала экспортировать многие промышленные товары, сокращая вывоз сырья. Ходжа с этого времени мог позволить себе рассориться с Китаем, ещё более усилив централизацию всех ресурсов Албании. Однако некоторые коллеги Ходжи пытались убедить не идти на «масштабный» разрыв с КНР. Он резонно объявил колеблющихся врагами народа и партии.
В 1978 прекратилась помощь со стороны Китая, а в 1979 празднование 35-летия освобождения страны было испорчено смертью товарища Хусни Капо. О нем сейчас в России мало кто помнит, а ведь когда-то в 1950-ые он возглавлял общество албанско-советской дружбы и несколько лет занимал пост премьер-министра страны.
Новым министром обороны стал Кадри Хазбиу. А начальником Сигурими вместо Хазбиу назначен Фечор Шеху, племянник Мехмета. Смысл перестановок был неясен. Вроде бы Мехмета Шеху ослабили, а с другой стороны — и Хазбиу, и уж тем более Шеху-младший были людьми его породы. На какой-то момент могло показаться, что внешнеполитическая линия Шеху берёт верх. Однако 17 декабря 1981-го Шеху «убил себя». Или его убили. Прямо на заседании Политбюро. Мехмет Шеху был женат, имел двух сыновей. Фикирете Шеху — жена Мехмета Шеху — была директором Высшей партийной школы АПТ. После гибели мужа была арестована, заключена в тюрьму, где скончалась в 1988 году. Фечор Шеху — племянник Мехмета Шеху — в 1979—1982 годах возглавлял МВД и «Сигурими». После гибели дяди арестован и в 1983 расстрелян вместе с Кадри Хазбиу.
Ближайший сподвижник и преемник Шеху на министерских постах Кадри Хазбиу был арестован, осуждён и в 1983 расстрелян как «участник заговора». Вместе с ним репрессиям подверглась группа родственников и сторонников покойного премьера. Через «дело Хазбиу» с Шеху задним числом связали антикоммунистическую Группу Шевдета Мустафы. 25 сентября 1982-го на албанском побережье высадилась группа из четырёх человек. Все они были эмигрантами. Все они ненавидели коммунизм и лично товарища Энвера Ходжу. Это были Шевдет Мустафа (кличка — Билли), Халит Байрами (кличка — Алекс), Сабаудин Хаснедар (кличка — Дино) и Фадиль Кацели (кличка — Фред). До суда дожил лишь Алекс. И не зря. Приговор оказался чрезвычайно мягок. Халита Байрами отправили туда, откуда пришёл, то есть аж в Новую Зеландию. Между прочим, он некогда служил в Сигурими под началом всё того же Шеху. Потом сбежал за границу. Даже если не учитывать попытку покушения на Ходжу, его деяния по совокупности тянули на смертную казнь. А вот поди ж ты. В общем, с этим товарищем мутная история. И в то же время очень ясная: на суде он дал все затребованные показания. В частности, на Кадри Хазбиу.
Министра обороны сместили, арестовали, обвинили в заговоре против вождя и казнили 10 сентября 1983-го. Вместе с ним расстреляли Фечора Шеху.
Много лет Алия люто враждовал с Шеху — оба претендовали в наследники. Начитанный Мехмет обозвал Рамиза по-шекспировски: «Яго».
Кличка прижилась. Секретарь по идеологии был действительно виртуозен в интригах и предательстве, лести сильным и жестокости к падшим. Так, во время репрессивной кампании он не глядя сдал Сигурими своих исполнительных подчинённых и личных приятелей Пачрами и Лубонью. И объявил «разгром либерального уклона» (к которому по должности имел прямое отношение) очередной великой победой ходжаизма. Доверием у Ходжи он пользовался благодаря протекции супруги Энвера.
Рамиз Алия, возглавивший АПТ после смерти Ходжи, в 1985 характеризовался как «участник борьбы со всеми врагами партии, кончая Мехметом Шеху». Напрашивается очевидная параллель. Долгие годы комсомольско-партийной службы провёл в ортодоксальном коммунизме меченный дьяволом ставропольский мерзавец Горбачёв. Именно его Рамиз Тафе Алия явно держал за недосягаемый образец. Под конец даже вполне откровенно.
Всё рухнуло, как и в Сталинском СССР. Решающий этап начался в январе 1990-го. Американские платные агенты сбросили памятник Сталину в Шкодере. Спустя две недели агентура США в среде столичных студентов Тиранского университета организовала безпорядки. В марте текстильщики Берата потребовали повысить зарплату и улучшить условия труда. В прибрежном округе Кавая начались крестьянские волнения с требованиями распустить колхозы. В декабре разгорелось полноценное восстание, охватившее всю страну. На виду были, прежде всего, студенты. Активист Арьян Манахаса возглавил студенческую организацию «Декабрь 90». Оппозиционная интеллигенция организовала «Общество «Фан Ноли» — по имени лидера республиканских демократов (вроде наших перестроечных клубов типа «Апреля» или «Московской трибуны»). 12 декабря группа элитной интеллигенции во главе со штатным врачом Политбюро Сали Беришей учредили Демократическую партию Албании (ДПА). В тот же день ЦК АПТ санкционировал переход к многопартийной системе.
