Я в шоке

 
Где-то в середине девяностых прогремела  в России одна невероятная,  совершенно дикая аф;ра, когда одна  из восточных стран недополучила от России 17 новейших исстребителей, хотя деньги за них заплатила.  Председателя правления банка (к тому времени уже прекратившего своё существование), через который переводились эти огромные деньги и которые бесследно куда-то пропали, я встретил в конце девяностых в Праге и он частично мне эту историю рассказал. Конечно, в девяностых творилось много невероятных событий и дел, но это было нечто уже совсем из ряда вон выходящее. В этом банке (я уже не помню как он назывался) работала группа весьма талантливых аферистов, под началом моего нового знакомого (назовём его Алексеем), которые занимались разработкой и осуществлением операций на грани закона. Так эта контора и называлась : "на грани закона" и ей так надежно удалось "спрятать"  эту совершенно невероятную сумму, что её так никто никогда  и не нашёл!  Мало того, хоть уголовное дело и было заведено, и велось следствие, и мой новый знакомый провел несколько месяцев в КПЗ, никто так и не был наказан. Мой новый знакомый  написал даже  книгу (на иллюстрации) о том, как ему было трудно в этом КПЗ и какие там чудовищные условия, и я эту книгу даже и читал, поскольку она была подарена мне с авторской подписью (иллюстрация). По этой книге было снято несколько серий фильма "Зона" и Алексей был страшно возмущен, что ему не прислали гонорар.. И даже подавал в суд, но проиграл. Хотя я просмотрел эти серии и , да, всё совпадает, даже фразы из диалогов целиком, особенно эта: "Зона, зона! Без резона канитель!"
Помню, мы тогда задумали открыть тут за границей какой-то заводик по выпуску художественного искусственного камня, который применяется в декоративном строительстве (на те деньги, которые были получены за исстребители), но слава Богу , не открыли! Через несколько лет после этих разговоров начался известный экономический кризис, который наш заводик разорил бы раз и навсегда. Однако разговоров на эту тему было тогда очень много, и даже была подготовлена проектная документация, изучена технология изготовления этого камня, произведен один опытный образец и распределены должности.
В то время Алексей был женат на какой-то московской модели и возил ее по Праге  на крутой японской тачке, сорил деньгами и говорил мне: "Ты ж только не будь шокирован, когда увидишь как я живу!" И при этом он говорил это таким серьезным тоном, так внимательно заглядывал мне в глаза, что я терялся в догадках - как же живёт этот человек!? Надо полагать , как царь?  В замке с золотыми унитазами? Ну, чем я мог бы быть шокирован!? Однако в гости к нему я так и не доехал. Я тогда связался с группой художников во главе с Тер-Оганяном, стал рисовать и полностью потерял интерес и к этому заводику и к этому Алексею. Через пару лет я увидел его по чешскому новостному каналу - русская сторона требовала от Чехии выдачи этого "опасного афериста", и международная общественность как-то достаточно вяло за него заступалась. Справедливости ради следует заметить, что никаким "опасным аферистом" Алексей не был. Он был подсадной уткой, ширмой. Дела же делали совершенно другие люди, оставшиеся в тени. Вобщем, эта схема известна.
Потом прошло 10 лет.
Всё это время мы ни разу не виделись (исключая тот случай по телевизору). Я успел закончить курс фигурального рисования в местной академии, курс чешского языка при Карловом Университете и выиграть конкурс на Карлов мост, начав, таким образом, не только интегрироваться в культурную среду этой страны, но и налаживать личную жизнь.И вот однажды.. подходит ко мне на Карловом мосту какой-то гражданин,  невзрачного вида и плохо одетый, в котором я с трудом узнаю Алексея. Ба! Сколько лет, сколько зим! Оказывается, жена его бросила, "кинула" на все деньги и укатила в Москву! А теперь Алексею нечего есть и негде жить! Вообщем, как пришли деньги, так и ушли.  Я пригласил своего старого друга к себе в мастерскую, которая находилась в двух шагах от моста в старом четырёхэтажном доме с плохой репутацией на Мальтийской площади, хорошо известном всем местным наркоманам и проституткам (раньше здесь был дом престарелых) и угостил его обедом. И не переставал удивляться, как сильно он изменился. Бывший фраер с вечно наглыми глазами превратился в жалкую собачонку с выражением  позора на лице. Я был в шоке! И даже сказал ему об этом: "Знаешь, Алексей, а ведь тебе всё-таки удалось меня шокировать тем, как ты живёшь". На что мой гость только криво улыбнулся, доедая дешёвую куриную сосиску. Потом мы вернулись на Карлов мост и, пожав друг другу руки, простились. Грустным было это прощание.
А потом он исчез и последние десять лет  я его не видел.
Ау, Алексей! Где ты? Живой ли?
А ведь должно было быть не так...


Рецензии