Верхняя Спираль начало, незаконченное

   Начало недописанного романа "Верхняя Спираль". Начала работу в 2010 после того, как закончила "Когда танцует фламинго...", потом начала работать репетитором и серьезно заниматься в университете, и стало не до писательской деятельности. Собиралась закончить свои начатые проекты после окончания университета в 2014 году, но началась война и снова стало не до этого.               


                Пролог

Высоко в небе, над горным озером находится база Корпуса Света Проявленных Миров. Ни один новейший аппарат на Земле не в состоянии зафиксировать ее существование и местонахождение. База располагается в других слоях реальности, недоступных пока землянам.  Порой, американские спецслужбы принимают ее за плазмоид, но очень быстро показания аппаратуры меняются, и они снова видят нижние слои атмосферы.
На базе работают волонтеры из проявленных миров. Близится смена эпох на Земле – планете, которая неумолимо приближается к духовному подъему и выходу на Верхнюю Спираль. Но золотой век еще не настал, у посланцев  Верхней Спирали еще много работы. Их задача разыскать тех, кто много тысяч лет назад по земному летоисчислению вызвался нырнуть в непроявленный мир, чтобы нести ему знания.  Скорость развития человечества  увеличилась в сотни раз, но  неожиданно закончилось катастрофой. На всех уровнях реальности произошел шторм времени, последствия которого еще очень долго устраняли ученые Верхней Спирали. Единственное, что они не смогли устранить – это сбой памяти у волонтеров. Лишившись во время земной катастрофы своих земных оболочек, они не вернулись домой в проявленные миры, а смешавшись с миллионами душ, нырнули в земной цикл воплощений. Только одного посланца миновала эта судьба. Его энергия оказалась настолько сильна, что и сознание и подсознание его смогли справиться с штормом времени, пережить его и  перенести домой. Он единственный смог вернуться после катастрофы и  не стать добычей земного цикла воплощений. И именно он потребовал от Совета  немедленной организации поиска пропавших.  Требование его было удовлетворено, а он назначен главным ответственным  за всю операцию. С тех пор уже множество раз он появлялся на Земле,  оберегая своего «найденыша», каждый раз приходя в отчаяние, если не успевал спасти, и вскоре снова бросаясь на новый поиск «своего» ребенка, чтобы  вовремя прийти на помощь и уберечь. 
В Корпусе Света знали, что в глубинах подсознания их посланцев до сих пор хранится память об их истинной родине, но все  их попытки вернуть память волонтерам, оканчивались крахом. Однажды нырнув в водоворот цикла жизней, они должны были пройти его до конца. Но, наконец-то долгожданный момент стал близок.  Волонтеры Проявленных Миров, ставшие невольными узниками Земли, проживали последнюю жизнь цикла. Перед Корпусом Света стояла задача плавно подготовить своих  посланцев к выходу из цикла, к  их истинной памяти и возвращению домой.
Работники базы занимались поиском своих потерявшихся  в давние времена посланцев и  их  истинных воспоминаний. За очередным «найденышем»  не прекращалось ментальное наблюдение, которое способствовало  восстановлению души. У «найденыша»  начинала происходить внутренняя чистка, переоценка ценностей и постановка новых задач. Все они, так или иначе, приходили к мысли, что где-то там в далеком космосе у них есть истинный дом, в который они хотят вернуться. Приходили сны-воспоминания из подсознания, открывались истинные способности и таланты. Но появлялись и сложности. Земля находилась в состоянии далеком от совершенства  и пока продолжалась жизнь, приходилось жить в этом мире, и делать все, чтобы не идти на компромисс со злом.
Темная энергия, так долго владевшая Землей, чувствовала свой конец. Мертвой хваткой, из последних сил она цеплялась за планету, стремящуюся выйти из-под ее власти. Эйфория порно, войн, пошлости и навязывания криминального сознания все еще продолжалась. Но среди всего этого мусора, продолжали пробиваться свежие сильные ростки Духовности и Человечности.
Лестер, единственный, кто сумел  вернуться домой после катастрофы,  уже несколько месяцев  не покидал Землю.  Руководитель проекта, он выполнял множество функций, управляя большим коллективом. Кроме заботы о «найденышах»,  у волонтеров Корпуса Света было еще много работы. Земля нуждалась в их помощи, и они делали все, что было в их силах.
Но Лестер успевал уделять время и самому дорогому для него «найденышу». Его возлюбленная, попавшая в ловушку цикла воплощений, уже давно находилась под его невидимой опекой. Он как Ангел Хранитель следил за ней с самого ее детства, оберегая и подсказывая в каком направлении развиваться. Он часто общался с ней в ее снах, которые она забывала сразу же после пробуждения, но эти встречи не проходили даром. Именно поэтому его Лейла, как он всегда называл ее во снах, потому как на далекой, но родной для них Селеонии ее звали именно так, сначала увлеклась кристаллами, а потом с успехом закончила университет и сейчас работала химиком, выращивая ее любимые кристаллы.
Он много лет готовился к встрече с ней в реальной жизни. И вот, он решил, что подходящий момент настал. Она снова, уже в который раз стала взрослой, красивой девушкой,  которой, то и дело, пытался завладеть какой-нибудь поклонник, и промедление уже могло обернуться нежелательным результатом. Лестер знал, что женщины, когда они не знают, что скрыто в их сердце, порой, устают ждать и связывают свою жизнь с первым подвернувшимся мужчиной, больше от отчаянья и одиночества, чем желания разделить свою жизнь именно с этим человеком.
Планируя свою очередную «первую» встречу с Лейлой, Лестер не забывал о работе. Его постоянно вызывал Главный Офис Корпуса Света, обсуждая с ним ход операции, давая новые данные и ставя новые задачи. Его ждали на следующем Совете, до которого у него еще оставалось несколько земных месяцев, если дома не случится ничего неожиданного и не будет созван внеочередной Совет.  Он был завален делами,  но  его ждала Лейла, и он делал все, чтобы прийти к ней. Он знал, что она его ждала, даже, если бодрствуя, она  и не догадывалась об этом. И он спешил к ней.


