Как немцы ГДР своего чубайса пристрелили

Как немцы ГДР своего чубайса пристрелили

Детлев Карстен Роведдер (нем. Detlev Karsten Rohwedder, 16 октября 1932, Гота — 1 апреля 1991, Дюссельдорф)  председатель Попечительского совета по управлению собственностью Германской Демократической Республики.
В июле 1990 Совет министров ГДР назначил Роведдера временным главой Попечительского совета по управлению собственностью Германской Демократической Республики, с января 1990 он становится председателем данного учреждения на постоянной основе. Задача ведомства, ставшего крупнейшим собственником в Европе, состояла в управлении, реорганизации и приватизации народных предприятий, возникших в Восточной Германии после Второй Мировой войны в качестве базовых экономических единиц централизованно-управляемой социалистической экономики.
Согласно планам американцев, реализация приватизируемой госсобственности ГДР, состоявшей из 8 тыс. предприятий, должна была принести им 600 млрд марок. Реальная же выручка оказалась значительно ниже.
Политика руководимого этим чубайсом Попечительского совета состояла в том, чтобы активами на востоке завладели прежде всего западногерманские финансово-промышленные гиганты, опережая конкурентов из Европейского экономического сообщества и США.
Вечером 1 апреля 1991 он был убит снайпером через окно второго этажа собственного дома в Дюссельдорфе (пуленепробиваемые стёкла стояли только на первом этаже). Вторым выстрелом была ранена его супруга, третья пуля попала в книжный шкаф.
Выстрелы были произведены с расстояния 63 метра из бельгийской винтовки FN FAL калибра 7,62 ; 51 мм НАТО. На месте стрельбы среди прочего были найдены гильзы и письмо об ответственности RAF за данное убийство, подписанное боевиком этой организации, Ульрихом Весселем. В 1992 последовало ещё одно признание RAF в убийстве Роведдера, однако официально причастность к нему боевиков RAF доказана не была.
«Фракция красной армии» или просто RAF вошла в историю как наиболее успешная леворадикальная террористическая организация. 30 лет она наводила ужас на правящие слои ФРГ. До сих пор мировая общественность вспоминает о дерзких налётах западногерманских городских партизан на банки и государственные объекты, об убийствах бизнесменов и высокопоставленных чиновников. Известно, что Фракция красной армии зародилась в недрах «нового левого» движения студентов 60-х годов.
Фигурой № 1 там была, конечно, Ульрика Майнхоф. Она родилась в 1934 году в Йене, ее родители были музейными работниками: отец – директором, а мать сотрудницей. В семье были профессора, искусствоведы – сплошь интеллектуалы. Родители умерли от рака, когда Ульрика была еще в нежном возрасте, и ее воспитанием занялась тетка – Рената Римек. Рената Римек была тайной коммунисткой, председателем Немецкого союза мира и в то же время теологом, доктором педагогических наук и видным деятелем христианского социализма в Германии. Кроме того, она была наследницей по прямой крупнейшего поэта-романтика Фридриха Гельдерлина, которого называли Степным волком, гения, презиравшего всех, кто доволен жизнью, борца-подвижника, певца страдания. Ульрика его очень любила, и вообще он был очень популярен среди новых левых. Ульрика получила великолепное образование: училась в Марбургском университете, а потом закончила Мюнстерский университет.
Майнхоф за годы учебы в университете вдоволь надышалась воздухом мятежного города. Она изучала гуманитарные науки: педагогику, психологию и факультативно историю искусств. Она состояла в нелегальной в те годы компартии Германии и по заданию компартии принимала активное участие в Движении против атомной опасности – входила в руководство организации “Комитет против ядерной смерти”. Она была одним из лидеров пацифистского движения в Западной Германии, и в этом качестве она была лично знакома с Вилли Брандтом и со всеми видными политиками левого крыла еще будучи студенческой активистской. Но самое интересное то, что Майнхоф еще девушкой мечтала стать монахиней и даже всерьез задумывалась о том, чтобы принять постриг. Она состояла в Братстве святого Михаила, тайной мистической организации, представлявшей собой нечто среднее между теологической группой и религиозным орденом. Мощный порыв в юношестве к религии, коммунизм (в условиях запрета компартии) и антиамериканское, антиимпериалистическое по своей сути Движение против ядерной смерти – вот три компонента, которые соединились в ней, да и во всем левом терроризме. Она была некоторое время замужем за известным журналистом и таким же тайным коммунистом Клаусом Райнером Реллем. И с 1959 по 1969 год они вместе руководили знаменитым левым студенческим журналом “Конкрет”, выходившем в Гамбурге. Она была процветающей журналисткой – по рейтингам популярности регулярно входила в десятку лучших журналистов Западной Германии, она родила от Релля девочек-двойняшек, у них был прекрасный собственный дом. У нее были все оправдания для того, чтобы ее не мучила совесть – имидж защитницы эмигрантов, женщин, приютских детей. И все это она оставила ради крови и борьбы…
