Мразь. Часть 1

Содержит сцены 18+

Горячие губы оставили поцелуй на лопатке — каленым железом по коже. Эта внезапная нежность казалась глубоко неуместной. Мы познакомились двадцать минут назад и занимались сексом на крыше клуба. Моё узкое платье было задрано до пояса, а трусики испарились ещё в самом начале. Какой уж тут трепет?

Я схватилась за поручень, чтобы не упасть от ритмичных движений. Он поддерживал меня за бёдра сильными руками, толкаясь в такт моим движениям. Стоя — не самая удобная поза, но он, видимо, был достаточно силен, чтобы устоять и удержать меня. Тут главное — небольшая разница в росте. Учитывая мои пятнадцать сантиметров шпилек, разница была не особо заметной.

Чтобы не выдать в себе самозванку, я пьяно застонала, выгибая спину. Ему это явно понравилось, и он провёл рукой по моей спине, останавливаясь на пояснице. Я прогнулась ещё сильнее, насколько хватало гибкости.

Хотелось бы сказать, что мне это совершенно не нравилось. В конце концов, это было частью моей работы, а работа редко приносит удовольствие. Но его размер был ровно такой, какой надо, да и обращаться с ним он явно умел. Встретила бы я такого мужчину в реальной жизни, да не был бы он торчком и мажором… Ну, это была бы совершенно другая история.

Он приподнял мою ногу так, чтобы войти поглубже, и я застонала совершенно искренне. Что делает, чёрт! Второй рукой он схватил меня за грудь, как будто знал, что это — моё самое чувствительное место.

Потом ладони разом исчезли и тут же вернулись. Одна была на бедре, а другая ласкала меня между ног. Я беспомощно ткнулась головой в свои руки и открыла рот. Только сейчас я заметила, как приятно нас обдувал теплый летний ветер. И темнота была такой густой, такой блаженной, только огни города горели на заднем плане.

Пара движений его умелой рукой, и я кончила, чуть не ударившись головой о перила. Вот уж чего я не ожидала, собираясь на задание, так это получить оргазм.

Он пришёл в восторг от того, как я сжалась на его члене, и кончил сам, падая щекой мне на спину.

20 часов назад

Зеркало отражало моё худое лицо в обрамлении сизого дыма, сигарету между полных губ и уставшие серые глаза. Последнее мы поправим — голубые линзы и Визин. В данный момент я прокрашивала корни волос краской голубого цвета, не переставая курить. Превращение в блондинку проходило в три этапа, и я уже, честно говоря, немного задолбалась нюхать эту химическую вонь.

Зачем я так над собой издевалась? К сожалению, это обычное дело для шпионки, которая часто работает под прикрытием. Приятно познакомиться, кстати, меня зовут Моне. Да, в честь того самого. В нашем отделе по культурным ценностям у всех такие позывные, спасибо, что не как у одной из черепашек-ниндзя.

Вообще стать шпионом достаточно просто. Нужно всего лишь быть абсолютно одиноким, не клинически глупым и относительно здоровым. В свете этих трёх требований я была прекрасной кандидатурой. С мозгами всё было ого-го, здоровье тоже пока не шалило, но главное — никто из миллиардов людей, населяющих планету не обратил бы внимание на моё исчезновение. Так, собственно, и произошло — ни одна сволочь не заметила.

Как же так получилось? Дело в том, что моя мать обреталась в компании какой-то нелепой секты дьяволопоклонников, а отца никто не знал. Ну, то есть, что значит «не знал», каждый до единого члены секты был в курсе, что моя мамаша крутила роман с основателем, которого все почитали как Антихриста. Таким образом, у меня была сумасшедшая мать и отец-Сатана. И то до поры до времени. Череда загадочных смертей — загадочных потому, что никому дела не было до расследования самоубийств сектантов — и тринадцатилетняя дева, то бишь я, оказалась в детском доме. Неприятная история быстро разошлась по всему городу, и в приюте я не прижилась. Как дети, так и персонал относились ко мне как к прокаженной.