  1.  Flash-back

Лето подходило к концу. Уже чувствовался в воздухе едва уловимый запах приближающейся осени, закат солнца чуть раньше  окрашивал пурпуром  небо,  и ветер все чаще приносил долгожданную свежесть.
Сидя в старом бабушкином кресле на балконе своей квартиры, Мрия задумчиво смотрела вдаль с высоты четвертого этажа. Над крышей противоположного дома медленно плыли облака, солнце еще не село, но едва уловимая перемена в освещении предвещала близость неотвратимых  сумерек. Внизу, во дворе, как всегда, шумела детвора, но Мрия, казалось, не слышала этих ставших уже таким привычными, звуков. Их заглушала музыка.
Сергей Петрович снова очищает ауру нашего двора, - с улыбкой подумала она, прислушиваясь к мелодии. В их дворе музыка звучала часто. Поначалу, когда старик, распахнув окно и выставив на подоконник магнитолу, только начинал  музыкальные  эксперименты, обитатели квартир с возмущением захлопывали окна и не пропускали случая пожаловаться соседям на неутомимого меломана. Но потом все как-то свыклись, потому, как  подборка музыкальных композиций Сергея Петровича все-таки способствовала успокоению и умиротворению, что рано или поздно признали все его невольные слушатели.
Игра Эннио Морриконе всегда погружала Мрию в задумчивость.   Чего-то хотелось, куда-то что-то  звало… Нечто непонятное и неведомое, но как будто бесконечное и родное… Невольно накатывала сладкая  грусть, которой хотелось поддаться хоть на время, чтобы забыть на миг непрекращающийся бег повседневных забот.
Тихий летний вечер обволакивал уютом и теплом,  хотелось просто сидеть, слушать музыку и наблюдать полет облаков….
Музыкальная  дорожка сменилась новой, и Мрия очнулась от охвативших ее грез. Вздохнув  по поводу недавно отвергнутой дурной привычки курить, она бросила сожалеющий взгляд на сверкающую  на маленьком столике чистотой  пепельницу. Она все еще моет ее периодически, очищая от пыли и ставя на место, на случай курящих гостей.
 Но сегодня гостей не предвидится, - подумала она  и на миг пожалела, что не поехала на выходные к родителям в Высокий. Думала поработать над диссертацией, а вместо этого просидела целые выходные над новой поделкой, подбирая цветные стеклышки. Новый пейзаж, который она нарисовала после поездки на  международную научную конференцию в Египет, вышел немного фантастическим. В нем преобладали сиреневые, светло зеленые  и желтые тона, но ей он казался очень теплым. Благо, сейчас можно купить столько стеклянных цветных капель, сколько захочется.    А в ее детстве  родителям приходилось доставать для нее цветное стекло у физиков, потом папа заворачивал его в старый свитер и осторожно бил молотком. Полученные осколки он  тщательно перебирал и  относил своему другу, который помещал их в печь, чтобы немного оплавить. Маша их получала уже безопасными и с никогда не оставлявшим ее восхищением, создавала свои волшебные картинки на стекле. Наверное, именно это увлечение, неведомым ей самой образом, привело ее к кристаллам. Она уже несколько лет после окончания университета работала в Институте Монокристаллов, считала себя взрослой, без пяти минут кандидатом химических наук, но тяга к творчеству  никогда не оставляла ее. 