Бурлящий мир, где вовсю развивались американская агрессия во Вьетнаме, движение чернокожих за равноправие в США и партизанская борьба Эрнесто Че Гевары, где теоретиками проводилось переосмысление наследия великих марксистов, готовил благодатную почву для политического прозрения европейской и американской молодёжи.
Стоит отметить, что к советскому варианту социализма рафовцы относились резко отрицательно. Они верно полагали, что СССР переродился. Не испытывали террористы никаких иллюзий и по поводу рабочего класса, полагая, что он обуржуазился.
Некоторое время члены RAF проводят в лагере Движения за национальное освобождение Палестины, где проходят боевую подготовку. После чего уже на родине — в ФРГ в 1971-м году ими проводится серия ограблений инкассаторов и похищений документов .
В 1972-м прогремела череда взрывов на военных объектах США в Западной Германии, в результате чего 4 человека погибло, более 30 были ранены. После этих инцидентов немецкая полиция и спецслужбы, уже 2 года безуспешно пытавшиеся поймать лидеров Фракции красной армии, кинули все имеющиеся ресурсы на их поиски. В 72-м же все ключевые фигуры RAF оказываются за решёткой.
Однако даже показательный судебный процесс на фоне жесточайших условий содержания становится трибуной для агитации со стороны городских партизан. В 1977-м году оставшиеся в живых лидеры RAF были приговорены к пожизненному заключению. В 1976–1977 годах Ульрика Майнхоф, Адреас Баадер, Гудрун Энслин, Ирмгард Мёллер и Ян-Карл Распе один за другим погибли в тюрьме «Штамхайм», где они находились в одиночном заключении. Но на их место пришли другие. В дело вступили террористы из «Движения 2 июня». Это были анархисты, во многом не соглашавшиеся с рафовцами. В частности, они не разделяли пессимизма последних по поводу немецкого народа, считая, что его можно поднять. В 1977 году террористы начинают деятельность по второму кругу. Лидером второй волны становится Бригита Монхаупт. Она была причастна к деятельности первого поколения и даже отсидела какое-то время в тюрьме, но ее выпустили.
7 апреля 1977 года в Карлсруэ был убит генеральный прокурор ФРГ Зигфрид Бубак, выступавший обвинителем на процессе против Ульрики Майнхоф. Через несколько дней во франкфуртский офис Немецкого агентства печати пришло письмо, в котором было сказано: «Это за Ульрику Майнхоф».
Костяк второго поколения RAF составляли представители «Социалистического коллектива пациентов» — бывшие клиенты психиатрических клиник, которых видный представитель антипсихиатрии и леворадикал Вольфганг Губер учил боевым приёмам и обращению с оружием, агитируя на борьбу с капиталистической системой.
В тюрьме заключенные первого поколения RAF регулярно объявляли голодовки, во время одной из таких голодовок 1974 года, на 83-м дне голодовки умер Хольгер Майнц. Его посмертная фотография обошла все газеты. До ареста это был красивый, здоровый парень, студент факультета кинематографии, ему не было еще 30-ти. И фотография мертвеца – огромная борода, заострившийся нос, лицо как у скелета, кажется, что это столетний старик. На следующий день после его смерти председатель Верховного суда Западного Берлина Гюнтер фон Дрекман отмечал день рождения. В разгар праздника в дверь раздался звонок. Хозяин открыл – на пороге стояли две юные красавицы. Одна протянула ему букет роз, а другая достала автомат и изрешетила тело судьи. Это девицы из “Движения 2 июня” отомстили за смерть Хольгера Майнца. Это было одно из самых громких дел “2 июня”, другая акция, принесшая славу этой организации, которой, казалось, самой судьбой было предначертано вечно оставаться в тени своих старших товарищей из RAF, это похищение лидера христианских демократов Западного Берлина Петера Лоренца. И в обмен на него они добиваются освобождения нескольких членов своей организации. В это же время происходит захват посольства в Стокгольме. Четверо “социалистических пациентов” захватили западногерманское посольство в Стокгольме. Двое погибли – Ульрих Вессель и Зигфрид Хаузнер. Удачное похищение Лоренца среди бела дня из машины, убийство Дрекмана, захват посольства в Стокгольме, освобождение террористов – все это способствовало подъему новой волны террора.
Интересно, что эти террористы одними из первых применили сетевой принцип организации. То есть у них не было центра, ячейки контактировали друг с другом «на параллельном» уровне. А ведь, в самом деле, зачем террористам центр?
«Первой вооруженной акцией “Революционных ячеек” стала атака на представительство американской корпорации ITT в ФРГ, произошедшая в ноябре 1973 года. Цель акции состояла в том, чтобы выразить протест против той роли, которую эта корпорация сыграла в ходе подготовки и проведения военного путча в Чили в сентябре 1973 года, в результате которого над Чили почти на 20 лет воцарилась темная ночь фашизма.
Спустя два года происходит еще одна весьма примечательная акция – девушки-участницы RZ подкладывают мощное взрывное устройство в здание Федерального Конституционного суда в Карлсруэ на следующий день после того, как эта инстанция признала правомерным закон, ограничивающий право на аборт.