Когда мне было двадцать один, и я сидела в своей государством данной квартире, на полу, без мебели, ко мне в дверь постучали. И сделали предложение, от которого невозможно отказаться. Я бы сказала иначе — есть ситуации, в которых глупо отказываться от любого предложения. Где-то между этими факторами я стала агентом Моне.

Моё первое задание заключалось в том, чтобы внедриться в группу лодырей и идиотов, которые планировали серию ограблений лучших музеев мира. Зачем, если они такие уж лодыри и идиоты? — спросите вы. Ходили слухи, что у них был крутой информатор. Вот на него мне и предстояло выйти. Информатор оказался такой же липой, как и вся компашка, но красивый, зараза. Мы с них хорошенько потусили.

Теперь же предстояло примерить другую личину — Софья Денисова, младшая и любимая дочурка замминистра культуры, которая только-только вернулась из Англии, где училась всю свою сознательную жизнь. Пришлось в торопях прокачивать английский да изучать, что там и где находится.

Ах да, я же не сказала, в чём суть задания. Поговаривали, что у Тимура Яновича Загитова, нефтяного олигарха, в подвалах был целый склад незаконно приобретённых предметов искусства. Мне нужно было втереться в доверие к его сыну, поехавшему мажору Максиму, и проверить эту теорию. Сама я почему-то не верила, уже один раз прожила полгода в настоящей обрыгаловке. Но теперь я не жаловалась, мне выдали трёшку в центре Москвы, BMW и такую кучу одежды, что не помещалась в гардеробную. Печально, конечно, что я не сама её выбирала, но дарёному коню, как говорится. А туфли… видели бы вы эти туфли.

Кхм, да, к моим волосам. Максим Загитов трахал только блондинок, желательно голубоглазых. Ещё из обязательных атрибутов были третий размер и задница как орех. Тут спасибо, родительские гены и тренажёрка подсобили.

В первый день мне хотелось надеть самое блестящее платье и самые крупные серьги, но я сдержалась. Этим мажора не удивишь, нужно цеплять чем-то другим. В итоге я втиснулась в чёрное платье, которое на мне буквально трещало, а сиськи из него так и норовили выпрыгнуть. Сойдёт, решила я, глядя последний раз на себя в зеркало.

В клубе, куда я приехала на такси бизнес-класса, было ещё немноголюдно. Меня пропустили по списку, и я уселась пить коктейль в баре под огромным канделябром. За исключением этого вычурного предмета да, пожалуй, огромной статуи единорога в самом центре, остальное убранство выглядело довольно скромно. Никакого золота, только витые железные прутья, никакого бархата и шёлка, всё из какого-то дорогого, но неброского текстиля. Мне здесь понравилось. Коктейль был вкусный, ещё бы за такую цену он был невкусный, и я заказала ещё один. Опьянение мне всё равно не грозило — всех агентов учат технике употребления спиртного. Я могу выпить бутылку водки и даже не поморщиться, но в обычной жизни, естественно, скрываю своё волшебное умение от окружающих.

Максим Загитов пришёл в клуб к трём часам ночи, когда я уже решила, что охота закончилась, так и не начавшись, и нахлебавшись коктейлей так, что бармен смотрел с нескрываемым интересом, а мочевой пузырь постоянно требовал к себе внимания.

Макс был одет во всё чёрное, но вокруг шеи у него был обмотан кислотно-розовый боа. В темноте его лица было не разглядеть, но я за время изучения досье знала его наизусть: чуть детский овал лица, тщательно скрываемый щетиной, мягкие зелёные глаза, скрываемые солнцезащитными очками, хмурые брови и капризный рот, а также тёмные, немного отросшие, и очень густые волосы. Он был худым, но достаточно высоким, чтобы любая девушка чувствовала себя рядом с ним дюймовочкой. В общем, Макс был привлекательным, но его характер, а на себя я его узнаю только чуть позже, сводил на нет всё хорошее впечатление.