Из задумчивости ее вывел Рони. Ее пушистый любимец мягко запрыгнул к ней на колени, предлагая ей себя погладить.
- Слонышко мое соскучилось, - мягко пробормотала она и принялась гладить  мягкую шерстку. «Слонышком» своего кота она называла уже давно, когда два разных слова «слоненок» и «солнышко» вдруг неожиданно слились в одно целое и стали неразлучны. Рони, конечно,  со всеми своими семью килограммами веса,  вполне в соответствии с породой, весьма справедливо  заслуживал названия  «слоненок». Но его  добрый и нежный нрав вызывал неизменную ответную нежность, всегда сопровождаемую ласковыми словами, в конце концов, превратившимися в одно – слонышко.   
- Слонышко, пойдем, сварим кофе, - предложила она Рони, и не без труда устроив его на плече, зашла в комнату.
Включив в кухне электрочайник, она спустила Рони с рук возле его миски с кормом и достала чашку и кофе. Мобильных зазвонил в тот же момент как выключился чайник. Бросив взгляд на экран, чтобы посмотреть, кто звонит, она сначала налила кипяток в чашку и только потом ответила на звонок. Она знала, что Нил будет звонить до тех пор, пока она не ответит.
- Машка, привет! – из трубки раздался счастливый голос Даниила. – Ты у себя, на Чернышевского или  у родителей?
- У себя.
- Гостей принимаешь? Я не один!
- А с кем?
- Ты его, наверное, не помнишь. В Египте на конференции с ним познакомился. Приличный такой представитель Туманного Альбиона. Высокий шатен, хотя, ты вряд ли его помнишь. Мы с ним тогда номерами телефонов обменялись, он тоже с кристаллами работает. Приехал в Харьков, позвонил мне, и я теперь пытаюсь развлекать его. Сегодня ведь выходной.
- А я что клоун? –  спросила она. Даниил - давний друг, еще со времен студенчества и они уже давно не скрывают друг от друга истинных эмоций.
- Нет, не клоун. Ты просто английский всегда любила, в отличие от меня, и стрекотать на нем можешь без запинки. А я от своих «бэ» и «мэ» уже устал. Ему про Харьков интересно узнать, вот я и решил, что ты ему лучше расскажешь.
Нил, как обычно, к каждому с душой нараспашку, - мысленно вздохнув, подумала она. Всех приветит, всех угостит, не задумываясь о том, какие именно мотивы руководят его новым знакомым. Втягивает их в свою душу как пылесос и ведь сколько раз уже разочаровывался. То украдут у него что-нибудь,  то еще какую-нибудь гадость сделают, а он вечный оптимист и радушный хозяин. Счастливый человек…
- Ладно, когда вы будете? – наконец, согласилась  она. Может, этот англичанин действительно интересный человек, почему бы не  составить им компанию? Наверняка, Нил вино привезет, значит, надо сказать, чтобы купил сигарет. С вином затянуться раз – другой она себе  пока позволяла. Маленькое исключение для  ощущения свободы. – Сигарет купи легких, - добавила она в трубку.
- Хорошо, мы скоро будем. Сладенькое  прихватить?
- Решай сам. Кстати, вы голодные?
- А что у тебя есть?
- Борщ и мясо по-французски.
- О, борщ это здорово! Сметана есть?
- Закончилась.
- Значит, куплю сметану. Мясо сама будешь есть, не будем объедать тебя. А борщом его нужно обязательно накормить, он первый раз в Украине.
- Хорошо, я вас жду.
Отключив телефон, она наконец-то размешала в чашке кофе с сахаром и пошла на балкон. Рони медленно пошел за ней.


Рецензии