В марте 1991 г. в Албании состоялись всеобщие многопартийные выборы, на которых АПТ завоевала 65% голосов.
Страну переименовали в Республику Албанию. Учредили президентство. Этот пост занял Рамиз Алия, окончательно объявивший себя «албанским Горбачёвым».
Парламент объявил о деполитизации армии, правоохранительных органов и одобрил программу развития рыночных отношений и приватизации государственной собственности. Всё под копирку с американских методичек.
Следующим Президентом Албании был избран лидер демократической партии Сали Беришу. Земля перешла в частные руки. В 1995 г. страна получила иностранных кредитов 350 млн долларов. Результаты не заставили себя ждать.
В годы правления С. Беришу невиданные масштабы приобрела коррупция. Сам Беришу захватил в свои руки все радио- и телевизионные станции, репрессиям подверглись социалисты и коммунисты. Их лидера, бывшего премьер-министра Фато Нано, обвинили в коррупции и осудили на 12 лет тюремного заключения. Других членов социалистической партии по «закону о геноциде» лишили права работать на государственных должностях до 2002 года.
Беришу установил тесные связи с США, пообещав добиться присоединения Косово к Албании. В ответ США обещали построить в Албании современную военно-воздушную базу.
В марте 1997 г. на юге Албании было поднято народное восстание под руководством социалистов. После того как 3 марта Тирана ввела чрезвычайное положение, фаза стихийных протестов против премьера Мекси по всей стране перешла во все более отчетливое региональное противостояние. Практически вся южная часть страны контролируется восставшими, которым не удалось навести хоть какой-нибудь порядок на своей территории. Требования южан об отставке президента Бериши отличались бескомпромиссностью. По словам Арты Даде, советницы премьер-министра Башкима Фино, "всех албанцев объединяет сейчас страх перед тотальным беззаконием, потому что больше не существует государства как такового, нет силы, способной обеспечить порядок. Сейчас все вооружены, так что любой человек может быть атакован, избит или застрелен без особой причины".
Четкой программы действий у восставших не было. Ломать – не строить… Они представляли собой странную смесь из коммунистов, бывших сотрудников полиции, армии и спецслужб, решивших, что с оружием в руках они достигнут большего, чем на службе, многочисленных "оскорбленных" всеми мыслимым властями "честных" мужчин. К этой разношерстной массе "бунтовщиков" примешались откровенные уголовники и мафиози, которым ненавистно государство как таковое и которых больше всего устраивал воцарившийся безпредел.
       По западным оценкам, в руках у населения Албании находятся свыше 100 тысяч автоматов, 80 танков, 30 боевых самолетов и половина военного флота. Когда Бериша обратился с отчаянным призывом к НАТО и ООН ввести в Албанию миротворческие силы, лидеры США и ЕС ответили отказом, потому что в условиях анархии они не могут поставить перед войсками четкой задачи. Из-за бездействия армии северяне переняли практику южан и приступили к штурмам казарм и распределению оружия.  Вскоре восстание приобрело всенародный масштаб. Армия отказалась защищать президента, и Беришу бежал из страны. Фато Нано и его соратники были освобождены из тюрем, и социалисты вернулись к власти.
Однако весной в 1999 г. американцы  вовлекли Албанию в межэтнический конфликт в Косово, откуда сербы начали изгонять этнических албанцев. 440 тыс. человек бежало в Албанию.
Потом премьер-министром страны был избран социалист Илир Мета. Он пытался модернизировать на американский манер экономику страны, реформировать юридическую и налоговую систему, однако столкнулся с сопротивлением своих политических оппонентов и в 2002 г вынужден был уйти в отставку.
В июне 2002 г. на президентских выборах победил бывший генерал Альфред Моисиу, которого поддержали как социалисты, так и демократы. Фато Нано стал премьер-министром страны.
В течение почти 10 лет экономика Албании переживала состояние застоя. 25% населения являются безработными. Таковы результаты разрушительных реформ после гибели социалистической Албании.


Рецензии
Повальная нищета+ моразм=социализм по-албански.

Игорь Домнин   29.03.2020 13:39     Заявить о нарушении
Полная некомпитентность в вопрсе+ внутренняя гниль=игорь домнин

Алексей Николаевич Крылов   31.03.2020 07:17   Заявить о нарушении
Такой нищеты как в Олбании не было ни в одной стране Европы, довели страну сталинисты.

Игорь Домнин   31.03.2020 08:17   Заявить о нарушении
этим обезьянам хоть супертехнологии дай - обратно в каменный век скатяться. на деревья влезут и под себя срать будут.
европейский вариант кавказоидов.

Сергей Набуквум   04.09.2020 02:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.