Национальная идея. Матом

Я из того поколения, которому частенько давали ****ы. Вы правильно поняли, не отвешивали сладко поебаться за гаражами, а именно что вкатывали ****юлей. Делали это со всей аккуратностью и расчетливостью. ****ить у нас в стране начинают сразу с рождения. Акушерка новорожденного обязательно шлепнет, мол, для дыхания надо. Ну, да, это же известная система, не ебнешь, не оживет. Не задышит. А так легонечно первых ****юлечков вломил младенчику – привет, новая жизнь, привыкай, теперь тебе с этим жить.

У нас если в семье не били, то в детском садике начинали обязательно. Воспиталка леща отвесит, согоршочники ****юлин пропишут, нянечка ласково мокрой и мозолистой от постоянного мытья посуды затрещину влепит. И все для твоего блага. Приговаривая, что Горького дед по воскресениям розгами порол, и из него великий писатель вырос. Так в тебя вколачивали еще и любовь к русской литературе. Ремень в каждой семье был весомым аргументом в воспитательном процессе.

Если тебе везло, и родители об тебя швабру только один раз сломали, то одноклассники тебя обязательно познакомят с прекрасным новым миром о****юливания. Часто еще и с подачи учителей, мол, вот он подводит весь класс, из-за него вам всем двойки в дневник. Дойдет такой ученик вечером домой без синяков? *** там плавал! А после уж и уличная шпана, и просто драки за место под солнцем. Так что хули теперь удивляться, что я фамилию Путин не могу произнести не обосравшись? Надеюсь, вы далеко сидите, не сразу это почувствуете. Потому как один раз я эту фамилию упомянул, и уже малость подпустил в штанишки. А назову два или три раза? А если еще и покритикую?

Я вот что скажу, народ, нехуй нам искать национальную идею. Она у нас есть, она у нас в крови! И она очень простая – это дать кому-нибудь ****ы. Мы ж все время ищем, кому б вломить. Мы, блять, ни одного десятилетия спокойно не жили, обязательно надо было кому-то ****юлин навтыкать. Сосед? Соли не будет? А нефти? А если найду? Почему в шапке? На, блять, гондон улыбчивый, весело ему, сука. На, блять, еще по роже твоей смазливой. Все? Уже не смешно? Не так весело? Вот и не скалься, хрен ободранный. Хотя нет, лыбься, но, сука, подобострастно, потому как мы тут тебя великой национальной идеей одарили. Жил ты спокойно, а тут мы, хоп, с идейкой национальной, мол, за мир во всем мире надо хорошенько подраться, и н-н-на по щам.

Говорят, конечно, что непоротое поколение выросло, что ему не отвешивали по нескольку раз в день. Ну, я не социолог, за непоротость не скажу, но наблюдаю, что ****юлин они не шибко то и боятся. Вот хрен знает, стоит по этому поводу радоваться или переживать. Ведь великого русского писателя Горького то из них теперь не вырастет.


Рецензии