Впрочем, уже сейчас было очевидно, что Максим угашен в хлам. Движения его были медленные и слишком плавные, выражение лица откровенно глупым. Омерзительно. Но мне только этого и было нужно. Означало, что соблазнить его не составит труда.

Пока я придумывала план, как лучше действовать в сложившейся ситуации, за моей спиной раздался голос:

— Повторите девушке за мой счёт.

Голос отвратительно сладкий и совсем не пьяный. Я повернулась и обомлела — сзади меня стоял Максим Загитов собственной персоной.

— Мимо, чувак, иди дальше, — сказала я, точно зная, что так всё это не закончится.

Максим облокотился о барную стойку, источая такую уверенность, словно ему и в голову не приходит мысль о чьем-нибудь отказе.

— Мимо — это не про меня.

— Поздравляю, — ответила я, но больше не пыталась его прогнать.

— Позволь мне на сегодня стать Шляпником, который покажет тебе дорогу в страну чудес, — сказал он с широченной улыбкой, не снимая очков.

Вот ведь мажор грёбаный, какой ещё Шляпник? Кролик это был, кролик.

Наркотики меня не интересовали, потому что в секте их жрали как аскорбинки, но моя секретная организация решала и эту проблему. Существовал универсальный нейтрализатор психотропных веществ. Главное — успеть его принять. Тогда всё будет зашибись.

Уже через десять минут мы трахались на крыше, а через сорок ехали с его водителем в его квартиру. Вот такие дела. По дороге он дважды засыпал, бормотал что-то во сне, а потом нервно вскакивал. Не принимайте, дети, наркотики, а то будете такими же дёрганным, а потом умрёте!

Квартира оказалась полной противоположностью того, что я ожидала. То есть она была в шикарном доме недалеко от Арбата, но в остальном…. Это был сквот, скорее, а не квартира. Там жили ещё человек шесть, и все они мало напоминали персонажей, которые могли обретаться рядом с сыном нефтяного магната. Они чем-то напоминали ту компанию, к которой я полгода втиралась в доверие — абсолютные ничтожества. И зачем они были нужны Максиму? Совершенно непонятно.

— Пошли в ванную, — сказал он.

Я не стала снимать свои шпильки и прямо в них процокала в ванную. Сантехника была хорошая, даже очень, но страшно грязная. Было видно, что ей пользуется много человек. Почему Макс не мог нанять домработницу?

Мы не стали запираться почему-то, но я без стеснения разделась. В учебке нас избавляли от комплексов и зажатости по поводу своего тела. Сейчас я хоть голой по Красной Площади пройти могла.

Пока вода наполнялась, мне было холодно, я скрестила руки на животе. Максим тоже разделся, скинув всё кучей на полу и залез ко мне и уселся напротив, пристроился поудобнее, насколько это было возможно. Он улегся между моих расставленных ног, поглаживая пяткой внутреннюю сторону бедра.

Вода постепенно прибывала. Зеркало над раковиной начинало запотевать.

Некоторое время мы смотрели друг другу в глаза. Ну, то есть это он смотрел мне в глаза, я смотрела на его очки, которые он даже тут отказался снять. Пижон хренов.

Вода уже доходила до локтей.

Максим был неплохо сложен, несмотря на худобу. И даже в ужасном свете ванной комнаты его лицо казалось красивым.

Он взял мыло и принялся хорошо намыливать мою правую ногу. Заботливо размазывал пену и массировал уставшую от каблуков ступню. В этом не было ничего эротического, только забота и нежность, схватил меня за руку и поцеловал в открытую ладонь. Я немного офигела от такого обращения. Видимо, приход у чувака был неслабый.

Я прикрыла глаза, отдаваясь этим ощущениям, как вдруг услышала то, от чего дар речи потеряла.

— Выходи за меня замуж.


Рецензии