На похоронах убитого президента «Дрезденер-банка» председатель Западногерманского союза промышленников Ганс-Мартин Шлейер сказал: «Следующая жертва террористов, наверняка, находится в этом зале». И как в воду глядел.
5 сентября боевики RAF его похитили и выдвинули требование освободить сидящих в тюрьмах рафовцев. Они требовали выдать каждому по 100 000 марок и отправить в страну, которую те выберут.
Надо сказать, что жертву террористы выбрали очень грамотно. Герр Шлейер в прошлом являлся убежденным нацистом, лидером студенческой организации СС, а после – офицером этой же милой структуры. В годы войны Шлейер являлся начальником хозяйственного управления СС в Чехословакии. Ни для кого не являлось секретом, что подобные нацистские хозяйственные руководители награбили в оккупированных странах ценностей на огромные суммы. То есть этот тип являлся ярким примером интеграции нацистов в бизнес-элиту ФРГ.
Да и внешне Шлейер соответствовал каноническому образу «буржуазной свиньи» – эдакая заплывшая жиром физиономия.
«Он был захвачен небольшой группой в 7–8 человек, при этом убиты трое его охранников, супермены-рэмбо, владевшие всеми мыслимыми приемами боя, которые не смогли совладать со студентами-рафовцами
Идеологи RAF впитали идеи Ленина, Мао, Че Гевары, бразильского деятеля и автора концепции городской партизанской войны Маригеллы. В условиях, когда старые социал-демократические и коммунистические организации оказались поглощёнными и прикормленными капиталистической системой, когда давным-давно скатившаяся в оппортунизм советская бюрократия выстраивала политику «мирного сосуществования» с блоком во главе с США, когда поднявшееся студенческое движение так и не вылилось в устойчивую политическую силу, они решили сделать ставку на поддержку прогрессивных тенденций, большинство из которых наблюдались в странах Третьего мира.
В то время, когда система пытается задушить Кубу, Вьетнам, освободительные движения в Азии и Африке, молодые люди решили ударить по агрессорам в их цитадели — набирающей силы и не освобождённой до конца от бремени нацистского прошлого империалистической Западной Германии, образовав своеобразный «второй фронт».
«Цель городской герильи состоит в том, чтобы наносить разрушительные удары в отдельные места государственного аппарата господства, чтобы частично лишить его власти, чтобы разрушить миф о вездесущности Системы и ее неприкосновенности.»
«Мы не говорим, что организация нелегальных вооруженных групп сопротивления могла бы заменить легальные пролетарские организации и отдельные акции классовой борьбы, и что вооруженная борьба могла бы заменить политическую работу на предприятиях и в городских районах. Мы лишь утверждаем, что первое является предпосылкой для достижений и успехов второго.»
Впоследствии боевики RAF второго поколения совершили еще несколько покушений. Выделяется среди них организованное в 1981 году в Брюсселе покушение на командующего вооруженными силами США в Европе Фредерика Крезена. Террористы снова решили применить серьезное оружие и засадили в его окно из гранатомета. Правда, Крезен выжил. К 1982 году большинство боевиков второго поколения были арестованы.
Но… Все началось по третьему кругу! Хотя на дворе стояли уже совсем иные времена – и левый радикализм давно уже был не в моде. Но тем не менее.
Главными в новой волне стали супруги Барбара и Хорст-Людвиг Майер, Людвиг Гранц, Биргит Хегефельд и Томас Симон. Теперь у рафовцев была новая тактика – каждый год убивать какого-нибудь видного деятеля Германии. Среди их жертв видный чиновник МИДа, председатель концерна «Симменс», директор «Дойче банка»…
Последнее убийство произошло 1 апреля 1991 года, то есть после развала «социалистического лагеря» и объединения Германии. Жертвой стал Детлев-Карстен Роведдер, руководивший приватизацией в Восточной Германии. Акцию провели на высоком техническом уровне.
В Германии бушевала эйфория по поводу объединения, леваки превратились в кучки маргиналов, варившихся в собственном соку. В 1992 году члены RAF заявили об отказе от террористических методов. Однако…
27 марта 1993 года рафовцы взорвали только что построенную, но еще не заселенную тюрьму Кнаст-Нойбау под Дармштадт-Вальтерштадтом. Больше RAF не проявлялась.
Отсюда видно, что восприняв тезисы Маригеллы о «физической ликвидации руководителей вооруженных сил, и полиции, и их помощников» и «экспроприации ресурсов», члены Фракции красной армии отдавали себе отчёт в том, что они — лишь сегмент сопротивления, которое невозможно без традиционной рабочей борьбы.
В условиях отсутствия реальной революционной ситуации, в условиях реакционной зимы и деморализации левого движения, они не стали ждать оттепели, храня малый огонь, но кинули разом все дрова в печь. И дрова сгорели.

Литература:
1.Майнхоф У.М. От протеста — к сопротивлению. Из литературного наследия городской партизанки. М.: Гилея, 2004


Рецензии
Позновательный пример.С уважением

Семяшкин Григорий   24.04.2020 08:50     Заявить о нарушении
Спасибо за прочтение и отзыв.

Алексей Николаевич Крылов   24.04.2020 12:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.